<<
>>

Роман Лункин Русская Пруссия. Калининград — пионер европейской христианской идентичности

Калининградская область является особым культурным и идейным полем, которое существует и развивается в отдалении от Центральной России с ее идеями великой Святой Руси, сильного государства и концепцией «традиционных» религий, из которых православие является фундаментом власти - государствообразующей религией, а Церковь хранительницей русской духовности и культуры.
В калининградском эксклаве все эти представления о величии и уникальности, необходимости подчинения власти в Кремле и в Московской патриархии, которые хранят это величие, притупляются, теряют практическое значение, а в конце концов и смысл. Для построения нормального цивилизованного гражданского общества в окружении стран Европейского Союза ксенофобская и с подозрением относящаяся к демократии идеология ложного величия со всеми своими комплексами совсем не подходит. Она вызывает лишь отторжение со стороны общества, которое выливается в акции демократического протеста (о чем свидетельствуют и многотысячные демонстрации граждан Калининграда против произвола чиновников, немыслимые для остальной России). Калининградцы защищают свою собственную идентичность «русских европейцев», культуру своей земли, в которой переплелись немецкие корни, советское время и глубокое осознание себя частью европейского пространства. Именно поэтому бесцеремонная «православизация» региона и попытка захвата Калининградской епархией памятников культуры Восточной Пруссии были встречены общественностью с возмущением и получили отпор такой силы, какой сложно представить себе в «большой» России. Русские калининградцы с большой охотой вспоминают не о советских героях, а о тех, кто жил и творил на территории области тогда, когда она была ещё Восточной Пруссией. Интеллигенция дорожит именами сказочника Гофмана, поэта Фридриха Шиллера, памятник которому стоит недалеко от областной администрации, философа Иммануила Канта.
Государственный Университет в Калининграде носит имя Канта для того, чтобы подчеркнуть свою связь с восточнопрусским наследием, и называется Российским, а не Калининградским, чтобы отметить свою связь с далёкой Родиной. После долгого запрета в советские годы самой темы восточнопрусской истории, люди, жившие в убогом мире советской коммуналки, вдруг увидели прекрасную архитектуру, замки и церкви, хранившие память о романтичном мире рыцарей и великой культуре. Атмосферу Калининграда можно с полным правом сравнить с открытостью и интеллектуальной свободой многих европейских городов. На конференции, которые устраивает, к примеру, Университет им. Канта, приглашаются польские, литовские и немецкие учёные, контакты с которыми в силу близости границ часто носят дружеский соседский характер. Что касается политической сферы, то можно сказать, что все губернаторы области последних десяти-пятнадцати лет - и Леонид Горбенко, и Владимир Егоров, и нынешний глава области Георгий Боос - с уважением относились к западным соседям, прислушивались к общественному мнению близлежащих европейских стран. Кроме того, в области действует также республиканское движение во главе с предпринимателем Сергеем Пасько, выступающее за создание Балтийской республики в составе Российской Федерации также на основе демократических ценностей, свободы совести и интеграции в европейские структуры. Осознание своей европейской идентичности затрагивает все сферы общественной, культурной и политической жизни Калининграда, однако религия является той сферой, где возможно поиски идентичности выражаются ярче всего, так как сама организованная религиозная жизнь начала утверждаться только в конце 80-х одновременно с идейной и политической борьбой, связанной с поиском европейского вектора развития. Практически до 1985 года в области не было никакой религиозной жизни. Эксклав был атеистическим форпостом Советского Союза, у которого по существу не было собственных исторических корней, гражданского сознания и какой- либо национальной культуры.
