<<
>>

История связочного глагола (по)служить

Связочный глагол служить—послужить относится к числу связок с наиболее абстрактным значением: его словарное значение описывается как ‘быть, являться чем-либо’[222].

Однако синтагматические возможности глагола служить—послужить несопоставимы ни с возможностями связки являться, ни тем более связки быть: в качестве именной части в конструкциях со связочным глаголом служить—послужить выступают только имена существительные (или субстантиваты), которые выражают функциональное предназначение предмета. «...Глагол служить—послужить указывает не столько на бытие, наличие каких- либо качеств у “предмета”, сколько на использование данного “предмета” в той или иной функции»[223].

Семантика глагола служить—послужить находит отражение в особенностях его сочетаемости: в современном русском языке он чаще всего сочетается с отвлеченными существительными типа средство, предмет, повод, место и пр., которые указывают на функциональное предназначение предмета. Впрочем, в составе именной части могут употребляться и существительные конкретной семантики, например: Грубо стесанные доски, приколоченные к врытым тумбам или попросту к пням, служили скамьями (Е. Воробьев. Слава над головой)[224]. Из существительных конкретной семантики в присвязочной части глагола служить—послужить возможны лишь те, которые называют предметы, созданные человеком, поскольку такие существительные «функционально ориентированы в семантическом отношении»[225].

По сравнению со связкой быть употребление связочного глагола служить— послужить имеет стилистические ограничения: главным образом он

употребляется в научных и публицистических сочинениях [226].

В истории превращения глагола служить—послужить в связку можно выделить два аспекта: первый из них связан с развитием у него абстрактного значения, второй - с приобретением глаголом служить—послужить синтагматики связочных глаголов, то есть с развитием способности сочетаться с именами существительными в Тв.

п. без предлога.

Развитие у этого глагола абстрактного значения предшествовало его превращению в полноценную связку. Уже в текстах XVII в. отмечается употребление глагола служить—послужить в значении ‘быть пригодным’, например: Гранаты дэлали русские люди, и служатъ тэ гранаты къ стрэлбэ

лутче у русскихъ людей, нежели у иноземцовъ (ДАИ VI, 225. 1673 г.)[227]. В этом значении и с такой же сочетаемостью глагол служить—послужить использовался русском языке второй половины XIX в., ср.: Есть положения, в которых литература, журналистика — заменяют школы и лекции и служат к образованию взглядов и стремлений молодого поколения (Доброл. Непостиж. странность, 3)[228]. Сейчас такое употребление можно считать устаревшим.

Таким образом, развитие у глагола служить—послужить абстрактного значения произошло в тот период, когда он еще не приобрел способности сочетаться с предикативными формами имени. Происходило это в предложениях с неличным подлежащим, где глагол служить—послужить не мог реализовывать исходные значения ‘находиться на службе, в услужении (у кого-либо); выполнять работу; прислуживать’ и ‘действовать для чей-либо пользы, во благо кому-либо’. Примечательно, что предлог «к» не встречается в сочетании с глаголом служить в исходных значениях. Развитие абстрактного значения, как можно предположить, происходило на основе второго значения. Можно провести параллель между употреблением глагола служить в русском и в других европейских языках (servir, servire): в европейских языках он также употребляется в значении ‘использоваться в качестве чего-либо’ или ‘быть полезным, пригодным’, однако не является полноценной связкой и присоединяет к себе имя существительное в предложно-падежной форме или инфинитив с предлогом.

XVIII в. В XVIII в. наблюдается расширение употребления глагола служить—послужить в абстрактном значении. Основной причиной этого стало увеличение числа существительных в позиции предиката. Биноминативные предложения, то есть предложения, в которых предикативно связываются два имени существительных, богаты с точки зрения выражаемых семантических отношений.

Если именные предложения с присвязочной частью, выраженной прилагательным, являются почти исключительно формой выражения пропозиции качественной характеризации, то в предложениях с именем существительным в позиции предиката, кроме качественной характеризации, выражаются многие другие логические пропозиции: пропозиция анкетной

характеризации, таксономическая пропозиция, пропозиция отождествления и

368

различные релятивные пропозиции .

