<<
>>

История связочного глагола значить

Глагол значить впервые был отмечен в качестве связки

А. М. Пешковским. Рассматривая конструкции, в которых оба предикативных члена выражены инфинитивом, он столкнулся с проблемой квалификации подобных сочетаний.

Следует ли их квалифицировать как «двучленное сложное целое» или как «обыкновенное простое двучленное предложение»? Призывая к гибкости при решении этого вопроса, лингвист показал неоднородность таких конструкций. Во-первых, это «те случаи, когда при отсутствии связки имеются два инфинитива, так что один как будто стоит на месте подлежащего, а другой на месте предикативного члена» (Жизнь прожить — не поле перейти); во- вторых, это предложения со связкой было (Назвать его в глаза обманщиком — было подвергнуть себя погибели; А приехать к вам во второй раз было бы наверное погубить вас) и, наконец, это сочетание двух инфинитивов «со словом значит между ними».

Пешковский готов видеть в подобных конструкциях сочетание инфинитивных предложений, но наличие примеров со связкой было или со словом значит не позволяет ему быть категоричным. Конечно, случаи

употребления связки было редки, но этого нельзя сказать о примерах со словом значит: «эти сочетания уже довольно часты, и редкость таких случаев, как два вышеприведенных, тем и объясняется, что вместо было, будет, было бы обычно говорится здесь значило, значит, значило бы. Спрашивается: как же быть с этими словосочетаниями? Нам думается, что и здесь нам надо стремиться к той же сложности и гибкости наших схем, какими отличается сам язык, а не к их упрощению. Наличие связки (а равно и слова значит, которое мы в этом случае приравниваем к связке) возвращает нас опять в лоно связочных предложений, и эти случаи мы склонны были бы толковать как предложения с инфинитивным подлежащим и инфинитивным же предикативным членом, отказываясь, однако,

от решения вопроса, какой именно из инфинитивов является тем или

404

другим» .

Таким образом, Пешковский, относя конструкции с двумя инфинитивами к именным предложениям, квалифицирует глагол значить как связку. Сомнения относительно квалификации предложений с инфинитивным подлежащим вполне понятны: до сих пор в отечественной лингвистике нет единой точки зрения относительно грамматического статуса инфинитива и, как следствие этого, относительно набора его синтаксических функций в предложении. Традиция признавать за инфинитивом способность употребляться в тех же функциях, что существительное, восходит к Ф. И. Буслаеву, который полагал, что «неопределительное наклонение, будучи по этимологическому своему образованию существительным, и употребляется в предложении как существительное»[251] [252]. Аргументация Буслаева основана главным образом на этимологическом происхождении инфинитива и вызвала резкую критику со стороны А. А. Потебни, по словам которого, инфинитив - по происхождению отглагольное существительное в форме дательного падежа - «только был некогда именем, но не остался им»: со временем он оглаголился в русском языке и к началу письменности представлял собой «род глагола в синтаксическом отношении», в силу чего «всегда относился к категории

сказуемого в широком смысле», то есть не мог быть ни настоящим

406

подлежащим, ни настоящим дополнением .

Точка зрения Потебни оказала влияние на последующие лингвистические исследования: подавляющее большинство лингвистов в ХХ в. говорит о том, что инфинитив нельзя приравнивать к существительному, поскольку даже в позиции подлежащего и дополнения он не субстантивируется и продолжает сохранять свой глагольный характер[253] [254] [255] [256] [257]. По словам К. А. Тимофеева, «инфинитив, находясь на месте подлежащего... не получает предметного значения, ибо, как и в других случаях своего употребления, обозначает действие как процесс; не приобретает инфинитив и постоянного родового значения, не может пониматься и в качестве формы именительного падежа.

Таким образом, инфинитив, использованный в роли подлежащего, не обладает ни одним из признаков субстантивированного слова, что свидетельствует о его

глагольности.» . Инфинитив имеет «смешанный глагольно-именной

409

характер» ; в русском и в славянских языках черты глагольности выражены у инфинитива более ярко, чем в некоторых других индоевропейских языках. Так, в германских и романских языках инфинитив проявляет больше черт

номинативности и шире представлен в синтаксических позициях

410

существительного .

Спорность квалификации предложений с инфинитивом, занимающим позицию подлежащего и именной части сказуемого, непосредственным образом влияла на лексикографическое описание глагола значить в составе биинфинитивного предложения: связочное значение глагола значить не сразу было отмечено в словарях. В словаре под редакцией Д. Н. Ушакова выделяется два значения у слова значить: ‘иметь какой-н. смысл, означать, выражать (о словах, жестах, знаках)’ (Что это значит? Слово «изумление» в старину значило сумасшествие. Она говорит, что теленка во сне видеть — значит к прыщам. Тургенев) и ‘иметь важность, цену, вес, значительность’ (при сочетании со словом, означающим количество; Я мало значу в моем учреждении. Успеть вовремя погрузить товар — очень много значит в торговом деле. Это ничего не значит)411. Однако о связочном употреблении глагола значить ничего не говорится.

«Словарь современного русского литературного языка» дает похожее толкование значений глагола значить. В качестве первого значения глагола выделяется ‘равняться по смыслу, по значению’ (Пересесть кого — старинное выражение, значит занять место выше. Пушкин); в качестве второго - ‘иметь значение, быть важным, существенным’ ([Насекомые] бегают взад и вперед с такими важными физиономиями, точно и их жизнь что-то значит. Тургенев)[258] [259]. В первом значении словарем отмечается в качестве производного связочное употребление в форме значит, значило и в значении ‘то же, что; все равно, что’: Что такое шторм на океане? Если еще при попутном ветре, так это значит мчаться во весь дух на лихой тройке, не переменяя лошадей.

Гончаров. Фрегат Паллада. Достигнуть Цнайма прежде французов — значило получить большую надежду на спасение армии; дать французам предупредить себя в Цнайме — значило наверное подвергнуть всю армию позору... или всеобщей гибели. Л. Толстой. Война и мир[260].

