>>

Введение

Актуальность темы исследования. В сложном обществе характер информации имеет принципиальное значение - она влияет на социальный климат общества и жизнь акторов. В этих условиях усиливается роль информационной политики в силу того, что индивидуальные и коллективные акторы обладают набором инструментов управления информацией. Это дает им возможность не только распространять информацию, но и работать с ней во взаимодействии с реципиентами. При этом в контексте управления информацией особо актуализируется проблематика управления рисками, возникающими как в результате развития массовых самокоммуникации отдельных акторов[1], так и информационной политики институциональных структур.

Проблема информационных рисков рассматривается автором как феномен рискогенных ситуаций, содержащихся в современном перенасыщенном информацией обществе, которому присуща глоболокальная специфика.

Исходя из тезиса В.А. Ядова о том, что «для современной социологии настал период гуманизации, переориентации от рационального познания глобальных проблем к познанию и пониманию локальных общностей, специфики меньшинств повседневных социальных практик, обращение к микроанализу социальных феноменов» [2] [3] , научное обоснование

информационного управления рисками может способствовать совершенствованию управления в направлении его гуманизации, что позволит усилить функциональность смыслопроизводящих институтов. Эта необходимость подчеркивается А.В. Тихоновым о социетальном феномене управления (по происхождению и по роли), «которую оно выполняет в

- 3

человеческой деятельности» .

Проблематика управления рисками в информационной политике сегодня актуальна для самых разных смыслопроизводящих институциональных структур. В то же время особым интересом анализа может стать функционирование институтов, генерирующих информацию и имеющих относительно закрытую форму. Как правило, они по ценностной сути консервативны, имеют четкую иерархичную структуру и склонны к административному регулированию своей информационной деятельности. К таковым, в частности, относятся институты церкви, называемые Э. Дюркгеймом «моральными общинами», члены которых объединены в силу того, что они одинаковым образом представляют священное и мирское,

4

воплощая эти представления в идеологических проявлениях .

Автор диссертационной работы исследует информационную политику религиозной организации - Московского патриархата, представляющего институт церкви в России. За многовековую историю он претерпел существенные изменения в системе своего управления. Зародившись на Руси как часть Константинопольского патриархата, сегодня Русская Православная Церковь осуществляет информационную политику, транслируя ее через разветвленную систему представительств на всех континентах земного шара. В диссертации уделено внимание ее информационной политике, управлению ее специфическими рисками в пределах Российской Федерации.

Управление рисками в информационной политике института Церкви связано с основным вектором ее общественной деятельности - работой с информацией, производством базовых смыслов и идей, распространением этой ценностной информации как можно большему числу людей.

Степень разработанности проблемы. Многогранность темы востребована выделением нескольких групп источников. К одной из групп мы отнесли работы, анализирующие информационную политику Русской Православной Церкви в историческом и социокультурном аспектах.

В настоящее время обзор трудов, посвященных феномену использования Московским патриархатом инструментов в его информационной политике, немногочислен. В советский период в связи с доминированием коммунистической идеологии, ограничениями в действиях со стороны [4] государства, Русской Православной Церковью фактически выпускались только настольные календари, «Журнал Московской Патриархии» и «Богословский вестник».

Ситуация начала меняться в преддверии празднования тысячелетия крещения Руси. Этот период ознаменован медиабумом как внутри Московского патриархата, так и в светском сегменте общества. Круг проблем становления церковной медиаиндустрии, взаимодействия со СМИ, медиакоммуникации постсоветского времени рассматривался, как правило, в публицистических материалах. Между тем, в первое и второе десятилетия XXI века вышло в свет несколько научных работ, появившихся в результате участия ученых в международных и отечественных конференциях[5].

Теме взаимоотношений Церкви и средств массовой информации посвящен раздел «Церковь и СМИ» в монографии Н.А. Митрохина[6] [7]. В 2010 году в Санкт-Петербургском государственном университете защитил докторскую диссертацию «Формирование системы церковной периодической печати в России XIX - начала XX веков: историко-типологический анализ» К.Е. Нетужилов. Теме информационной политики Русской Православной

у

Церкви был посвящен целый ряд диссертационных исследований .

В последнее десятилетие анализ присутствия Московского патриархата в социальном пространстве постсоветской России стал темой диссертационных работ на соискание докторских и кандидатских степеней политических наук нескольких исследователей, и с каждым годом

о

интенсивность обращения к этой теме возрастает . Однако в блоке социологических специальностей данным вопросам уделялось крайне мало внимания: в 2005 г. в Саратове состоялась защита исследования А.А. Яковлева[8] [9] и в 2010 г. в Краснодаре И.Н. Сидорова[10].

В настоящее время к информационным рискам принято относить риски, связанные с информационной безопасностью и компьютерными технологиями, электронными системами. Управлению подобными рисками посвящено несколько диссертационных исследований Воронежского

государственного технического университета, в котором присуждались степени кандидатов технических наук[11].