Сама религия пришла в область как европейская ценность. С формальной точки зрения, после 20 лет развития различных христианских церквей в области религиозная ситуация выглядит так. По словам специалиста по взаимодействию с религиозными организациями областной администрации Игоря Гурова, в области зарегистрировано 53 православных прихода и два женских монастыря (около двух десятков насельниц этих монастырей, в основном, живут в поселке Изобильный, где работают на православной ферме), всего зарегистрировано 64 православных религиозных организации. В Калининградское пробство Московской епархии Евангелическо-Лютеранской Церкви (ЕЛЦ) входит 46 общин и групп. Кроме этого, существует 25 католических приходов и около 40 баптистских, евангельских и пятидесятнических церквей. Лютеранство в области становится духовным мостом между русской и германской культурами. Основу общин составили немцы-беженцы из Средней Азии и Казахстана, сильно русифицированные, значительную часть лютеран составляют смешанные семьи. В Калининград верующие русские немцы ехали именно потому, что не хотели жить на Западе, хотели чего-то среднего, не совсем Германии, не совсем Советского Союза. Такой русско-немецкий менталитет хорошо адаптируется к преобладающим в области культурным настроениям и сам адаптирует местных русских. Влияние и значение лютеранства намного превосходит не такое уж многочисленное русско-немецкое население. Именно потому, что отвечает духовным и культурным запросам калининградцев. Пастор Калининградского пробства Евангелическо-лютеранской церкви Владимир Михейлис считает неслучайным повсеместный интерес к восточнопрусскому наследию, пусть на уровне символики или каких-то элементов стиля. Как полагает Михейлис, «мы не хотим вернуть прошлое, а хотим, чтобы область процветала также, как и её соседи». Положительным моментом Михейлис считает то, что молодое поколение интересуется немецкой историей края, так как ранее это была запретная сфера после 1946 года. По телевидению и в прессе в последние годы появляется много материалов по восточнопрусской истории - о рыцарях и наполеоновских войнах.
По мнению Михейлиса, таким образом молодёжь чувствует себя ближе к Европе. Русские баптисты и пятидесятники, оказавшись перед европейским вызовом, не только не отказались от своих русских корней, но наоборот стали энергично искать и обосновывать свою русскую идентичность. Показателен пример лидера Современной Христианской (Православной) Церкви пастора Григория Кацнельсона. Идеологией своей церкви он сделал протестантское осмысление православного богословия и богослужебной практики. Кацнельсон провозгласил также стремление стать такой евангельской церковью, которая возьмёт всё лучшее из духовной практики русского Праовславия. По словам Кацнельсона, задача калининградских христиан стоит в том, чтобы на основе традиционной право- славной духовности воссоединить Калининград со всей остальной Россией. Огромный духовный и культурный потенциал россиян Кацнельсон противопоставляет европейским качествам - индивидуализму, эгоизму, зарегулированности жизни, неспособности современных европейцев на «сильные душевные движения». Необходимо перенять демократические институты, но не следовать полностью американо-европейской модели развития. Одной из причин критики Европы со стороны Кацнельсона является тот факт, что в американском и европейском обществах иногда исподволь, скрыто может происходить нарушение прав человека. По мнению Кацнельсона, «мы не являемся преемниками Восточной Пруссии, мы не унаследовали её культуру, не было эстафеты, исторической передачи традиции». Однако именно на этой земле Россия должна противопоставить что-то позитивное европейской интеграции. Отрицать Запад глупо, надо использовать всё, что объединяет русскую традицию и Европу. С точки зрения Кацнельсона, надо быть христианскими демократами, так как именно христиане являются самыми большими демократами. Некоторые лидеры евангельских общин прямо говорят, что следует следовать европейским примерам при построении свободного демократического общества. Со словами пастора Церкви Полного Благословения Михаилом Обрехтом, общины евангелистов Калининграда, могло бы согласиться большинство протестантов.
По словам Обрехта, верующие должны занимать активную гражданскую позицию, а демократия для них - это наилучшая среда существования, так как для христиан важна свобода и свобода реализации в частности. По мнению пастора, советский период истории Калининграда не оставил по себе доброй памяти, люди не испытывают по нему ностальгии. Европейский выбор стал единственным. Православная Россия не устраивает верующих, считает Обрехт, им нужна евангельская Россия, которая живёт по нормальным законам. «Перекошенных изб и безалаберности уже никто не хочет в этом регионе, а в РПЦ сами многие являются разгильдяями», — полагает Обрехт. Более того, сами евангельские церкви, по мнению Обрехта, должны участвовать в общественно-политической жизни и в демократическом процессе. Католики, в свою очередь, численность которых значительно выросла по сравнению с довоенными временами (в Восточной Пруссии их численность была незначительной) стали носителями чисто европейской идентичности. Католическое духовенство деканата во главе отцом Ежи Стецквичем изначально старалось подчеркнуть то, что в российском эксклаве они служат также, как в любом другом городе Европы. Как и лютеранские пасторы, католические прелаты отстаивают идею принадлежности к христианской европейской цивилизации, не признавая никакой другой «уникальности» и «оригинальности» особого типа русского народа, живущего в Калининградской области. По словам священника католического прихода св. Адальберта в Калининграде отца Миаила Бушуева, в истории Кёнигсберга практически нет ничего русского, кроме бывшего когда-то проездом посольства Петра Великого и того, что Иммануил Кант какое-то время был гражданином Российской Империи. Однако, по мнению отца Михаила, нынешние люди, живущие в области, всё больше осознают, что это их территория, их собственность, и начинают ко всему по-хозяйски относится, также как и их соседи в Литве, Латвии, Польше и Германии относятся к своей родной земле. Православные общины стали появляться в Калининграде после перестройки, одновременно с другими христианскими конфессиями и с интересом ко всему прусскому.