Следующим этапом в лексикографическом описании глагола значить стало вынесение описания связочного значения за пределы описания глагола значить как полнозначного слова. Так, в словаре под редакцией

А. П. Евгеньевой даются две лексемы: значить и значит. Первая дается со значениями ‘иметь тот или иной смысл, означать (о словах, знаках, жестах и т. п.)’ (Кирджали на турецком языке значит витязь, удалец. Пушкин. Кирджали) и ‘иметь значение, важность, ценность, быть существенным; играть роль’ (Человек значит неизмеримо больше, чем принято думать о нем, и больше, чем он сам думает о себе. Горький. Заметки читателя)414. Лексема значит дается словарем с двумя значениями: 1. «вводное слово. Разг. Следовательно, стало быть» и 2. «употребляется в значении связки это, это есть при сказуемом, выраженном неопределенной формой глагола» (Жить значит бороться)415. В словаре под редакцией С. А. Кузнецова связка значит включается в словарную статью, посвященную глаголу значить, в качестве его третьего лексико-семантического варианта: «3. только 3 л.: значит, значило (употр. в зн. связки). То же, что; все равно, что. Простить значит забыть»416.

В современном русском языке связка значит используется в предложениях, построенных по схеме Inf cop Inf (биинфинитивных). «Русская грамматика» описывает семантику схемы как «отношение между отвлеченно представленным действием или процессуальным состоянием и его

предикативным действием или процессуальным состоянием» . Эта семантика реализуется в одной из пяти семантических структур, в которых признак устанавливается: 1) по идентичности, совпадению («это есть то же самое, что», «это идентично тому-то»); 2) по равносильности, приравненности

(«это равносильно тому-то»); 3) по сущности («сущность этого - в том-то»);

4) по условно-следственной связи («это влечет за собой то-то», «это вызывается, обусловливается тем-то»); 5) по сравнению, сопоставлению («это похоже на то- то») 418.

Связка значит встречается в первых четырех структурах: (1) Быть милосердным - значит быть справедливым; Толстеть - значит стареть; (2) Писать единственно языком разговорным значит не знать языка; Делать искусство - значит также производить ценности; (3) Уметь слушать - не

414 Словарь русского языка / под редакцией А. П. Евгеньевой. М., 1999. Т. I. С. 618.

415 Там же.

416 Современный толковый словарь русского языка / Гл. ред. С. А. Кузнецов. М., 2004. С. 229.

417 Русская грамматика. М., 1980. Т. II. С. 313.

418 'Г'

Там же.

значит только молчать; Доказать — значит убедить; (4) Услышать хорошую песню значит воспрянуть духом; Одолеть трещину значило сократить путь не меньше как дней на пять.

П. А. Лекант немного иначе рассматривает конструкции с двумя инфинитивами. Как всякое инфинитивно-подлежащное предложение, эта конструкция имеет оценочно-характеристическое значение, которое

применительно к биинфинитивной конструкции проявляется в двух частных значениях - отождествления и сравнительно-сопоставительном.

«Отождествление выражается с помощью специальной связки значит; спрягаемые формы времени и наклонения этой связки выражают соответствующие значения сказуемого, являются средством образования модально-временных форм сказуемого; например: Писать о них, только о них — значит повторяться (Гил.); Быть бережливым — значит полнее применять достижения научно-технического прогресса («Пр.»); В такие минуты подступать к нему — значило подливать масла в огонь (М.-С.); Послушаться его писем — значило бы сделать для себя неприятность (Ч.)». Впрочем, как отмечает Лекант, «значение отождествления редко бывает представлено как “чистое” тождество двух действий». Оно бывает осложнено различными смысловыми оттенками, чаще всего двумя: оттенком следствия, когда действие, заключенное в подлежащем, носит частный характер, а в сказуемом - более общий (Уступать кулаку в настоящее время в Еланской степи — значит губить ростки социализма), и оттенком обусловленности, когда действия, обозначаемые главными членами, лежат в одной смысловой плоскости и наличие одного из них означает одновременно наличие другого (Лечить мужиков, не будучи врачом, значит только обманывать их).

Сравнительно-сопоставительное значение сказуемого связано с

определенными формальными показателями. Это, в частности, наличие нулевой формы глагола-связки быть и отрицания не (Жизнь прожить — не поле перейти) или наличие союзной частицы-связки что (Дурака учить — что мертвого лечить). Наконец, «при наличии сравнительно-сопоставительного значения не может быть употреблена связка значит, поэтому ее отсутствие является косвенным показателем нетождественности значения»[261]. Иными словами, с формальной точки зрения предложения с двумя инфинитивами делятся на конструкции, имеющие или допускающие связку значит, и конструкции, этой связки не имеющие и не допускающие.

Лекант обращает внимание еще на одну особенность конструкций с двумя инфинитивами: в этих конструкциях преобладает форма настоящего времени связки значит и форма настоящего времени связки быть при крайней редкости этих связок в форме прошедшего и будущего времени. Это способствует развитию грамматической вневременности этих конструкций. Именно этим объясняется широкое использование этих конструкций для афоризмов и пословиц, а также для оформления выводов, рекомендаций, наставлений[262] [263] [264]. Связка значит в форме настоящего времени «представляет событие узуально, в отвлечении от конкретного времени ... связи между явлениями действительности предстают не как данные непосредственному наблюдению, а

как установленные человеческим интеллектом и имеющие вневременную

421

отнесенность» .

Отмеченная выше особенность объясняется просто: процессуальный характер инфинитивов, занимающих позицию подлежащего и именной части, приводит к ослаблению грамматического значения связки в биинфинитивных предложениях: «в биинфинитивных предложениях мы имеем дело не столько с конкретными модальными значениями, сколько с “модальными отношениями”, не столько с конкретными временными значениями, сколько с временными отношениями, то есть с таксисной семантикой» .

Ослабленным оказывается не только грамматическое значение связки, но и ее связующая сила. Связующая функция связки недостаточна для предикативного объединения двух аморфологичных инфинитивов в составе предложения, поэтому язык привлекает в биинфинитивном типе предложения дополнительные средства связи, такие как «видовая координация» инфинитивов, порядок слов и интонационные средства. Под «видовой координацией» подразумевается широко представленное в биинфинитивном предложении «согласование в виде» инфинитивов: в большинстве случаев

инфинитивы, занимающие позиции подлежащего и именной части сказуемого,

-423

имеют один и тот же вид - совершенный или несовершенный .