В первой половине XVIII в. глагол служить—послужить встречается преимущественно в сочетании с предложно-падежной формой

существительного - абстрактной или конкретной семантики. Наиболее распространенной формой существительного абстрактной семантики была форма «к + Д. п.», например:

И сия седмь воспомянутыя регулы служат ко увеселению учащихся (Уст. дух. кол.); Таяжде емблема, тот же образ служит ко изъявлению и всего воинскаго России состояния, каковое было в начале войны бывшия (Феоф. Прок., Сл. о сост. мире); Напоследок те, которые к сохранению добраго дружества служат, имянуются правила любви, учтивости и пристойности (Тат., Разг. дву прият.); ... что тебе к немалому щастию послужит (Тат.,

368 Шмелева Т. В. Семантический синтаксис. Красноярск, 1988. С. 21-24.

308

Дух.); Что больше может служить ко открытию глаз их, то больше и закрывать принуждает... (Кант., П. о пр. и чел.); К предложению опытов над воздухом больше всех служит воздушный насос, которым воздух из сосудов вытягивают или в оных сжимают (Лом., Волф. физ.).

Во всех случаях в качестве приглагольного распространителя выступает существительное абстрактной семантики, таким образом, предложение имеет полипропозитивный характер, между пропозициями устанавливается каузально- дестинативная связь. Реже абстрактное существительное используется в другой предложно-падежной форме, например «в + В. п.»: Сия правда не требует никаких доказательств так, как первые принципии, которые служат в доказательство прочим правдам, не так ясным (Кант., П. о пр.

и чел.).

Вместо абстрактного существительного позицию при глаголе служить— послужить мог занимать инфинитив и предикативная конструкция. Например: Ноздри служат дышать и нюхать (Кант., П. о пр. и чел.)369; Она [машина] служит к тому, что чрез оную не токмо вес, но и цену товаров познать можно, которое так разуметь надлежит... (Лом., Прод. опис. м.); Она служит не токмо, чтобы тяжелые вещи поднимать, но и сваи и пни из земли выворачивать (там же).

Существительные конкретной семантики выступали при глаголе служить—послужить в форме «вместо + Р. п.» или «за + В. п.». В обоих случаях конструкция выражала значение замещения («в качестве»). Например: При сем посылаю письмо на имя господина профессора Гмелина, которое служить вместо предисловия может... (Тат., П. Шум., 17.12.1730); ...ибо некогда обнадеживание или порадование болящему за лекарство послужит (Тат., Наказ Некл.); Також печатанные в наше время: Истолкование десяти заповедей и блаженств, которыя за Катихисм, а Малой букварь, или Юности честное зерцало, за лутшее нравоучение служить могут... (Тат., Дух.);

Однако здесь показывают, как из камней, особливо к тому высеченных, плоскую [229]

крышку делать, которая верхней избе вместо полу служит (Лом., Прод. опис. м.); И ежели будет в него влито ртути меньше, то представляет он тело, которое пропорционально легче; а ежели больше, то служит он вместо тела, которое тяжелее (Лом., Волф. физ.).

Итак, можно сделать вывод, что первоначально глагол служить— послужить в значении ‘использоваться’, ‘употребляться’, ‘быть полезным’ использовался для выражения двух значений - каузально-дестинативного и заместительного; эти значения формировались, с одной стороны, семантикой предлога, а с другой - абстрактной или конкретной семантикой имени существительного, выступавшего в приглагольной позиции. В первой половине XVIII в. для выражения этих двух значений практически не встречается имя существительное в Тв. п. без предлога, но ближе к середине XVIII в.

отмечаются первые случаи такого употребления; например: ... [я] изъяснил ему атенцию в. и. в. к шведскому вопросу и ваши древние и новые права на области, которые, кажется, служат причиною склонности к войне... (Кант., П. имп. И. Ант., 20.04.1741); ... во всем здесь видна склонность к разрыву, чтоб можно было чем-нибудь извинить отправление эскадры в Балтику, когда придет к тому время, и поведение маркиза Шетардие, по-видимому, служит средством к этому (Кант., П. имп. И. Ант., 24.05.1741); ... не желая служить препоною заключения мира, он [маркиз Шетарди] намерен просить короля об отзыве, надеясь, что другой французский министр будет счастливее (Кант., П. имп. Елиз. Петр., 13.06.1742).