Перед Православием также как и перед регионом в целом встал трудный вопрос идеологического выбора. Можно было остаться аванпостом российской цивилизации и культуры в Калининграде и пойти на самоизоляцию от общества, фронтально противостоять преобладающим в нём взглядам и ценностям. Эту альтернативу наиболее последовательно выражал бывший секретарь Калининградских благочиний Калининградской и Смоленской епархии РПЦ МП игумен Меркурий (Иванов). В 90-е гг. отец Меркурий служил настоятелем малого кафедрального собора Христа Спасителя и главой администрации строящегося Храма Христа Спасителя (ныне глава отдела по катехизации и религиозному образованию). Игумен Меркурий выступал против широкого распространения католицизма и лютеранства в области и считал, что эти конфессии открывают неоправданно много приходов, занимаясь прозелитизмом. Вслед за главой епархии митр. Кириллом (Гун- дяевым), игумен Меркурий был сторонником развития общественного патриотического движения и утверждения идеалов «русской цивилизации». Он полагал, что первый исторический этап православия на территории бывшей Восточной Пруссии — это освоение «существующих слоев» (православие в кирхах). Вторым этапом должно стать утверждение православие — духовное и материальное на собственной основе. Изоляционистские настроения до сих пор выражаются в недовольстве распространением протестантов и католиков, а также в пожеланиях властям ограничить их деятельность в области. Альтернативным вариантом для Православия на калининградской земле стало стремление найти свое место в обществе, попытаться его «воцерковить», осмыслить в православном духе культурную и религиозно-историческую реальность Калининграда. Со временем эта сторона идеологического выбора стала преобладать и в православной среде. Одним из способов поиска своей идентичности стало введение в школах «Основ православной культуры». В рамках этого предмета существует программа «Живое слово», где присутствует региональный компонент — изучение русской культуры и духовной специфики Православия. Отделённость Калининграда от России порождает, по мнению многих православных мирян и священников, необходимость углублённого изучения русской традиции, к примеру, расширения программы русской литературы. Поиск духовной идентичности приводит к тому, что православные идеологи находят корни православной веры в Калининграде и утверждают, что Православие сюда давным-давно принесли ирландские и английские миссионеры. Такого рода реконструкцией истории Православия на Западе России и православных восточнопрусских корней занимается священник церкви Святого Духа в городе Нестеров протоиерей Георгий Бирюков. Отец Георгий является автором целого ряда брошюр, в которых доказывается, что Восточная Пруссия издавна имела отношение к Руси, на этой земле жили славяне, исповедовавшие православие либо старообрядчество. Отец Георгий считает, что правильнее называть этот регион не Пруссией, а Порусьем. По мнению отца Георгия, именно католическая экспансия вытеснила православие, возникшее в VIII-XII вв. в Европе под влиянием ирландских миссионеров и школы свв. Кирилла и Мефодия, на восток, в том числе и в Порусье195. Будучи последовательным противником католического прозелитизма отец Георгий выступает против пропаганды образа пражского бискупа св. Адальберта, убитого пруссами в 997 году, так как он используется для доказательства первенства католиков в Восточной Пруссии. Отец Георгий убежден в том, что Адальберт не смог никого заинтересовать христианской верой в Пруссии. Вместо Адальберта отец Георгий предлагает почитать апостола Андрея Первозванного, путь которого, возможно, пролегал через Янтарный путь (См.: Прот. Георгий Бирюков. Ориентиры истории Порусья. Нестеров, 2004). Проповедь православной веры для отца Георгия является прежде всего возвращением к древней истории поморского Православия Пору- сья, которое было уничтожено католиками-крестоносцами в XШ веке. Образ российского Православия не похож на обычный. Организованная православная жизнь в области началась только в 1985 году, когда власти официально признали существование православной общины в Калининграде и передали ей бывшую лютеранскую кирху под Никольский собор. Постепенно большинство кирх области было передано под православные храмы. В Черняховске, Светлогорске, Гвардейске, Краснознаменске и других городах богослужения также стали проходить в восстановленных и освященных бывших лютеранских кирхах. Со временем кирхи перестали устраивать православных священников. Так, по мнению протоиерея Марьяна Позуня, секретаря епархиального управления, который служит в области с 1990 года, православным необходимо строить свои церкви, так как архитектура лютеранских кирх скорее напоминает о