<<
>>

От науки и культуры — к природе и обществу

Двойственность, которую христианство вынуждено преодолевать подвигом веры, проявилась во всей культуре, развившейся внутри христианской традиции. О разорванности христианского сознания писал Ницше; болезненность этого явления выражена творчеством Достоевского: его герои, соединяющие в себе преступника и святого, мудреца и «идиота», раздвоены самым болезненным из возможных образом.

Наука и искусство, размежевавшиеся в эпоху Возрождения, составляют сегодня два независимых «корпуса» людских стремлений, а внутри самой науки гуманитарии и естественники представляют две принципиально разные традиции критического познания мира. Кризис двойственности в основаниях науки, озвученный в XX веке как две культуры (Ч. Сноу), прослеживается и внутри каждого из ее разделов — в виде деления на теоретиков и экспериментаторов. Наука двойственна в неустанной конкурентной борьбе за обладание новым знанием и в страхе, что это знание может оказаться смертельно опасным для человечества, да и для самого ученого. В проблеме ответственности ученого перед человечеством обнаруживается извечная борьба добра и зла («Фауст» Гёте, Манифест Рассела—Эйнштейна).

Для экологической тематики вопрос двойственности имеет принципиальное значение — в противопоставлении объективности природы и экономики, субъективности предосторожности перед лицом глобальных вызовов. Глубина рельефа дуалистического противостояния наглядно видна во взаимоотношениях природы и общества; причем если Вернадский сосредоточен на выделении природных циклов и эволюции живой и косной материи, лишь наметив отношение «общество — природа» в расплывчатой форме ноосферы, то уже

Н.Н. Моисеев приводит постановку задачи взаимоотношения природы и общества к «практической» математической форме взаимодействующих динамических систем. В созданной им картине всеобщей эволюции мира как динамической системы роль водоразделов, делящих исходно единую систему на независимые части, выполняют бифуркации. Именно этим обосновывается возможность рассмотрения природы и общества в форме независимых динамических систем, разделенных в свое время бифуркацией распада. В то же время глобальное соотношение природы и общества как части и целого продолжает оставаться справедливым, что заставляет Моисеева ввести понятие коэволюции в динамику систем: «Коэволюцией элемента и системы я называю такое развитие элемента, которое не нарушает процесса развития системы».[*************]

Противоречие (загадка?) коэволюции состоит в том, что нельзя указать связь (силу или поле), обеспечивающую взаимодействие и «отвечающую» за синхронность развития, поскольку система и элемент независимы как любые части динамической системы, разделенные барьером бифуркации. На этой загадке забуксовали модели совместного описания природы и общества. Разгадать загадку и объяснить противоречие нам поможет... Декарт! 

<< | >>
Источник: Самсонов Александр Львович. Система мира и миры систем. 2009

Еще по теме От науки и культуры — к природе и обществу:

  1. Глава девятая. ТЕОРИЯ ПРАВА КАК ЮРИДИЧЕСКАЯ НАУКА
  2. § 2. Развитие науки и культуры во второй половине ХХ в.
  3. 4.2. Исторические формы субъектного конституирования порядка общества
  4. § 4. Диалектика общества и природы: внутренний аспект
  5. 4. Место науки в культуре человечества. Человек в современном информационно-техническом мире. Кризис культуры и современность
  6. НАУКА И КУЛЬТУРА
  7. 3.1. Основные направления, формы и особенности американской политической науки в послевоенный период
  8. Глава І Наука о культуре
  9. Кризисы природы и общества
  10. § 2. Общество как объект и предмет теоретической социологии
  11. Лекция 9 Флориан Знанецкий. «Науки о культуре». Метод личных документов
  12. От науки и культуры — к природе и обществу
  13. ПУРИТАНСТВО, ПИЕТИЗМ И НАУКА
  14. КУЛЬТУРА
  15. 5 .1 ЛИЧНОСТЬ Природа или среда?
  16. 2Л. Понятие экологической культуры и ее отношениек общей культуре человека