В биинфинитивном предложении велика роль порядка слов и интонации. За небольшим исключением порядок следования компонентов в биинфинитивном предложении жестко фиксирован и обусловлен тем, что синтаксическая функция инфинитивов напрямую зависит от их позиции в предложении. «Грамматическая независимость инфинитивного подлежащего опирается не только на его морфологическую неизменяемость, но и на препозицию, грамматическая зависимость сказуемого находит выражение в постпозиции»[265] [266] [267]. Интонационно биинфинитивные предложения с прямым порядком слов делятся на две синтагмы, граница между которыми является границей между темой и ремой: «тематическая» синтагма характеризуется

интонационной незавершенностью, «рематическая» - интонационной

425

завершенностью .

Биинфинитивные предложения с обратным порядком слов редки, но встречаются; при инверсии происходит актуализация оценочного значения инфинитива в позиции предиката. Независимо от порядка следования компонентов биинфинитивного предложения, инфинитив, занимающий позицию предиката, всегда имеет оценочное значение. Это является дополнительной причиной, препятствующей инверсии компонентов в

биинфинитивном предложении: «экспрессивно-оценочное значение одного из

членов тождества (сказуемого) само по себе является препятствием для

426

перестановки главных членов предложения» .

Современный русский язык выработал широкой набор связочных средств в биинфинитивном предложении. Связочный глагол значить является ядерной и наиболее частотной, но далеко не единственной связкой в биинфинитивных предложенях. Кроме нее, употребляются связки означать (Брюзжать для них означало жить. Л. Платов), называться (Употреблять экстру называлось у них «врезать по мозгам». Ч. Айтматов), связочное сочетание стало как (Обогнать коня стало для парня как одолеть робость перед властью. И. Васильев), считаться (Наступить на порог считалось нанести тяжкое оскорбление. И. Калашников), казаться (Не быть офицером, по моему рассудку, казалось лишить себя уважения окружающих. М. Басханов), частицы это, вот что, что, все равно что, то же самое что, как, все равно как, словно, ровно и целый ряд других (Для него наука — спорт, решить вопрос, понять явление — то же, что поставить спортивный рекорд. В. Гроссман; Его поить все одно, как песок поливать. В. Бажов; Обладать таким человеком - как достичь горизонта. М. Веллер) . Такое богатство связочных средств в составе биинфинитивного предложения говорит о том, что этот тип предложения активизировался в русском языке Нового времени и стал способен выражать разнообразные смысловые и модальные отношения, уточнению которых и служат эти связки.

Становление биинфинитивной модели в русском языке - явление достаточно позднее. Для древнерусского языка такая модель была не типична, и вообще, предложения с инфинитивом в позиции подлежащего были очень редким и явно периферийным типом. «В древнерусском, как и в [268] [269]

старославянском, исключительно редки и не всегда бесспорны предложения с инфинитивом в роли подлежащего»[270]. Отсутствие предложений с инфинитивом в роли подлежащего связано, судя по всему, с тем, что в праславянском синтаксисе не было подобной модели. Праславянский язык характеризовался номинативным строем, и инфинитив, будучи по происхождению дательным падежом отглагольного имени, не мог занимать позицию подлежащего. Позже, к началу письменности, инфинитив представлял собой, по словам

A. А. Потебни, «род глагола в синтаксическом отношении» и в силу этого не мог выступать в позиции подлежащего. В старорусский период развития русского языка бесспорные случаи употребления инфинитива в позиции подлежащего единичны. Тем не менее в древнерусский и старорусский период предложения с инфинитивом в позиции подлежащего изредка встречаются, например: Закон хоронити любить бога всем сердцем (Изборник, 1076 г.), В не в пору купити — двои деньги дати (Домострой, XVI в.). Эта бессвязочная модель реализуется и в пословицах типа Жить в Москве — быть в тоске (Даль)[271].

Вплоть до конца XVIII в. инфинитивное подлежащее оставалось малопродуктивным. «В XVIII и XIX вв. отмечен бурный рост книжных построений афористического типа с именным составным сказуемым и инфинитивом в роли подлежащего...»[272] Отмечают два фактора, способствовавших распространению предложений с инфинитивом-

подлежащим: 1) «относительная свобода в расположении подлежащего - сказуемого в предложениях тождества (а конструкции с инфинитивом в роли подлежащего и именным сказуемым близки к ним); 2) грамматическая аналогия: а) с исторически продуктивным в старорусском двусоставным предложением с обратным порядком главных членов.; б) со сложными предложениями типа Иже каятися въ члвце есть. и иже оумрэпи и жити в

бозэ есть... »431 К этому можно добавить несомненное влияние активной

переводческой деятельности в XVIII в.: большое число переводов с немецкого и французского языков, где инфинитив широко употребляется в позиции подлежащего, способствовало становлению русских предложений с

инфинитивным подлежащим.

Глагол значить является относительно «молодым»: словарями

фиксируются первые случаи его употребления в значении ‘обозначать, указывать’ с XVII в.: «А тэ березы старожилы указали на котрыхъ старые

грани были, одинъ пень сгнилъ... а другой березы нитъ, значитъ коренья гдэ

была береза» . В русском языке XVIII в. глагол значить широко распространяется, в том числе и в связочном употреблении. В «Словаре русского языка XVIII века» приводится пять значений этого глагола: 1. ‘иметь какой-л. смысл, значение (о словах, знаках, жестах)’; 2. ‘свидетельствовать о чем-л.’; 3. ‘иметь значение, достоинство, вес, силу’; 4. ‘сообщать, называть’; 5. ‘пометить, поставить клеймо, знак; иметь знак, помету’433. Связочное употребление глагола значить не выделяется в словарной статье в качестве отдельного значения. Примеры с глаголом значить в качестве связки приводятся в рамках первого значения глагола; значение глагола в этом случае передается как ‘соответствовать чему-л., являться чем-л.’: Ганс Вурст значит на площадных Немецких Театрах то же, что у Итальянцов Арлекин. Карамзин ПРП I 64. Осмеивать должно те одни недостатки, которые происходят от нашей воли; а не естества:...последние не могут быть изправлены ни чем, следовательно смеяться над ними значит оскорблять саму природу. Зритель III 129434.