смертности человека, а не о вечности, как купола православных храмов. Однако православные клирики привыкли к протестантской архитектуре и не собираются отказываться от зданий лютеранских церквей, тем более что в Калининграде и в других города области господствует немецкая довоенная архитектура или же новые дома, построенные в «балтийском» стиле. В политическом отношении православные идентифицируют себя с особым типом «свободных россиян». Наличие своеобразного менталитета свободы у калининградцев подтверждает глава молодежного отдела калининградских благочиний священник Владимир Максимов. По его мнению, «калининградцы — самостоятельный народ. Люди живут в центре Европы, постоянно ездят к своим соседям. Они сочетают в себе любовь к Родине со способностью воспринимать европейские достижения. В нынешней общественной жизни РПЦ играет роль якоря, который делает национальные духовные ценности преобладающими». По словам отца Владимира, в эксклаве совсем другая культурная и политическая жизнь, чем в остальной России: «Опыт губернатора Бооса продемонстрировал, что у москвичей иное восприятие Калининграда, то как сепаратистов, то как иждивенцев». Боос, как отметил отец Владимир, восстановил против себя всех, так как думал, что приезжает в обычный российский регион, а столкнулся с заявкой на самостоятельное мнение, и поза снисходительного москвича со снобизмом и самоуверенностью оказалась не к месту. По словам отца Владимира, можно остаться русскими, а из Европы взять ответственность, порядок, самостоятельность, свободу выбора и вообще многому научится. Сохранив русскую духовную традицию и традиции заботы о ближнем, калининградцы будут отличаться как от Европы, так и от России. Под западным влиянием Калининградские благочиния намного более серьёзно, чем большинство других епархий, занимаются социальной и благотворительной работой. При кафедральном соборе Храма Христа Спасителя действует молодежное общество «Преображение», созданное в 2002 году. В рамках общества проходят катехизаторские курсы и регулярное изучение Библии и святоотеческих трудов, его члены окормляют инвалидов в Калининграде, занимаются антисектантской работой. С 2001 года проводится летний епархиальный лагерь имени Федора Ушакова. На базе лагеря также проходит допризывная подготовка при поддержке руководства Балтийского флота. Летние лагеря проводятся также при помощи молодежного христианского движения YMCA и его филиала «Янтарь» (база в поселке Донское). Активной благотворительной деятельностью занимается женский монастырь во имя преподобномученицы великой княгини Елисаветы (бывшее сестричество св. Великомученицы Елизаветы Федоровны) во главе с монахиней Елизаветой (Кольцовой). Вплоть до конца 2000-х годов калининградское православие развивалось самостоятельно, естественным путем, вне рамок большой государственной и церковной политики. В силу этого в регионе и не возникало каких-либо значительных конфликтов РПЦ и общества, РПЦ и интеллигенции. Как только федеральные власти и высшая церковная власть стали ставить перед областью свои специфические задачи, московская идеология вошла в противоречие с уже сложившимся европейским сознанием калининградцев. Активное наступление Церкви на учреждения культуры в Калининграде началось после учреждения самостоятельной Калининградской епархии, что произошло 31 марта 2009 года на заседании Священного Синода РПЦ. Однако управлять епархией стал сам патриарх Кирилл: «Священный Синод принял к сведению и одобрил выраженное Святейшим Патриархом Кириллом предложение оставить за ним временное управление Калининградской епархией вплоть до назначения правящего архиерея». Впервые в мае 2009 года патриарх Кирилл обратился к премьер-министру России Владимиру Путину с просьбой передать в ведение Русской Православной Церкви калининградский Кафедральный собор. Против этого выступил директор областного учреждения культуры «Музей Кафедральный собор» Игорь Одинцов, а Служба государственной охраны объектов культурного наследия Калининградской области заявила, что считает передачу Кафедрального собора РПЦ МП преждевременной, так как Собор еще не введен в эксплуатацию, на реставрацию требуется еще 200 миллионов рублей. Однако вслед за этим осенью 2009 года епархиальное управление Калининградской и Балтийской епархии РПЦ подало в местные органы власти заявление с просьбой о передаче здания бывшей немецкой кирхи, в котором ныне располагается органный зал (бывшая кирха Святого семейства), в свою собственность. Помимо этого, епархия претендует на здание Калининградского кукольного театра, который размещается в бывшей кенигсбергской часовне - кирхе королевы Луизы. Требование передать епархии здание, где располагается Калининградский симфонический оркестр (бывший дом пастора), вызвало еще более бурную реакцию. 