Во второй половине XVIII в. именные конструкции с глаголом служить— послужить получают широкое распространение. В приглагольной позиции продолжают широко употребляться предложно-падежные формы «к + Д. п.» и «вместо + Р. п.» (форма «за + В. п.» уходит из активного употребления к середине века), наряду с ними начинают распространяться и другие предложно­падежные формы существительного. Кроме того, начинается широкое распространение существительных в форме Тв. беспредложного. Например:

И что еще к пущему служит мне отвращению, так то, что я в нежном твоем теле обретаю варварское сердце (Чул., Пересм.); Полученное от 4 августа письмецо служило мне к великому неудовольствию и огорчению (Фонв., П. к родн.1); Будьте опрятны в одежде вашей; тело содержите в чистоте; ибо чистота служит ко здравию, а неопрятность и смрадность тела нередко отверзает неприметную стезю к гнусным порокам (Рад., Пут.); Сие правило хотя довольно легко, однако ж нимало не служит к исправлению нравов (Кр., Почт. Дух.); Молчание их служило мне вместо ответа... (там же); Нельзя взглянуть без какого-то глубокого почтения на ее перистили, портики, фронтоны, пиластры, столпы, которым вместо крова служит терраса с прекрасным балюстрадом (Кар., П. рус. пут.).

Наряду с этими предложно-падежными формами распространяются другие: «в + В.

п.», «на + В. п.», «для + Р. п.». Последняя форма

распространяется особенно широко. Эти формы подчеркивают целевую семантику конструкции, в то время как форма «к + Д. п.» указывает не столько на цель, сколько на функциональную сферу применения предмета, названного подлежащим. Например:

...не думай, что я бессилен и не в состоянии отмщевать тому, кто

весьма нагло со мною поступает, чему в доказательство служит держимая

мною голова... (Чул., Пересм.); ... и злато, в войсках рассыпаемое, служило на

изваяние оков, налагаемых на вселенную неограниченным самовластием (Фонв.,

Сл. похв. Авр.); Французы мои служат мне для посылок и носят жену мою в

2

портшезе, а если грязно, то и меня (Фонв., П. к родн. ); ... ибо почти все служат более для пользы своей, нежели для пользы отечества... (Щерб., О повр. нрав.); Если оно в других животных (пускай слух и был бы в них изящнейший) служит токмо на отдаление опасности, на открытие удовлетворительного в пище, в человеке звук имеет тайное сопряжение с его внутренностию (Рад., О чел).

Распространение Тв. беспредложного имени существительного происходило на месте двух основных предложно-падежных форм: «вместо + Р. п.» (или «за + В. п.») и «к + Д. п.». Особенно легко заменялась форма «вместо + Р. п.», так как ее заместительное значение близко к Тв. беспредложному в инструментальном значении или значении способа действия[230] [231]. Например:

Ветреность и непостоянство женщин служат им вместо забавы, и они в собраниях только для увеселения о том друг другу рассказывают (Кр., Почт. Дух.) - ...где разность материй не требует непрерывного внимания, а паче может служить мне забавою (Фонв., Стародум); Сей монастырь не обнесен оградою, что за излишнее почитается, потому что море вместо ограды служит (Нов., Оп. ист. сл.) - Оградою служат ей старые дубы, которые далеко кругом себя кидают тень свою (Мурав., Обит. предм.).

Тв. беспредложный начинает распространяться и на месте предложно­падежной формы «к + Д. п.». Обращает на себя внимание, что, несмотря на различие между формами «вместо + Р. п.» и «к + Д. п.», между ними есть и глубокая внутренняя связь: они обе указывают на функциональную

характеристику предмета, хотя и различным образом. Эта взаимосвязь проистекает из понимания функции как «явления, зависящего от другого, основного явления и служащего формой его проявления, осуществления» . Опираясь на это определение, можно сказать, что «вместо + Р. п.» указывает на форму проявления явления, а «к + Д. п.» - на другое, зависимое явление.