Становление связочного глагола значить связано с расширением в XVIII в. употребления инфинитива в позиции подлежащего вообще и биинфинитивного предложения в частности. Это была не единственная связка, [273] [274] [275] [276]

которая использовалась в предложениях с инфинитивным подлежащим. В предложения с инфинитивным подлежащим могла вводиться связка есть; например: Сие в тонкость исследовать с показанием точных причин

многобожия, у разных народов почитаемого, есть дело не одного меня, но многих ученейших мужей... (Ан., Рассужд. из натур. богосл.); Любить деньги есть та же слабость... (Нов., Трут.). Однако в предложениях, где именная часть сказуемого была выражена инфинитивом, эта связка практически не использовалась, хотя и была возможна; ср.: ... ибо выхвалять коварно есть то ж, что пересмеивать, осуждать... (Кант., Перев. Горац.).

В середине XVIII в. фиксируются первые случаи использования связки значит в биинфинитивных предложениях; самый ранний случай употребления встретился в произведениях Антиоха Кантемира: Ибо Бахус будучи равномерно бог сатиров и фаунов, как и стихотворцев; причислить стихотворцев к сатирам и фавнов не ино значит, разве произвести стихотворцев (Кант., Перев. Горац.). Пример интересен тем, что глагол значить вводится Кантемиром в связочную конструкцию не ино ... разве, которая известна со средневековья и использовалась для выражения тождества. Такая контаминированная конструкция свидетельствует, по-видимому, о новизне связочного употребления глагола значить и слабой грамматизации его связочного значения.

О новизне биинфинитивной конструкции говорит и тот факт, что помимо глагола значить в ней во второй половине XVIII в. могли употребляться и некоторые другие глаголы - глаголы называться и разуметься, а также связочное сочетание есть не что иное, как. В приводимых ниже примерах особый интерес представляет второе предложение, где связка значит дана в одном ряду с синонимами:

Желать приучить людей к сей откровенности называется вложить в них рассудок, которого они не имеют, потому что беспрестанно скучают о том, чего у них нет, и никогда не бывают довольны собственным своим жребием (Эпикт., Кр. рассужд. о нр.); Основать значит положить чему- нибудь прочное начало; учредить значит привести вещи в такой порядок, чтоб каждая была на своей чреде; установить есть не что иное, как определить уставы или правила, по коим в деле следовать; устроить разумеется распорядить вещи так стройно, чтоб развращение до них не прикоснулось (Фонв., Оп. рос. сосл.).

Связка называться продолжает употребляться в биинфинитивном предложении и в современном русском языке, но очень ограниченно и, по- видимому, главным образом в сочетании со связкой это. Например: Бросить все - это называется струсить (М. Задорнов)[277]. Глагол разуметься использовался в качестве связки в биинфинитивном предложении очень редко и вышел из употребления к началу XIX в.:

И в самом деле, занять разумеется взять что-либо для употребления, дабы оное возвратить так, как она взята или чем другим, но равного существа и содержания (Рад., Проект гражд. улож.).

Со связочным сочетанием не что иное, как глагольная связка значить могла контаминироваться: Защищати - значит здесь не что иное, как представлять суду в пользу ответчика все то, чем его оправдать можно (Екат. II, Наказ); Сделать любимцем своим человека, всем ненавистного, или презирать мужа, всеми почитаемого, значит не что иное, как нагло опровергать все те понятия о правосудии, которые природа в сердца вложила, возбуждать роптания и входить в то облако, где кроется стрела, готовая разить (Фонв., Та-Гио). Такое употребление прекращается на рубеже XVIII и XIX вв.

Именно глагол значить становится основным связочным средством в биинфинитивных предложениях. Редкость употребления биинфинитивных предложений в XVIII в. обусловила и очень небольшое число случаев употребления связочного глагола значить (общее число встретившихся примеров не превышает трех десятков); в XVIII в. он встретился только в форме значит. Например:

Взять кого-нибудь в должность значит у таких людей дать кому ни есть чин, в котором он под видом порученной ему должности то исправить может, чего неимеющий должности зделать не в состоянии, не открыв своих пристрастий (Оп. нем. слов.); Нечто под клятвою обещать значит во многих местах зделать ложь вероятною (там же); ... кого-нибудь ко клятве привести есть ни что иное, как свою тяжбу от дурости проиграть челобитчику; и предписанною клятвою очиститься значит выиграть тяжбу (там же); Отнять от души сродное делание - значит ее лишить живности своей (Сков., Разг. назыв. Алф.); Жить пышно и великолепно значит жить блистательно, а издерживать много денег на что-либо простое и только по одной наружности дешевое почитается за житье со вкусом (Сатир. вест.); Помысли, что нас судят в наших друзьях; выбрать друга значит дать обществу свой образ и открыть свое сердце (Кр., Рассужд. о друж.).

Наблюдения над употреблением связочного глагола значить в XVIII в. позволяет сделать вывод о том, что биинфинитивная конструкция с этим глаголом не была достаточно стабильной, о чем говорит как возможность употребления других глаголов в составе конструкции, так и большая доля конструкций, в которых глагол значить сочетался с другими связочными средствами, выражавшими значение тождества. Ограничение связочного употребления глагола значить лишь формой настоящего времени (значит) свидетельствует о том, что в предложениях с этой связкой выражалась главным образом семантическая модель, в которой состав подлежащего и состав сказуемого находятся в синонимических отношениях. В таких предложениях номинативного тождества соотносятся разные номинации одной и той же ситуации. Реже встречаются предложения сигнификативного тождества, где происходит отождествление не номинаций, а понятий, которые за ними стоят . О справедливости сказанного свидетельствует употребление связок называться и разуметься. Для предложений номинативного и сигнификативного тождества

Матвеев С. Б. Предложения типа СОМНЕВАТЬСЯ - ЗНАЧИТ ИСКАТЬ в структурно­семантическом аспекте // Русское языкознание. [Киев.] 1991. Вып. 22. С. 78-84.

типично использование связки настоящего времени значит; настоящее время в этих случаях имеет неактуальное значение.

Распространение глагола значить в связочной функции было связано с расширением использования инфинитива в качестве подлежащего, что происходило в течение всего XIX в. Со второй четверти XIX в. случаев употребления глагола значить в качестве связки в конструкциях с двумя инфинитивами становится заметно больше. Он начинает употребляться не только в форме настоящего времени (значит), но также в форме прошедшего времени (значило), сослагательного наклонения (значило бы) и очень редко в форме будущего времени (будет значить). Доля употребления этих четырех форм в русском языке первой половины XIX в. составляет соответственно 64% / 19% / 16,5% / 0,5%.