16 ноября в здании драмтеатра по инициативе руководителя симфонического оркестра Аркадия Фельдмана прошла пресс-конференция музыкантов и других деятелей культуры, которые заявили свой протест по поводу притязаний епархии, а также по поводу того, что епархия все делает втайне, за спиной у тех учреждений культуры, которые занимают кирхи. Мэр Калининграда Феликс Лапин и депутат городской думы Александр Мусевич заявили о своей поддержке оркестра. С симфоническим оркестром предполагалось заключить договор аренды на 49 лет, то есть епархия становилась собственником кирхи, но пока оркестр выгонять не собиралась. Такие условия не устроили музыкантов. Особое возмущение в местной прессе вызвала мотивация действий епархии и то, как она собиралась «сотрудничать» с музыкантами. Представители Калининградской епархии отмечали, что претендуют на здания всех бывших кирх в области, поскольку это здания религиозного назначения, которые после принятия законопроекта о передаче имущества религиозным объединениям могут быть переданы другим конфессиям. И для того, чтобы их не заняли католики и лютеране, эти кирхи надо отдать Московской патриархии. К примеру, в интервью «Известиям» 05.06.2009 представители епархии довольно откровенно говорили о своих намерениях. Одни из них отмечал: «Пока новый закон не принят, объекты религиозного назначения могут передаваться любым религиозным организациям. По формальной логике будущего закона, явно не учитывающего особенности Калининградской области, на Кафедральный собор, равно как и на здание филармонии и кукольного театра, могут претендовать западные конфессии. Догадываетесь, интересы каких сил они будут представлять?» Руководитель пресс-службы Калининградской православной епархии Михаил Селезнев также неоднократно давал идеологическую трактовку действий РПЦ: «Наша инициатива связана с интересом большинства жителей области, которые смотрят вдаль и понимают всю сложность геополитического положения региона». Помимо этого, с июля 2009 года представители епархии начали компанию по приданию определенного квазицерковного статуса бывшим орденским замкам Восточной Пруссии. Так, в Управление Росимущества по Калининградской области поступило предложение от епархии о передаче в собственность РПЦ двух средневековых замков Тевтонского ордена - Георгенбурга, расположенного в городе Черняховске, и Шаа- кена, расположенного в Некрасово (Гурьевский район). В феврале 2010 года замок Георгенбург был передан в оперативное управление местному приходу Архангела Михаила Калининградской епархии. Планируется восстановление замка и создание на его базе молодежного центра. В замке Шаакен пока еще располагается частный музей средневековых пыток. 384 В мае 2009 года руководитель Агентства по имуществу Калининградской области Анна Боград также сообщала, что в территориальное управление Росимущества поступило обращение епархии с просьбой о передаче в собственность РПЦ семи средневековых кирх, расположенных в Калининградской области. Это три полуразрушенных кирхи в Правдинском районе — Алленау (ныне поселок Поречье), Алленбург (поселок Дружба) и Домнау (поселок Домново), две кирхи в Багратионовском районе — Абшванген (ныне Тишино) и Тарау (Владимирово), а также кирхи Куменен (поселок Кумачево Зеленоградского района) и Хайлигенвальде (поселок Ушаково Гурьевского района). Объем притязаний епархии вызвал ироничные и возмущенные отклики с требованиями к РПЦ не вмешиваться в светскую жизнь. В одной из публикаций отмечалось: «Если Русской православной церкви удастся осуществить ее наполеоновские планы и присвоить все недвижимое наследие восточнопрусских лютеран и католиков, городу, вероятно, не останется ничего иного как назваться Кириллградом, ну, или на худой конец, да и ради исторической справедливости (как же без нее, мы ведь не какие-нибудь там фальсификаторы истории!) — Кириллбергом»196. Как осторожно заявил в интервью автору специалист отдела по национально-культурным и общественным связям Министерства культуры Калининградской области Игорь Гуров, проблем с передачей кирх религиозным объединениям в области никогда не было. Бывшие кирхи, многие из которых представляют собой лишь руины, передавались самым разным религиозным организациям - пятидесятникам в Гусеве, Новоапостольской церкви в Гурьевске. Некоторые кирхи занимают также лютеране, но у них, по словам Гурова, не так много прихожан и они прав на все кирхи региона не заявляют. При этом, интеллигенция и чиновники, непосредственно отвечающие за памятники культуры, выступают резко против передачи тех бывших кирх, которые уже заняты музеем, театром или филармонией, а тем более историко-культурного символа Калининграда - собора на острове Кнайп- хоф, где похоронен Иммануил Кант. Начальник отдела культурного наследия и архивов Службы государственной охраны объектов культурного наследия Калининградской области Алексей Нагорный отметил в интервью автору, что он против передачи Кафедрального собора Московской патриархии: «мы даже не представляем, как его можно отдать. У нас ситуация другая, чем в других регионах России, так как кирхи никогда не были православными храмами и однозначно ставить вопрос об их передаче РПЦ МП нельзя». По мнению Нагорного, существуют кирхи, которые никак не используются, и их можно передавать, но есть объекты с культурной нагрузкой. Культурные учреждения, такие как Собор, помогают развивать международные связи и проекты, и выводить их из исторических зданий было бы неправильно. Нагорный особенно подчеркнул, что тогда, в случае передаче всех учреждений культуры РПЦ МП, нужно будет ставить вопрос о сворачивании культурной деятельности в области. Музейная интеллигенция в сложившейся конфликтной ситуации совсем не ощущает потребности в «православизации» объектов религиозного назначения и региона в целом как инструмента для построения культуры, отличной от окружающей Европы. Все происходит ровно наоборот - деятели культуры защищают общеевропейские культурные ценности как часть и одну из основ русской культуры. Обеспокоенность передачей памятников культуры РПЦ МП наиболее ярко в области выражает директор областного учреждения культуры «Музей Кафедральный собор» Игорь Одинцов. В интервью автору он сообщил, что пока что вопрос о передаче собора закрыт на самом высоком уровне. В этом протестантском соборе, по словам Одинцова, православные богослужения могут совершаться только после демонтажа органа и витражей. Кроме того, под вопросом будет и духовно-культурный центр, существующий в соборе, где похоронен философ Кант. В соборе проходят концерты, при соборе действуют музей Канта и Институт по изучению наследия Канта. Интеллигенция Калининграда, как отметил Одинцов, в целом очень негативно восприняла заявления епархии, и планировала обратиться к президенту России с просьбой рекомендовать РПЦ не вмешиваться в светскую жизнь. Это выразилось в скандалах вокруг собора и здания, где располагается симфонический оркестр и которое сам оркестр и реставрировал. Коллектив оркестра заявил о творящемся беззаконии и, благодаря вмешательству губернатора Георгия Бооса, по словам Одинцова, РПЦ МП отступила. Дело в том, что епархия стала выступать за спиной тех людей, которые занимали театр кукол или органный зал, никому не сказав ни слова. Как отметил Одинцов, представители епархии всем говорили: «вы не беспокойтесь, мы просто не хотим, чтобы там были католики и протестанты». Однако Игорь Одинцов заметил: «это же все равно русские люди, а потом у нас все равны перед законом». Бурное возмущение в музее вызвало предложение епархии заключить договор, согласно которому музей будет эксплуатировать собор, но руководство музея обязано за 3 месяца согласовывать с Церковью программу деятельности и концертов, проходящих в соборе. Как отметил Одинцов, «а вдруг им не понравится Бах и они скажут, что мы не должны его слушать. Я считаю, что это в том числе уничтожение русской культуры, удар по объектам нашей культуры, которая включает в себя и Баха». Абсурдом и глупостью Одинцов также считает заявления Церкви, что замки должны считаться религиозными объектами. Передача памятников культуры РПЦ МП и то, что при этом государство будет их содержать и реставрировать, по мнению директора музея, противоречит Конституции и тому, что Церковь в России отделена от государства. В разгар обсуждения вопроса о передаче собора - в мае-июне 2009 года - Игорь Одинцов выступал также решительно, и его позиция во многом оказала влияние на решение областных властей временно закрыть вопрос о передаче собора на острове Канта патриархии. Как подчеркивал Одинцов, «Я считаю, что это провокация против культуры Калининградской области. Русские не сдаются, мы обратимся с соответствующими письмами к руководству государства». По словам директора музея, «меня удивляет и то, что РПЦ хочет владеть собором, но не иметь в собственности могилу Канта, которая является сегодня частью культового сооружения. Им не нужны даже великие, но мертвые мудрецы, требующие постоянной заботы и ухода. Идея передачи собора вредна и для международного имиджа Калининграда: например, Германия, которая вкладывала большие средства в его ремонт как государственного музея, этого не поймет»197. Скандал вокруг притязаний епархии РПЦ в Калининграде практически не освещался в общероссийской прессе, и даже мало был замечен в интернет-изданиях. Тогда как в эксклаве сложилась по существу уникальная ситуация. Требования