Замена формы «к + Д.п.» творительным беспредложным происходила несколькими способами. В некоторых случаях происходила прямая замена тем же существительным в Тв. п, например:

Господин Волф рассуждает, что к доказательству равновесия весьма служит юнгникелев опыт, предложенный от него в его книге, называемой Ключ махин (Лом., Волф. физ.) - «Недоросль» мой, между прочим, служит тому доказательством, ибо назад тому лет за тридцать ваша собственная роль могла ли бы быть представлена и напечатана? (Фонв., Стародум). Однако

такая замена возможна только в случае метонимического сдвига, который происходит при переходе абстрактного существительного в разряд конкретных (в случае со словом доказательство развивается значение средства достижения результата ). На этот сдвиг указывает, например, то, что слово доказательство получило возможность употребляться в форме «вместо + Р. п.»: Теперь посмотрим, как Бог любящим его поспешествует во всем во благое: в чем нам паки праведный сей служит вместо доказательства неоспоримаго (Плат., Сл. во вр. высоч. присут.).

Аналогичные замены были возможны и в некоторых других случаях, например: ... сей купец дерзнул основать Марсейль, которая столь много веков служит к нашему обогащению (Фонв., Торг. дв.) - ... и тогда бы, может быть, драматические творения его служили обогащением российского театра (Кр., Прим. на комед.); Фисика изобретет ли новые таинства в природе, служащие к моему украшению? (Нов., Жив.) - ... сие драгоценное сокровище, которое ныне толиким служит украшением женам, то есть воспитание их и дарование, подобно как металл в земле, погребено было у первоначальных народов в нищете и непомышлении (Десн., Юрид. рассужд. о супруж.); Земледелец, проливая пот, пашет землю и избытками нивы своей не только наполняет закромы свои в зиму, но меняет их на золото, которое доставляет ему средства, служащие к награждению за труды его (Нов., Посл. рос.) - Нет, любезные слушатели, красноречие всегда умножало рвение умов, и если иногда не было поощрением, то служило награждением отличных дарований... (Кр., Похв. р.).

Появление новой формы не означало, что старая форма переставала употребляться: длительное время они могли сосуществовать. Например: К украшению города служат также большие площади: Вильгельмова, Жандармская, Денгофская и проч. (Кар., П. рус. пут.).

В других случаях прямая замена формы «к + Д. п.» творительным беспредложным была невозможна либо потому, что абстрактное [232]

существительное было не способно к развитию конкретного значения, либо потому, что конкретное существительное имело значение, которое не могло выступать в позиции Тв. беспредложного. Язык искал другие способы замены предложно-падежных сочетаний. Одним из таких способов была замена абстрактного существительного конкретным существительным с тем же корнем, например:

... тогда по первом листвия и кож употреблении домыслился он [человек] из волны и из других мягких материй приготовлять себе одежды, которые хотя к защищению тела его довольно служили, однако скучливое одним видом человеческое сердце и непостоянная охота требовали перемены, гнушались простою белизною и, пестреющим полям завидуя, подобного великолепия и в прикрытии тела искали (Лом., Сл. о п. хим.) - Казацкий караул служит защитой возчикам от кочующих по степи калмык и охранением, построенным умиотам (Лепех., Дн. зап.).

Однако и этот способ был возможен далеко не всегда, поэтому язык вырабатывает набор слов-классификаторов функциональной семантики типа способ, (по)средство, пример, орудие, руководство и т. д., которые вводятся в сочетания глагола служить—послужить с существительным в форме «к + Д. п.». Например:

Примером к сему служить может расположение их нравоучительной философии (Коз., Фил. предл.); Все сего требует: любовь его к отечеству, его добродетели, долженствующие служить примером и побуждением к подражанию, и благодарность Воспитательного Дома, им одолженного... (Шах., Восп.); Она [история] послужит изрядным способом к

образованию их сердец и к соделанию их добронравными человеками (Нов., О восп. и наст. д.); ... но не рождают они [деньги] еще никаких новых потребностей, а служат только способом к удовлетворению уже обретающихся (Нов., О торг.); В сем только оказывается подлинное употребление денег: они могут служить средством к исполнению предприятий рачительности. (там же).