(значит) Показать степень народной образованности какого-нибудь государства значит описать его нравы (Нев. зрит.); Возвратиться в прежнее состояние - значит прежде времени погубить себя и телесно и душевно (Нарежн., Гаркуша); Жить - значит чувствовать, наслаждаться жизнию, чувствовать непрестанно новое, которое бы напоминало, что мы живем (Лобач., Речь о важн. предм. восп.); Меня убить значит сделаться моим благодетелем... (Лерм., Вадим); ...не говоря уже о том, что отречься от своего мнения значит - признаться в ошибке, а это не совсем лестно для человеческого самолюбия... (Бел., Рус. лит. в 1843 г.); Надо пользоваться и руководствоваться законами Природы: ее созерцает и с нею советуется разум; следовательно: жить счастливо - значит жить сообразно с Природой (Салт.-Щ., Против.); Дать историческое направление искусству XIX века - значит гениально угадать тайну современной жизни (Бел., Речь о крит.).

(значило) Винокур верил всем приметам, и тотчас прогнать человека, уже севшего на лавку, значило у него накликать беду (Гог., Майск. н.); В это золотое время быть поэтом - значило быть древним полубогом (Бел., Рус. лит. в 1844 г.).

(значило бы) Объявить прямо родителям, как бы в другом случае и следовало, в их обстоятельствах значило бы навлечь на себя проклятие отцов своих, а бедных красавиц видеть изувеченными неукротимым паном Харитоном (Нарежн., Два Ив.); ... осмелиться на решительную борьбу с Святославом значило бы насиловать свое счастье и подвергать опасности приобретенную славу героя (Вельт., Райна); И однако ж, несмотря на то, сказать, чтобы у нас совсем не было общества, значило бы сказать неправду (Бел., Мысл. и зам. о рус. лит.).

(будет значить) . и хотя шалун уверял друга своего, что дивная красота Фетиньи сделает имя ее первым между самыми благозвучными именами, что называться Фетиньею будет значить называться красавицею, но вместе с этою шуткою он уверял непритворно, что по редким преимуществам своим девица Федулова достойна быть если не на престоле, то, по крайности, хоть — графинею Тревильскою (Дур., Угол).

Единичные случаи употребления связки значить в форме будущего времени и широкое употребление в форме сослагательного наклонения резко противопоставляют ее другим связочным глаголам. Остановимся подробнее на том, чем отличаются друг от друга предложения с формами значит, значило и значило бы. Прежде всего, можно обратить внимание на то, что в предложениях с формой значит в позиции подлежащего и именной части сказуемого чаще употребляются инфинитив в форме несовершенного вида (примерно в 1,5 раза чаще); в предложениях с формами значило и значило бы ситуация прямо противоположная - чаще употребляются инфинитивы в форме совершенного вида (также примерно в 1,5 раза чаще). Все три формы в первой половине XIX в. развили способность оформлять условно-следственное значение между действиями, выраженными инфинитивами в позиции подлежащего и сказуемого. Основой для развития в биинфинитивных предложениях каузативных отношений стали предложения сигнификативного тождества, в которых «соотносятся две событийные номинации, выражающие два разных способа осмысления некоторой микроситуации» (например, Жалеть — значит любить). В каузативных (условно-следственных) предложениях говорящий

сообщает не об одном, а о двух событиях; это и является основой для

437

формирования этих отношений . Например:

Но ввериться обер-полицеймейстеру - значит обнаружить зло перед всеми, а этого бы мне не хотелось (Гонч., Лих. бол.); В свете идти на любовь - значит идти на верный обман (Солл., Метель); Уйти так, с пустыми руками, значило подвигнуть пана на праведный гнев и сделаться посмешищем целого двора его... (Нарежн., Гаркуша); ... но показать недоверчивость значило бы признаться в робости... (Бест.-Марл., Мулла-Нур); Полагать причиною этого сопротивления одну зависть к успеху и к гению - значило бы слишком ограниченно смотреть на дело: то сшибка духов времени, то борьба старых начал с новыми! (Бел., Речь о крит.).

Во всех этих случаях биинфинитивное предложение может быть преобразовано в сложноподчиненное предложение с союзом «если... то»; в биинфинитивном предложении, в отличие от сложноподчиненного предложения, условно-следственное значение выражается более компактно и более обобщенно. Развитие связкой значить способности оформлять в биинфинитивном предложении каузативные отношения, по-видимому, стало основой для развития у формы значит вводно-модального значения ‘следовательно, стало быть’. Первые случаи употребления значит в качестве вводного слова относятся к первой четверти XIX в., однако широкое распространение это вводное слово получает во второй половине XIX в. Например:

Мои труды, значит, пропали даром (Пущ., Дн.); Но когда человек допустит себе вопрос о каком-либо предмете, значит, верование его поколеблено, и кто знает, как далеки будут размахи этого маятника? (Бест.-Марл., Стр. гад.); Коли теперь накормили хорошо, значит, после еще лучше накормят (Гог., Рев.).

Из-за близости смысловых отношений, выражаемых биинфинитивными предложениями и сложноподчиненным предложением с придаточным [278]

условным, слово значит начинает употребляться в сложном предложении в составе главной части для акцентирования условно-следственных отношений.

Расширение круга смысловых отношений, выражаемых биинфинитивным предложением со связкой значить имело два важных следствия: во-первых, увеличение частотности этого связочного глагола и, во-вторых, расширение круга форм связочного глагола за счет форм значило и значило бы.

В современном русском языке биинфинитивные предложения со связкой значить очень широко выражают каузативные отношения, едва ли не шире, чем отношения номинативного и сигнификативного тождества; таким образом, приобретение связочным глаголом значить способности к выражению условно­следственных отношений способствовало расширению его употребления в составе биинфинитивного предложения.