Еще одну группу источников представляют исследования российских социологов, анализирующих динамику рискогенных проявлений в религиозной плоскости современного социума России и остального мира. Особо отметим работы Ж.Т. Тощенко[12], В.И. Гараджи[13], И.Г. Каргиной[14], Р.А. Лопаткина[15], М.П. Мчедлова[16], М.М. Мчедловой[17] [18] [19].

Следующая группа источников сосредоточена в работах, анализирующих новые реалии информации и информационной политики в эпоху глобализации. Эти процессы не могли не сказаться на информационной политике Русской Православной Церкви. Среди многочисленных исследований отметим труды Н. Лумана, в которых представлен системный подход к информации , М. Кастельса, обосновавшего сетевой подход к исследованию информационной политики в условиях становления глобальных реалий. Ему же принадлежит концепция

19

массовой самокоммуникации .

Наконец, назовем заключительную группу источников исследований современных усложняющихся рисков.

К числу наиболее значимых зарубежных авторов отнесем У. Бека[20], Э. Гидденса[21], Н. Лумана[22]. В России

О 3 л л

проблематикой риска активно занимаются О.Н. Яницкий , С.А. Кравченко , Ю.А. Зубок22 [23] [24] [25].

Все отмеченные научные труды касаются отдельных аспектов темы диссертации. Однако риски в контексте проблемы информационной политики института церкви никем не рассматривались. Значительная часть материала по церковно-информационной политике собиралась автором эмпирическим способом, который удалось использовать, работая в Управлении делами Московской Патриархии и отвечая за развитие информационной деятельности епархий Московского патриархата. Кроме того, впервые собраны и проанализированы с помощью контент-анализа решения органов высшей церковной власти[26], связанные с издательской и информационной сферой, начиная с 1905-1906 гг., когда действовало Предсоборное Присутствие, готовившее Всероссийский Собор 1917-1918 гг., и вплоть до 2015 года.

Цели исследования - определение возможности использования социологического инструментария для анализа рисков информационной политики Московского Патриархата. При этом особый акцент был сделан на: анализе социальных рисков, с которыми сталкивается Русская Православная Церковь в своей информационной политике, а также зависимость управления рисками от типов информационных рисков.

Задачи исследования. Исходя из вышеизложенных целей диссертантом определены следующие задачи.

1. Используя рискологический инструментарий, провести систематизацию рисков, в результате чего предложить понятие «информационный риск», отражающее новые вызовы как сакральным, так и светским ценностям россиян.

2. Выявить адекватность традиционных инструментов информационной политики - цензуры, пропаганды, идеологии - современным реалиям и определить степень использования их смыслопроизводящим институтом Церкви в условиях глоболокальной специфики сложного социума.

3. Обосновать применение научно-понятийного аппарата социологии рефлексивного модерна Э. Гидденса, рефлексивной социологии П. Бурдье, культуральной социологии Дж. Александера в контексте информационно-политической деятельности Русской Православной Церкви.

4. Опираясь на методологический инструментарий Н. Лумана, У. Бека, Э. Гидденса, определить типы информационных рисков и дать конкретное описание их специфик и влияния на информационную политику Московского патриархата.

5. Предложить и обосновать инструментарий управления информационными рисками, адекватный социально-исторической перспективе существования в России смыслопроизводящего института церкви, в том числе применимого в ситуациях информационных рисков провокаций и скандалов в контексте религиозного интереса (П. Бурдье).

Объект исследования - информационная политика, применяемая Московским патриархатом в современных реалиях.

Предмет исследования - управление рисками, с которыми сталкивается Русская Православная Церковь в своей информационной политике, обусловленной производством базовых идей, передачей ценностной информации ценностной информации как можно большему числу людей.

Методология исследования. Диссертационная работа базируется на теоретических основаниях социологии управления в информационной сфере , а также на рискологической парадигме - в той ее части, где [27] затрагиваются проблемы информации и коммуникации, развития информационных технологий и процессов, значение религиозных институтов в современном мире.

Методология рефлексивной социологии, а именно труды У. Бека ,

Э.Гидденса , Н. Лумана , позволили провести исследования, выявившие три типа информационных рисков сложного социума и предложить способы управления ими. Опираясь на труды Г. Лассуэла , М. Скэммелла , Т.М. Горяевой , И.Н. Панарина , проанализированы реалии, в которых сегодня существуют религиозные институты через призму традиционных инструментов информационной политики: пропаганды, цензуры, идеологии.

Методология П. Бурдье использовалась при исследовании возникновения рисков символическому капиталу. В нашей интерпретации предлагается концепция возникновения в сложном обществе информационных рисков религиозному интересу, от которых зависит символический капитал Московского патриархата и, следовательно, эффективность его информационной политики. [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35]

С помощью методологии культуральной социологии Дж. Александера[36] [37] [38] [39] удалось изучить феномен скрытых символов в информационно - политической деятельности смыслопроизводящего института церкви, а также обосновать примеры, когда управление информационными рисками способствует выявлению в культуральном пространстве России (особенно в регионах) скрытых символов. Это, в свою очередь, способствует преололению в малых городах и поселках городского типа недоверия к церковному руководству и общественному служению Московского патриархата.