Набор таких функциональных классификаторов во второй половине

XVIII в. был очень невелик и активно пополнялся в XIX в. К их числу можно отнести также слово место в предложениях, где дается функциональная характеристика локативного объекта, ср.: Домы наши служат нам удобным местом к исправлению всяких наших житейских нужд (Плат., Сл. при освящ. хр.). Во всех приведенных примерах классификаторы функциональной семантики распространяются существительным в форме «к + Д. п., которое ближе к концу века начинает заменяться существительным в форме Р. п. без предлога. Например:

Примером того может служить так называемая разбивная мельница (flatting mill)... (Нов., О торг.); Бугорок служил нам местом успокоения (Мурав., Обит. предм.); Народ не знал, к кому обратиться, и в мертвой бесчувственности служил орудием беспрестанных злодеяний (Кар., П. рус. пут.).

XIXв. В первой половине XIX в. тенденция к замене сочетания «к + Д. п.» творительным беспредложным усиливается. Частотность предложно-падежной формы «к + Д. п.» резко снижается, хотя употребление ее в первой половине века не прекращается полностью; например: Яд в руках мудрого служит к исцелению недуга, и величайший плут или глупец также может быть иногда полезен умному в его делах (Булг., Выж.); Итак, помни, что ты обязан жертвовать собою на пользу своего отечества и тех начал, которые могут служить к упрочению его благосостояния (Солл., Старушка). Употребление формы «к + Д. п.» становится заметно реже по мере приближения к середине

XIX в.

Не полностью уходит из употребления и форма «вместо + Р. п.»: ... вместо простыни служила большая выделанная кожа, а вместо одеяла

лоскут парусины (Нарежн., Росс. Жилблаз); Запорожцы также воссели на своих ложах, кои покрыты были войлоком, а вместо подушек служили мешки с соломою (Нарежн., Два Ив.); Вокруг старинного дома обходит деревянная резной работы голодарейка, служащая вместо балкона... (Лерм., Вадим); И во все углы мечется она сама, хлопая истоптанными башмачками, которые

служат вместо туфель (Вельт., Салом.). Однако и эта предложно-падежная форма заметно сокращает свое присутствие в текстах первой половины

XIX в.

Основной тенденцией первой половины XIX в. стало увеличение числа слов-классификаторов функциональной семантики и расширение их употребления в сочетании с глаголом служить—послужить. Некоторые из этих слов, известные еще в языке второй половины XVIII в., широко распространяются в языке этого периода. Особенно широко распространяется употребление слов пример и доказательство. Например:

Я допрашивал твоих людей, пан Просечинский: они так запуганы тобою, что не смели сделать никаких показаний, и это самое уже служит доказательством жестоких твоих с ними поступков (Сом., Гайдамак); Одежда на нем была немецкая, но одни неестественной величины буфы на плечах служили явным доказательством тому, что кроил ее не только русский - российский портной (Тург., Однодв. Овс.); Можно сказать решительно, что в это время, то есть до двенадцати часов, Невский проспект не составляет ни для кого цели, он служит только средством: он постепенно наполняется лицами, имеющими свои занятия, свои заботы, свои досады, но вовсе не думающими о нем (Гог., Нев. просп.); А без благонравия в наш промышленный век, сударыня вы моя, не возьмешь, чему сами теперь служите пагубным примером... (Дост., Двойник); Я тебе завидую... во-первых, ты молод; во-вторых, ты имел счастье родиться в стране, которая уж служит и еще более будет служить спасительным примером заблуждающимся народам (Солл., Старушка); Зимою я жил в огромной кухне, которая служила местом собрания всей многолюдной дворне, и спал на большом очаге, в теплой золе (Булг., Выж.). [233]

К этим словам присоединяется множество других слов, выражавших функциональную характеристику предмета; в первой половине XIX в. в позиции при глаголе служить—послужить встречается более 100 новых слов: артерия, введение, воспоминание, вход, выражение, выход, граница, довод, документ, дополнение, завязка, загадка, залог, замена, замечание, извещение, извинение, изображение, изъявление, изъяснение, иллюстрация, инструкция, инструмент, истолкователь, источник, интродукция, испытание, канва, комментарий и мн. др. Некоторые из слов (например, модель, наказание, оборона, одобрение, оправдание, отрада, помеха, предлог, продолжение, символ, утешение, эмблема) появились в конце XVIII в., но распространение получили только в языке XIX в. Например:

Между тем переезд Бешметевых в деревню послужил значительным предметом для толков (Писем., Тюфяк); Примирить с своим образом действий такого человека, как Серебряный, было для него немалым торжеством и служило ему мерилом его обаятельной силы (А. К. Толст., Кн. Сереб.).