Условно-следственные отношения способны выражать все формы этого связочного глагола, причем в ряде случаев различия при выборе той или иной формы стираются. Обусловлено это тем, что из-за процессуальной семантики подлежащего и именной части сказуемого в биинфинитивном предложении грамматические категории связочного глагола (время, наклонение) приобретает очень ослабленный характер. Так, форма значило соотносит план восприятия с прошлым; выражаемые ею «отношения отождествления могут осложняться оттенками обусловленности и следствия», с другой стороны, форма значило бы «обладает слабым оттенком предполагаемого вывода»438. Для выражения условно-следственных отношений, относимых к плану прошлого, выбор формы значило или значило бы часто оказывается несущественным. Например:

... спасаться вплавь - значило ускорить свою смерть (Головн., Оп. прим. корабл.); Произвести переворот в этих идеях значило бы поворотить назад (Майк., Нечто о рус. лит.).

По-видимому, главной причиной такой взаимозаменяемости форм значило и значило бы является то, что инфинитив во многих случаях обозначает потенциальное действие; это значение подчеркивается более широким

438 Шаповалова Т. Е. Значит как показатель категории синтаксического времени в двусоставном предложении с аналитическим сказуемым // Вестник Московского государственного областного университета. Серия «Русская филология». 2010. С. 36.

362

употреблением в предложениях с формами значило и значило бы инфинитива в форме совершенного вида, который во многих случаях имеет потенциальное значение.

Употребление биинфинитивных предложений со связкой значить во второй половине XIX в. не претерпело существенных изменений. Количественные подсчеты употребления разных форм связки значить в конце XIX в. показывают ту же тенденцию в их распределении: соотношение форм значит / значило / значило бы / будет значить составляет соответственно 70% / 14% / 15% / 1%. Форма значит остается самой частной, ее доля даже немного увеличивается. Как и в первой половине XIX в., обнаруживается преимущественная сочетаемость этой формы с инфинитивами несовершенного вида - биинфинитивные предложения с инфинитивом несовершенного вида в позиции подлежащего и сказуемого встречаются в 2,2 раза чаще, чем биинфинитивные предложения с инфинитивами в форме совершенного вида. Например:

(НСВ) Оттого-то из романа Гончарова мы и видим только, что Штольц - человек деятельный, все о чем-то хлопочет, бегает, приобретает, говорит, что жить - значит трудиться и пр. (Добр., Что так. облом.); Видите ли-с, любить общечеловека значит наверно уж презирать, а подчас и ненавидеть стоящего подле тебя настоящего человека (Дост., Дн. писат.); Не понимать Пушкина значит не иметь права называться русским (там же); Быть счастливым значит быть умным (Ключ., Зап. кн.); Воевать - значит держать обе страны в состоянии напряженнейших усилий и вводить чрезвычайный подъем - в привычный порядок (Меньш., Зав. Петра ); Быть богословом - значит спать и видеть видения (Роз., Об адогм. христ.).

(СВ) Большого вреда в этой крайности нет, но указать на нее не мешает, и назвать ее смешною вовсе не значит стать в ряды обскурантов и стареньких романтиков (Пис., Базаров); А талантливо составить - значит занимательно составить, потому что самая лучшая книга, какая бы она не была и о чем бы ни трактовала, - это занимательная (Дост., Ряд ст. о рус. лит.); Не начать войну значит упустить из рук Францию уже навеки (Дост.,

Дн. писат.); «Развести» на морском жаргоне значит поговорить крупно с начальством (Станюк., Беспок. адм.); Знаю, что сказать так - значит сказать жестко, больно (Роз., Гол. из пров.); Разразиться бранью не значит что- нибудь выяснить. (Меньш., О любви к отеч.).

Формы значило и значило бы встречаются значительно реже формы значит; для биинфинитивных предложений с этими формами связки характерно иное распределение инфинитивов совершенного и несовершенного вида в позиции подлежащего и предиката. В первой половине XIX в. парное употребление инфинитива совершенного вида в позиции подлежащего и именной части сказуемого встречалось в полтора раза чаще аналогичного употребления инфинитива несовершенного вида. К рубежу XIX-XX вв. картина меняется: в предложениях с формой значило частотность употребления

инфинитива совершенного и несовершенного вида становится равной, а в предложениях с формой значило бы инфинитив несовершенного вида начинает употребляться даже чаще. Например:

(значило) ... сделать карьеру - значило дослужиться до большого чина (Пис., Базаров); Не согласиться с распоряжением Николая - значило лишиться всего того блестящего положения, которое он приобретал сорок лет и которым пользовался (Л. Толст., Х.-Мур.).

(значило бы) Деньги, разумеется, великое дело, но ограничиться одним только денежным пожертвованием и на этом успокоиться значило бы откупиться от главнейших забот (Чех., Жена); Предложить большую взятку при таких обстоятельствах значило бы возбудить подозрение и погубить все (Степ.-Кравч., Анд. Кож.).

Форма будущего времени, как и в первой половине XIX в., оставалась очень редкой. Она обычно встречается только в тех случаях, когда специально подчеркивается отнесенность ситуации к плану будущего:

... стать настоящим русским и будет именно значить стремиться внести примирение в европейские противоречия уже окончательно, указать исход европейской тоске в своей русской душе, всечеловечной и всесоединяющей, вместить в нее с братскою любовию всех наших братьев, а в конце концов, может быть, и изречь окончательное Слово великой, общей гармонии, братского окончательного согласия всех племен по Христову евангельскому закону! (Дост., Дн. писат.); Может быть когда-нибудь, через тысячу перерождений и возрождений, мы дождемся же такой меры и веры и добра, что «веровать» и будет значить только «быть добрым», а «всякий добрый» будет и веровать, - не уторопленно и напряженно, а ясно и покойно, как «растет» цветок (Роз., Воздых.).

Форма будущего времени редка потому, что предложения с формой значит могут относить содержание высказывания к плану будущего времени, если позицию подлежащего и сказуемого занимает инфинитив совершенного вида; потенциальное значение и значение будущего времени в этом случае нечетко отделены друг от друга. Например:

Тогда России стать за греков будет значить потерять славян, а стать за славян в этой будущей и столь вероятной распре значит нажить и себе, может быть, пренеприятные и пресерьезные церковные хлопоты (Дост., Дн. писат.).

Модально-временные формы связочного глагола значить вообще не очень четко противопоставлены друг другу и допускают взаимную замену в некоторых контекстах. Ср.:

Придавать важность проповеди значило бы признать умственную деятельность, признать, что людьми управляют не ощущения и нужды, а также мысль и облекающее ее слово. Пуститься проповедовать - значит пуститься в отвлеченности, значит призвать в помощь логику и историю, значит сделать себе дело из того, что уже признано пустяками в самой своей сущности (Страх., О. и д.).