епархии передать в собственность РПЦ лютеранские кирхи, а также некоторые замки области, и Кафедральный собор на острове Канта в Калининграде привело к довольно резким и относительно массовым заявлениям общественности с требованиями соблюдать закон и принцип отделения Церкви от государства. Фактически общественность на этом этапе поддержали и некоторые представители местных властей. То поведение, которое для епархии было естественным (по образцу бесцеремонного поведения РПЦ в Центре России), в Калининграде было воспринято как циничный произвол, уничтожение культуры и оскорбление местной интеллигенции. Действия епархии вошли в противоречие не только с нормами этики, но и с культурой веротерпимости к другим конфессиям, которая сложилась в Калининграде. Показателем развития калининградского гражданского общества и его особого мировоззрения стала реакция интеллигенции на более активные действия властей и РПЦ. В августе 2010 года новым губернатором области стал Николай Цуканов, который в отличие от Георгия Бооса стал поддерживать более тесные отношения с Церковью, приветствовал не только все требования епархии, но и пошел навстречу инициативам патриарха Кирилла по поводу передачи Церкви орденских замков и бывших немецких кирх. В ходе визита патриарха Кирилла в Калининград в начале октября 2010 года предстоятель РПЦ всенародно благословил Николая Цуканова на губернаторство в кафедральном соборе Христа Спасителя. Патриотические призывы губернатора и патриарха Кирилла сразу обрели политическую окраску, поскольку были поддержаны партией «Единая Россия» и раскритикованы демократической оппозицией Калининграда. Идеологию нового губернаторства выразили руководители созданного при участии представителей «Единой России» в августе 2010 года в Калининграде Центра изучения родной культуры им. И.А. Ильина. Лидеры Центра Владимир Шульгин (гендиректор) и Максим Макаров (также заместителем координатора калининградского представительства Центра социально-консервативной политики «Единой России») обратились к новому губернатору Калининградской области Николаю Цуканову с открытым письмом. Характерно, что в нем они отмечают, что бывший губернатор Боос не проявлял должного уважения к патриарху Кириллу и предлагают формировать идентичность Калининграда заново, с учетом «общероссийских традиций», без учета немецкого прошлого. В письме выражается надежда на то, что будет положен конец формированию «евро-прусской» «калининградской идентичности», транслируемой через школьные программы по краеведению, как особо подчёркивается, «на 80% состоящие из чужой истории и культуры». На фоне острых общественных дискуссий 28 октября депутаты областной Думы приняли сразу два законопроекта о передаче религиозных объектов Калининградской епархии Русской православной церкви. В числе объектов — Кирха памяти королевы Луизы (здание Областного театра кукол), Кирха Святого семейства (здание Областной филармонии) и ещё 13 строений. О том, какие памятники по списку передаются РПЦ, общественность узнала только в момент принятия закона. Как отметил губернатор области Цуканов, передача религиозных объектов Русской православной церкви — единственный выход сохранить это имущество для жителей Калининградской области. Кроме того, Цуканов заявил, что не уверен, что неправославные конфессии сохранили бы учреждения культуры в зданиях кирх. Решение властей вызвало бурную реакцию самых разных общественных кругов. Глава католической архиепархии Божьей Матери в Москве архиепископ Паоло Пецци призвал пересмотреть решение калининградских властей о передаче бывшего католического храма Святого Семей- 388 ства РПЦ и вместо этого вернуть его католической общине. О возвращении бывшей церкви Святого Семейства католики ходатайствуют уже почти 20 лет. Он назвал «глубоко ошибочным» намерение властей региона передать бывший католический храм православной епархии и выразил надежду на благоразумное и справедливое разрешение возникшего недоразумения. Старший пресвитер Российского союза евангельских христиан-баптистов по Калининградской области Анатолий Крикун также публично заявил, что в регионе «явно недостаточно помещений для богослужений протестантов». Крикун считает, что «и другие конфессии, если они правопреемники, должны претендовать и имеют право претендовать на эти здания». По словам пресвитера, при немцах в Кенигсберге было 50 церквей и 5 500 баптистов, в области — 18 500 баптистов. «И все они имели здания, помещения для молитвы», — говорит Крикун. Баптистская церковь в Калининградской области претендует на три здания. Одновременно с началом дискуссии вокруг передачи зданий РПЦ в Калининграде было стихийно сформировано общественное движение, которое стало регулярно проводить пикеты за отмену областного закона. В пикетах активное участие принимали партии «Яблоко», КПРФ, «Патриоты России», «Солидарность» и другие. Были посланы открытые обращение президенту РФ, патриарху Кириллу, как от интеллигенции в целом, так и отдельно от католиков Калининградской области. 