Таким образом, происходит постепенное усложнение способов выражения функциональной характеристики предметов, эта характеристика становится более точной и дробной. Эта точность достигается, среди прочего, тем, что формируется круг синонимических средств для выражения функциональной характеристики, например: признак - свойство,

доказательство - довод, залог - источник - основа, ядро - основа, модель - образец - образчик, содержание - тема, поощрение - награда, порука - ручательство - подтверждение, помеха - преграда - препятствие, иллюстрация — изображение — пояснение, извинение — оправдание и т.д.; а также круг средств, выражающих разные аспекты одной ситуации: начало — продолжение — финал, вход — выход, введение (интродукция) - дополнение — замечание — комментарий и т. д.

Расширение круга слов функциональной семантики происходит и за счет метафорического переосмысления целого ряда лексем: бальзам (в знач. ‘средство облегчения, утешения’), барометр (в знач. ‘человек или явление как

показатель изменений в общественной жизни’), ключ (в знач. ‘средство для понимания’), пища (в знач. ‘то, что обеспечивает возникновение, развитие духовной деятельности, умственных способностей’), термометр (в знач. ‘то, что измеряет, показывает изменения в общественной жизни, науке, искусстве, в отношениях между людьми’), фундамент (в знач. ‘главное, существенное, что лежит в основе чего-либо, на чем строится что-либо’), эхо (в знач. ‘повторение, воспроизведение’) и др. Например: Сия мысль служит бальзамом для моего страждущего сердца (Гонч., Обыкн. ист.); Я теперь впервые узнал эти подробности, и они мне служили ключом к разным словам и поступкам графини (Од., Косм.); Картуз этот был известен целой труппе и служил ей даже термометром для узнания начальнических чувств (Солл., Темен. ярм.).

Если подытоживать итоги развития именных конструкций со связочным глаголом служить—послужить в первой половине XIX в., то они сводились, во- первых, к значительному расширению круга существительных функциональной семантики в приглагольной позиции (в том числе и за счет переосмысления некоторых конкретных существительных в метафорическом ключе); а во-вторых, к постепенному уменьшению доли конструкций, в которых глагол служить—послужить сочетался с предложно-падежными формами.

Относительно последнего процесса следует заметить, что замена формы «к + Д. п.» производилась не только творительным беспредложным, но и другими предложно-падежными формами дестинативной семантики (особенно формой «для + Р. п.»). Например:

Таковая мудрая предосторожность не послужила им на сию пору в пользу (Нарежн., Гаркуша); Ореховые и липовые рощицы доставляли приятное убежище в жаркие дни, а большая аллея вокруг сада, осененная высокими деревьями, служила для прогулки (Булг., Выж.); Везде большие светлые окошки, широкие лежанки, маленькие двери, которые, казалось, были не на месте, но между тем служили для более удобного сообщения между жителями дома (Од., Косм.); В самом деле, она имела какое-то странное [234]

устройство: воротник ее уменьшался с каждым годом все более и более, ибо служил на подтачиванье других частей ее (Гог., Шин.); Галеры эти служат для дальних переездов женщин, детей и простого народа (Ботк., П. об Исп.); На другой половине Охотного ряда, собственно на Охотной площади, тоже два царства - птичье и звериное, с тою лишь разницею, что представители их служат человеку на пользу, а не на одно удовольствие, - куры, гуси, индейки, утки, свиньи, бараны, телята, - можете представить, и не слыхав, что за приятная музыка (Кок., Сбор. воскр.).