Однако в других случаях такая замена невозможна:

Романтическая критика в особенности устремилась на подражание, и если теперь поставить в заглавии своего сочинения: подражание тому-то или такому-то - значит заранее убить свою книгу, лишив ее читателя (так же, как прежде значило - заранее расположить и критику и публику в пользу своей книги); это дело - заслуга романтической критики (Бел., Рус. лит. в 1844 г.).

Можно отметить несколько случаев взаимной замены форм связочного глагола значить. При употреблении этого глагола в биинфинитивных предложениях, выражающих отношения обусловленности, форма значило бы может использоваться в одном контексте с формой значит или значило. Форма значит может употребляться в одном контексте с формой будет значить, но не может использоваться для выражения того же значения, что форма значило.

В течение XIX в. связочный глагол значить приобретает обобщенно­грамматическое значение. Он начинает активно употребляться для выражения разного рода афористических высказываний, следствием чего стало расширение употребления формы значит, особенно в предложениях, в которых позицию подлежащего и предиката занимает инфинитив в форме несовершенного вида, обладающего большей абстрактностью по сравнению с совершенным видом. Употребление других форм связки становится более редким. Эта тенденция продолжилась в ХХ в. и нашла отражение в лексикографическом описании связки значить. Так, толковый словарь под редакцией А. П. Евгеньевой дает связочное значение за пределами статьи, посвященной глаголу значить, — в статье, посвященной слову значит, значение которого в функции связки передается как «это, это есть»439. Об этой же тенденции свидетельствует

стремление некоторых лингвистов квалифицировать глагол значит как

440

частицу .

Тем не менее связка значить — это именно глагол, который и в современном русском языке, пусть ограниченно, но употребляется не только в форме настоящего времени. Например: Улыбнуться значило спугнуть и [279] [280] смутить девушку (А. Грин); Переехать - значило потерять два, а то и три года (Д. Гранин); Он был летчиком-космонавтом, и оторвать его от самолета - значило бы оторвать его от космического корабля (В. Чивилихин).

Глагол значить в течение XIX в. расширил круг выражаемых значений. Возможно, поэтому при выражении значения тождества он мог присоединять к себе дополнительные частицы и связочные комплексы. С XVIII в. употреблялось сочетание значить то же, что. Например: Г. критик не сказывает того только, по какому этимологическому разбору проманивать значит то же, что и проводить, и почему к значению, которое дано первому, лучше подходит обольщать (Фонв., Прим. на крит.). Оно встречается на протяжении всего XIX в. и остается в современном русском языке:

Между греками назвать кого перотом значит то же, что у нас назвать в укоризну иезуитом (Булг., Выж.); Говорить человеку, особенно писателю «вы самолюбивы» значит то же, что говорить «у вас есть руки и ноги» (Друж., Дн.); Подраться на саблях значило почти то же, что чокнуться стаканами (Булг., Восп.); Сделать его губернатором, лишив его Елтонского озера, значило то же, что, подобно Антею, возвысить его, отделив от земли (Виг., Зап.); Под перчатками скоро и руки станут у нас столь же чувствительными к холоду, как ноги, и «промочить руки» будет значить то же, что теперь - «промочить ноги» (Верес., Зап. вр.).

С 1820-1830-х гг. распространяется новое связочное образование, составленное из связочного элемента это и глагола значить в форме настоящего времени. Связочное образование это значит употребляется в тех же случаях, что и значит, отличаясь от последнего в стилистическом плане более разговорным характером, а в семантическом - элементом указательности, обязанным местоимению это. Появление подобного сочетания стало возможно, поскольку местоимение это, как и глагол значить, может использоваться в связочной функции в именных предложениях с подлежащим-инфинитивом. Первоначально связка это дополнительно вводилась в предложения со связкой значить в тех случаях, когда группа подлежащего имела развернутый характер либо когда между группой подлежащего и сказуемого оказывались частицы или вводные слова, выполняя функцию дополнительного указания на подлежащее в биинфинитивном предложении. Например:

А командовать в строю пред лицом старого генерала, известного тактическими познаниями, притом охотника до строев и маневров и настоящего его начальника, это значит не то, что сделать небольшое замешательство при смотре, представленном князю Куракину (Тучк., Зап.); Со всем можно бороться, всего можно достигнуть силою воли, неутомимым преследованием, но бороться с бессилием, но преследовать ничтожество... согласитесь сами, ведь это значит тратить жизнь свою на воздух, значит заранее обречь себя на вечное стремление, вечное желание, а вместе с тем и на вечное недостижение желаемой цели! (Салт.-Щ., Против.); В сундук положить - утащат; поручить кому-нибудь - никому довериться нельзя; в ломбард положить - помилуйте, это значит прямо объявить себя богачом, Крезом каким-то (Добр., Забит. л.); Благородно мыслить - ведь это значит расплываться, значит смущать толпу всевозможными несбыточностями, значит подрывать, потрясать! (Салт.-Щ., П. к тет.).

Во второй половине XIX в., на фоне общего расширения употребления связки это, предложения со связочной группой это значит широко распространяются в русском языке. Глагол значить в составе сочетания начинает использоваться не только в форме настоящего времени, но и в других формах, в частности в форме значило. Например:

Быть ценителем - это значит не только знать технику, но иметь понятия о благородных задачах искусства (Леск., Черт. кукл.); Восторгаться постоянно природой - это значит показывать скудость своего воображения (Чех., Дуэль); Ибо быть совестливым до величайшей степени - это и значит достигнуть величайшей господской в себе черты, достичь почти господнего в себе уподобления и в то же время совершенной от всего постороннего свободы (Роз., О сов.); Изучать прошлое - это значит изучать себя (Меньш., За полст.); И ввести ее [луну] в религию, в религиозное празднование - это в самом деле значило осуществить мечту Руссо (Роз., О нарядн.).

Распространение связочной конструкции это значит можно расценить как признак превращения обоих связочных средств (это и значить) в связку в полном смысле этого слова. Утрата значительной части лексического значения в этих словах приводит к возможности контаминации этих лексем. Употребление связочного сочетания это значит продолжается и в современном русском языке:

Но уже сегодня ясно, что говорить и писать о Сталине - это значит всмотреться, вглядеться в эпоху, на щите которой этот человек оставил столь глубокую и кровавую вмятину (Волког., Тримф и трагед.).