2 декабря 2010 года учреждено общественное движение «За сохранение культурной среды и соблюдение Конституции», целью которого является противодействие неправомерной передаче в собственность Русской Православной Церкви объектов недвижимости. Движение поддержало обращение деятелей культуры к губернатору Калининградской области от 30 ноября о проведении максимально открытой и гласной дискуссии по вопросу о реализации федерального закона «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности» (принят Государственной Думой 19 ноября 2010 года, одобрен Советом Федерации 24 ноября 2010 года). Официальный сайт движения http://kaliningrad-kultura.net/ приводит проект Манифеста движения, который будет принят 5 декабря. В нем, в частности, говорится: «В Калининградской области в 2009-10 годах были неправомерно переданы в собственность Русской православной церкви десятки объектов недвижимости. Среди них такие важные для всех калининградцев объекты культуры как Концертный зал областной филармонии и здание Театра кукол. Также была передана кирха Арнау, известная своими уникальными фресками 14 века. РПЦ были также переданы около 10 орденских замков, которые никогда не были религи озным имуществом. Кроме этого РПЦ под видом объектов культового назначения передаются земельные участки как в городе Калининграде, так и в области, а самих объектов нет на картах и планах уже в среднем 50 лет, РПЦ настаивает на передаче ей кирхи в поселке Чистые Пруды, в которой расположен музей родоначальника литовской литературы Кри- стионаса Донелайтиса. Под угрозой передачи находятся также Кафедральный собор и руины Королевского замка, здание симфонического оркестра, десятки других объектов. Несмотря на протесты общественности РПЦ продолжает упорно подавать заявки на новые объекты недвижимости, а исполнительная и законодательная власть региона и муниципалитетов, не советуясь с населением, передает эти объекты. В списках значатся больницы, школьные здания, музыкальные школы, предприятия и даже жилые дома с жителями. Поэтому мы, калининградцы, решили объединиться в движение «За сохранение культурной среды и соблюдение Конституции РФ». Помимо этого, в сети интернет было создано сообщество «Руки прочь от культурного наследия Калининградской области!», а также проводится сбор подписей под Открытым обращением за отмену областного закона о передачи объектов религиозного назначения и за приостановку передачи замков и кирх РПЦ. Противостояние епархии и общественности в Калининграде ярко показало различие между мировоззрением общества и РПЦ, — то, что представители епархии живут в своем собственном своеобразном мире, где символические государственные интересы значат намного больше, чем все остальное - люди и демократические законы. Однако Православная церковь постепенно приспосабливается и учиться жить и в демократическом обществе, в реальности воплощая на низовом приходском уровне все те миссионерские и социальные задачи, о которых постоянно говорит патриарх Кирилл. В бытность свою митрополитом Калининградским и Смоленским Кирилл также приспосабливался к своеобразной многоконфессиональной и терпимой атмосфере Калининграда, и православной епархии придется делать это и дальше самостоятельно. В Калининградской области формируется собственная региональная религиозная, духовная культурная традиция. Несмотря ни на что, православие приобретает некоторые черты, свойственные православным на Западе, а католики с протестантами находят своё понимание русскости, православной традиции и истории. Вместе с тем, существуют некоторые черты, объединяющие всех христиан эксклава. Прежде всего, они считают себя носителями ценностей христианской европейской цивилизации. Будучи гражданами Европы, христиане осознают свою ответственность перед соседями, культурой и полузабытой историей своего региона. Для 390 членов христианских церквей Калининграда естественное отождествление себя с европейцами привело также и к восприятию общественной и политической культуры Европы. Причём российские христиане в Калининграде намерены строить вместе с европейцами свободное государство, в котором демократические ценности обусловлены христианской верой.
<< | >>
Источник: Коллектив авторов. Религия и российское многообразие. 2011

Еще по теме Роман Лункин Русская Пруссия. Калининград — пионер европейской христианской идентичности:

  1. Роман Лункин Русская Пруссия. Калининград — пионер европейской христианской идентичности