Последующее развитие именных конструкций с глаголом служить— послужить шло по пути дальнейшего сокращения употребления формы «к + Д. п.», которая к концу XIX в. практически выходит из употребления; например: Отец и дочь не могли наговориться: полоса времени в три года, которая разделяла их, послужила еще к большему сближению (Мам.-Сиб., Привал. мил.). Постепенно уходит из употребления и форма «вместо + Р. п.». В текстах конца XIX в. случаи ее употребления становятся единичными, например: Васька поднял со сложенного вчетверо сюртука, служившего ему вместо подушки, свою лохматую черноволосую голову и спросил хрипло... (Купр., Друзья).

В противоположность этому во второй половине XIX в. регулярно встречается форма «для + Р. п.»; ее употребление по сравнению с первой половиной века не претерпело заметных изменений: В них была вся сила, а горные инженеры и разное начальство служили только для декорации (Мам.- Сиб., Золото); Вся семья жалась в нижнем этаже, в маленьких, низких комнатах, а парадный верх служил только для приемов (Мам.-Сиб., Хлеб); .и даже идеи и модное умственное унижение служили ей для наслаждения, разнообразя ей жизнь, и я был лишь извозчиком, который довез ее от одного увлечения к другому (Чех., Моя жизнь). Форма «для + Р. п.» продолжает употребляться в русском языке вплоть до настоящего времени. Например: Тайник в музее служит для переписки между ней и человеком в зеленом костюме (Рыб., Брон. пт.).

Формы «в + В. п.» и «на + В. п.» встречаются очень ограниченно и склонны к фразеологизации, употребляясь с одним и тем же ограниченным кругом слов: «в помощь», «во вред», «в пользу», «на пользу». Например: Оказалось, однако, что и это послужило ему на пользу (Салт.-Щ., Помпад.); ...но это и послужило ей в пользу, или, быть может, во вред, как мы увидим потом, при развитии нашего повествования (Леск., Черт. кукл.); Она говорит: «Руки даны не для того, чтоб их целовать, а для того, чтоб они служили людям на пользу» (Леск., Зим. д.); Дальше случилось так, что мое слабое заступничество послужило только во вред новичкам... (Мам.-Сиб., Отрез. лом.).

Ведущей формой выражения приглагольного компонента в конструкции с глаголом служить—послужить к концу XIX в. становится Тв. беспредложный. Число слов функциональной семантики в сочетании с этим связочным глаголом увеличивается еще больше, пополняясь на протяжении второй половины века такими словами, как: аргумент, возражение, воплощение, вступление,

гарантия, двигатель, девиз, единица, исповедь, карикатура, критерий, маска, мера, мотив, намек, обеспечение, объект, отражение и целым рядом других. Например:

Впрочем, дети еще туда-сюда: для них устные рассказы старожилов подспорьем послужат; но внуки - те положительно ничему в этой истории не поверят (Салт.-Щ., П. к тет.); Шифр служил гарантией на тот случай, если полиция обнаружит особую подозрительность и, не довольствуясь чтением письма, употребит химические средства для исследования скрытого содержания (Степ.-Кравч., Анд. Кож.); Целесообразное сложение и движение живых существ и вообще телеологическая связь явлений служила для самого Сократа любимым аргументом в пользу разума как мирового начала (Солов., Оправд. д.).

Пополнение слов функциональной семантики в конструкции с глаголом служить-послужить продолжалось также за счет употребления существительных конкретной семантики в переносном значении, например: очаг (в знач. ‘средоточие, источник распространения чего-либо’), ширма (в знач. ‘то, что (или тот, кто) служит прикрытием истинных целей, намерений, деятельности и т. п.’) и др. Но в целом набор слов в сочетании с глаголом служить—послужить по сравнению с первой половиной XIX в. мало изменился. Кроме пополнения состава слов функциональной семантики можно отметить и обратный процесс: некоторые слова постепенно уходят из употребления (изъявление, истолкователь, ободрение, оборона, отягощение и нек. др.), главным образом в связи с их уходом из активного лексического состава языка.