Закрепление за глаголом значить связочной функции в биинфинитивной конструкции имело и еще одно следствие. Будучи первоначально полнозначным глаголом, глагол значить мог употребляться и в предложениях с подлежащим, выраженным существительным. Например:

Гаджи, собственно, значит путешественник, но придается вроде титула тем, кои были в Мекке (Бест.-Марл., Ам.-б.); Многое разное значит у русского народа почесыванье в затылке (Гог., Мертв. д.); ... к моему несчастию, ночь на пароходе - значит ночь без сна (Вонляр., Поезд. на марс. п.); Я готов с этим согласиться; но, во-первых, ведь и незнание есть состояние разума; незнание - значит малое накопление фактов для обобщения и выводов (Леонт., Средн. европ.).

Значение глагола значить в подобных предложениях определяется как ‘иметь тот или иной смысл, означать (о словах, знаках, жестах и т. п.)’441. Уже с середины XIX в., по-видимому под влиянием биинфинитивных предложений, глагол значить начинает употребляться в биноминативных предложениях, где оба существительных имеют абстрактный характер; употребление глагола значить в таких случаях близко к связочному (см. последние два примера). Как показывают наблюдения, в современном русском языке в биноминативных конструкциях на месте глагола значить, который в течение XIX в. становится специализированной связкой в биинфинитивном предложении, все чаще

Словарь русского языка / под редакцией А. П. Евгеньевой. М., 1999. Т. I. С. 618

употребляется глагол означать. Такая замена начинается с середины XIX в. Например:

Любовь к природе, к деревьям, к цветам означает уже некоторую степень образованности, а возможность иметь два дома или две квартиры есть доказательство довольства (Булг., Дачи); Ветла, вишня... в просторечии означает частное неделимое; но, рассматривая внимательнее, находим в них делимость особенную... (Герц., О недел. в раст. ц.).

В современном русском языке именно глагол означать используется в конструкциях с подлежащим, выраженным существительным. Например:

Но уникальность означает и противостояние потоку, населению, даже самой концепции национальной литературы (Вайль и др., Родн. речь); Смена лидера в науке не всегда означает смену научных парадигм, предполагающую революционную ломку взглядов и всеобщую переориентацию исследований на новые принципы (Сус., Ист. язык).

Глагол означать изредка встречается в качестве связки в биинфинитивных предложениях. Первоначально он вводился в предложения номинативного тождества; например: Стушеваться именно означало тут удалиться, исчезнуть, и выражение взято было именно с стушевывания, т. е. с уничтожения, с перехода с темного на нет (Дост., Дн. писат.). В современном русском языке глагол означать может употребляться в качестве синонима связки значить, но в целом такое употребление является очень редким. Например: Брюзжать для них означало жить (Л. Платов); Казнить после всего этого князя самовольно означало бы оскорбить великого князя Хубилая (А. Югов)442

Выводы

Развитие у глагола значить связочной функции было напрямую обусловлено изменениями в грамматической системе русского языка. С середины XVIII в. происходит расширение синтаксических функций инфинитива за счет употребления в позиции подлежащего. Предложения, в которых подлежащее и именная часть сказуемого были выражены

442 Примеры взяты из работы: Коняшкин А. М. Связка в биинфинитивных предложениях. С. 78.

370

инфинитивом, потребовали введения в свой состав нового связочного средства, которым стал глагол значить. Связка есть оказалась неспособной обслуживать этот тип предложений.

В течение длительного времени глагол значить сохранял свое лексическое значение, употребляясь в связочной функции. Об этом свидетельствует тот факт, что глагол значить наряду с употреблением в связочной функции широко использовался как полнозначный глагол. На распространение в русском языке биинфинитивных предложений со связкой значить оказали влияние несколько факторов. Во-первых, этому

способствовало расширение круга смысловых отношений, выражаемых биинфинитивным предложением с этой связкой: этот тип предложения

начинает активно использоваться для выражения каузативных (условно­следственных) отношений. Во-вторых, активизации модели способствовало ее широкое использование для оформления разного рода обобщений и выводов: сферой использования конструкции Inf. значит Inf. является генеритивный коммуникативный регистр речи, используя который, говорящий «сообщает обобщенную информацию», соотнося ее «с жизненным опытом и универсальным знанием» . Это привело к тому, что в современном русском языке в биинфинитивном предложении со связкой значить наиболее широко представлена форма значит с вневременным значением, а из двух видовых форм инфинитива гораздо чаще используется несовершенный вид.

Биинфинитивные предложения со связкой значить первоначально обладали книжным оттенком, однако в современном русском языке это связочное средство имеет нейтральную стилистическую окраску, а биинфинитивные предложения с этой связкой являются ядром биинфинитивных предложений. Благодаря широкому распространению в живой речи, связка значить стала основой для образования вводного слова значит. О широком употреблении связки значит в живой речи и ее нейтральной стилистической окраске свидетельствует, наконец, и то, что с первой трети XIX в. эта связка [281] начала сочетаться с разговорной по происхождению связкой это, образовав связочное сочетание это значит, широко представленное в современном русском языке.

Закрепление глагола значить в качестве связки в биинфинитивном предложении привело к сокращению его употребления в других значениях. В частности, отмечается распространение глагола означать, все больше берущего на себя функции глагола значить как полнозначного глагола. Тенденция замены глагола значить на глагол означать в биноминативных предложениях проявилась в XIX в. и сохраняется в современном языке.

<< | >>
Источник: РУДНЕВ Дмитрий Владимирович. Связочные глаголы в русском языке XVII-XIX веков. Диссертация, СПбГУ.. 2014

Еще по теме История связочного глагола значить:

  1. Общемировоззренческие следствия отсутствия связки «быть» («есть») и понятия «бытие».
  2. Статус установления
  3. Основные этапы развития речи и языка
  4. 1. История связки сделаться
  5. История связки находиться
  6. История связочного глагола (по)казаться в XVII-XVIII вв.
  7. История связочного глагола выглядеть
  8. История связочного глагола оказ(ыв)аться
  9. История связочного глагола (по)служить
  10. История связочного глагола значить
  11. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  12. БИБЛИОГРАФИЯ