<<
>>

1. А биржа начиналась с кошелька

Слово не терпит утеснений и принуждения — ему дай волю-волюшку да свободный полет. По очень точному выражению выдающегося эссеиста современности Яна Парандовского, слово — это «молочный брат мечты» [1972: 29], а ту, как ведомо, и силой не приневолить.
Слово увлекает за собой вещь, бросая на нее свой волшебный отсвет, но при этом, озаренное сиянием вещи, оно и само становится выразительней, ярче. Скажите, можно ли обойтись без обращения к «вещи», например, при толковании слова биржа! А ведь родилось-то оно из... кошелька. У французов слово bourse так и означает: «кошелек» и «биржа». «Кошелек» — это понятно: «посоветовавшись» с этимологическими словарями, можно выяснить, что и во французский, и в итальянский язык «кошелек» пришел с тем же значением из языка средневековой латыни (borsa), а туда проник из древнегреческого, где означал «шкура животного». Но какое же отношение имеет к кошельку... биржа!? Оказывается, что ни на есть самое прямое. Еще в XIII веке во фландрском торговом городе Брюгге жила купеческая семья, главою которой был старый и почтенный ван дер Бурзе; если бы попробовать перевести его имя на русский, зазвучало бы оно как Кошельков. Жили тогда Кошельковы, то-бишь Бурзы, у самого порта в большом четырехэтажном доме, который стоит там и поныне; в нем, как и полагается, размещен банк. Деловые люди, навещавшие Брюгге со всех концов Европы и знавшие толк в торговле, собирались у Бурзе поговорить о торговых делах, а при необходимости и денег подзанять. Торговое заведение росло и крепло. Как и всякий деловой человек, ван дер Бурзе не при- минул заиметь свой фамильный герб. Но что изобразить на нем? Все Бурзы всё время имели дело лишь с деньгами и ни с чем другим: совершались торговые сделки, пускались в оборот тысячи гульденов — часто даже в делишки весьма грязные. Тугими были фамильные кошельки! Вот и решил глава семейства изобразить на своем фамильном гербе — знаете что? —три...
кошелька! Чему тут удивляться? Бог-то троицу любит, авось расщедрится и на четвертый! И вскоре в обиход деловых людей стали прочно входить речевые обороты: — Приходите к Бурзе... — Встретимся под beurs’aMH... Слово beurs привилось, расширялась его семантика; так и стал кошелек... биржей. Давно истлели кости жадного на деньги Бурзе, а вот имя его так и сохранилось в слове биржа, обошедшем все европейские языки: из голландского пришло во французский, а через немецкий (Borse) в XIX веке — к нам, в Россию. В тезоименитом родстве с биржей находится и бюджет —слово, ставшее международным. Только «виною» родства не древнегреческая звериная шкура (bursa), а древнекельтская, и называлась та buolg. Древние французы перекроили ее в bulga, у италийцев она стала bolgia, а у немцев и доселе она — Balg. Когда же из звериных шкур стали делать кожаные мешки, в коих путники сберегали свой незатейливый дорожный скарб, им дали имя boug («сума», «сундук»). А позднее эти самые boug получили уменьшительное название bougette, которое было перенесено и на карманные кошельки (с них-то, собственно, и начался «домашний бюджет», умещавшийся поначалу в кармане). В языке древнеанглийских купцов «узкое» кельтско-французское уменьшительное bougett (bogete) преобразовалось впоследствии в budget («кошелек, сумка»). Затем уже в новые времена Британской империи — с появлением там парламента — сумка- budget получила расширительное значение: сначала «портфель, в котором английский министр казначейства носил в парламент деньги и свои отчеты», потом «отчет министра казначейства перед парламентом» и, наконец, — «смета доходов и расходов». Из английского языка (не без помощи французского) бюджет во второй половине XVIII века — в последнем значении этого слова — воспринят русским языком... А помните «Очерки бурсы» Н. Г. Помяловского, и еще — знаменитого Хому Брута и его верного «оруженосца» Тиберия Горбця из гоголевской повести «Вий»? Те тоже учились в духовной семинарии и тоже на себе испытали все тяготы бурсы.
А бурсами в Западной Европе в пору Средневековья назывались общежития для бедных студентов при тогдашних университетах. При этом бурсы содержались лишь частично на средства самих университетов, потому львиную долю средств на свое содержание студенты-бессребреники собирали среди хорошо обеспеченных и богатых горожан. Само же слово бурса, тоже, как биржа и бюджет, оказалось связанным с уже упоминавшимся древнегреческим словом bursa. Так вот, эту самую бурсу- кошелек (скорее, кошель — поскольку тот был внушительных размеров) студенты прибивали на входных дверях и воротах, ведущих в кричащие своей бедностью общежития, дабы богатые мещане клали туда свои пожертвования. А нередко случалось и так, что не в меру голодным бурсакам приходилось брать с собою суму-бурсу и самим отправляться за подаянием по всей округе. Помните у Н. В. Гоголя в «Вие»: «Один раз во время подобного странствия три бурсака своротили с большой дороги в сторону, с тем чтобы в первом попавшемся хуторе запастись провиантом, потому что мешок у них давно уже был пуст. Это были богослов Холява, философ Хома Брут и ритор Тиберий Горобець». А бывало и так, что наиболее догадливые и расторопные или самые бедные бурсаки прикрепляли кошели для подаяний прямо на дверях своих неуютных комнатушек. И, знаете, частенько что-то перепадало бедолагам. Видите, подобно далеким негасимым звездам светят нам из глубины времен слова-капризы, слова-загадки. Но попробуй-ка разберись в их истории, проникни в их туманную изначальность, не зная истории вещей-реалий, нареченных этими словами.
<< | >>
Источник: Липатов А.Т.. Сленг как проблема социолектикй: монография.-М.: ООО «Изд-во «Элпис». - 318 с.. 2010

Еще по теме 1. А биржа начиналась с кошелька:

  1. Глава 7 Гремучая смесь для разжигания аппетита инвесторов Анатомия финансового пузыря в романе «Деньги» Эмиля Золя
  2. 1. А биржа начиналась с кошелька
  3. ЗАМЕТКИ ОГЮСТА РЕНУАРА