Последнее, что отметим в связи с развитием конструкций с глаголом служить—послужить, - это появление в конце XIX - начале XX в. среди способов выражения приглагольного компонента формы «в качестве + Р. п.» (а также формы «как + Им. п.). Например: Хитрый немец должен был служить в качестве какого-то изолирующего элемента (Мам.-Сиб., Хлеб); Всякий полагает свое благополучие или в том, что непосредственно причиняет ему удовольствие, или в том, что к этому ведет, т. е. служит как средство для доставления приятных состояний (Солов., Оправд. д.). Форма «в качестве + Р. п.» продолжает употребляться и в современном русском языке: Познавательная модель служит в качестве способа упорядочения и истолкования конкретного материала, причем способ этот оказывается общим для ученых самых разных специальностей и убеждений (Капиц. и др., Синерг. и прогн.).

Выводы

Развитие абстрактного значения у глагола служить—послужить и его превращение в связку, способную сочетаться с Тв. предикативным, являлось результатом взаимодействия нескольких факторов.

Развитие абстрактного значения глагола служить—послужить

происходило в силу возникшей необходимости выразить функциональную характеристику предмета. Эта необходимость не в последнюю очередь была вызвана началом развития научного познания мира, главной целью которого является выявление закономерностей, вскрытие причинно-следственных связей между явлениями жизни.

Глагол служить—послужить смог стать базой для развития этого значения не только потому, что одно из его основных значений (‘действовать для чей-либо пользы, во благо кому-либо’) легко трансформируется в значение функциональной характеристики при употреблении в предложениях с неличным подлежащим, но и потому, что этот глагол относился к числу частотной лексики, выражая феодальную идею служения, лежавшую в основе как русского, так и европейского общества в XVII-XVIII вв. Подтверждением этому является тот факт, что абстрактное (функциональное) значение этот глагол развил не только в русском, но и в ряде европейских языков.

Развитие у глагола служить—послужить абстрактного значения сближало его со связочными глаголами, однако не было основанием для обязательного превращения его в полноценную связку с присущей ей сочетаемостью. И в русском, и во многих других языках есть множество глаголов, которые

употребляются в функции связок, но не имеют их сочетаемости, например:

375

составлять, представлять собой, отличаться, пользоваться и мн. др. Особенностью глагола служить—послужить в русском языке является то, что он приобрел способность сочетаться с Тв. предикативным, то есть развил сочетаемость типичных связочных глаголов. В отличие от русского языка в европейских языках глаголы servir, servire хотя и употребляются в значении ‘использоваться в качестве чего-либо’ или ‘быть полезным, пригодным’, однако способны присоединять к себе только имя существительное в предложно­падежной форме или инфинитив с предлогом.

Распространение в русском языке Тв. предикативного имени существительного было важным фактором, приведшим к замене предложно­падежных форм существительного в конструкциях с глаголом служить— послужить, но не единственным: даже в современном русском языке этот глагол продолжает употребляться с формами «для + Р. п.» и «в качестве + Р. п.». Выходу из употребления предложно-падежных форм «к + Д. п.», «вместо + Р. п.» способствовали, кроме того, изменения в их семантике и дистрибуции, [235]

вследствие чего эти формы больше не могли употребляться в конструкции с глаголом служить—послужить. Наиболее очевидно этот фактор

прослеживается на примере формы «к + Д. п.»: хотя в современном русском языке она продолжает употребляться с дестинативным значением[236] [237], но это значение, как правило, осложнено значением временного предела действия или состояния (ср. готовить к юбилею). Этот оттенок оказывался неуместным в конструкциях с глаголом служить—послужить, выражающим обычно постоянную функциональную характеристику предмета. Она заменялась не только Тв. предикативными, но и другими предложно-падежными формами («для + Р. п.», «в + В. п.», «на + В. п.»).

<< | >>
Источник: РУДНЕВ Дмитрий Владимирович. Связочные глаголы в русском языке XVII-XIX веков. Диссертация, СПбГУ.. 2014

Еще по теме История связочного глагола (по)служить:

  1. Основные этапы развития речи и языка
  2. Изучение связки в «логике отношений»
  3. 1. История связки сделаться
  4. История связочного глагола явиться
  5. История связочного глагола (по)служить
  6. История связочного глагола являться
  7. ИМЯ СУЩЕСТВИТЕЛЬНОЕ
  8. ЗАКЛЮЧЕНИЕ