Кроме того, положения диссертации основываются на методологическом анализе сложного, информационного общества, общества риска, сетевого общества, открытого общества: З. Бауман , Д. Белл , Г. Дебор , И. Пригожин и И. Стенгерс[40], Э. Тоффлер[41], Дж. Урри[42]. Особое внимание уделено методологическим подходам, содержащимся в теориях, связанных с информационными процессами, протекающими в современном социуме и порождаемыми информационным пространством, а также возникающими в нем рисками: М. Кастельс[43], М. Маклюэн[44], У. Эко[45], Ю. Хабермас[46], Ж. Бодрийяр[47].

Помимо этого автор диссертации обращался к методологическому инструментарию отечественных экспертов в области информатизации современного общества: Б.А. Грушина 45 46 47 [48] , Л.М. Земляновой [49] , В.Л. Иноземцева[50], М.М. Назарова[51], А.В. Назарчука[52], А.В. Соколова[53], Ф.И. Шаркова[54], И.И. Юзвишина[55].

Методы исследования. При написании исследования использовался метод включенного наблюдения, благодаря которому удалось установить латентные, скрытые от внешних исследователей факторы, влияющие на принятие решений в медиасфере Московского патриархата. Кроме того, проводились экспертные интервью с сотрудниками Московского патриархата, использовался контент-анализ СМИ перестроечного и постперестроечного времени, а также середины 2000-х годов, архивных официальных документов Русской Православной Церкви. Итоги данных исследований позволили выявить влияние внешних и внутренних факторов на информационную политику Церкви, на возникновение информационных рисков и способы управления ими. Помимо этого настоящий социологический анализ основан на вторичном анализе данных

социологических исследований М.К. Горшкова, И.Г. Каргиной, М.М. Мчедловой, В.В. Петухова.

Научная новизна. В диссертации получила развитие сфера информационной рискологии применительно к религиозной сфере деятельности.

• Выявлены трансформации информационной политики Московского патриархата в условиях информационно открытого сложного социума, переосмыслены понятия и практики цензуры, пропаганды, идеологии.

• Сформулировано понятие «информационный риск», предложено выделение трёх типов информационных рисков политики Московского патриархата, вызванные информатизацией, виртуализацией, открытостью, рефлексией религиозных институтов в публичном пространстве;

• Обозначены проблемы и уязвимости информационной политики Московского патриархата в 1990-х-2000-х гг., причины её конфликтогенности, а также векторы её переосмысления в 2010-х гг.

• Обоснован механизм управления информационными рисками для Московского патриархата, предложены инструменты консолидации паствы, преодоления отчуждения и формирования доверия; проанализирована информационная работа смыслопроизводящего института церкви в регионах и скорректированы её принципы.

• Доказано, что научное обоснование механизмов управления рисками информационной политики позволяет Русской Православной Церкви распространять свои ценности в общественном дискурсе России.

На защиту выносятся следующие положения:

1. В сложном обществе информационная политика Московского патриархата имеет социодинамичный характер, в результате чего происходит переоткрытие традиционных методов информационного воздействия на внешнюю среду. Цензура становится гибкой, рекомендательной; пропаганда основывается на популяризации позитивных свидетельств о деятельности Церкви; идеология - полемичной и транслируется через общественные дискуссии о традиционных ценностях.

2. В медиасреде появились качественно новые риски. В сложном обществе наблюдается феномен информационного риска трех типов: информационные риски, обусловленные смешением объективной и виртуальной реальности; информационные риски, вызванные развитием информационно-коммуникационных технологий; информационные риски религиозному интересу.

3. В 1990-х и в 2000-х гг. церковь целенаправленно не учитывала наличие информационных рисков в своей информационной политике, допуская наступление информационных конфликтов. Переосмысление информационной политики Московского патриархата в 2010-х гг. способствует концентрации его символического капитала (религиозного толка), позволяющего реализовывать властные притязания в мировоззренческом поле российских православных верующих.

4. Обоснованное управление информационными рисками переориентирует информационную политику церкви на консолидацию паствы и способствует формированию доверия в регионах среди той части паствы, которая, согласно социологическим исследованиям последних лет, в настоящее время находится в позиции отчуждения Московскому патриархату.

5. Эффективность распространения в общественном дискурсе религиозных ценностей и норм повышается, когда Русская Православная Церковь основывает свою информационную политику на анализе информационных рисков и научно обоснованных инструментах управления ими.

Теоретическая значимость исследования. Информационные процессы, в которых основным актором является Русская Православная Церковь, впервые осмыслены с точки зрения социологической науки. Проанализированные труды зарубежных и российских ученых, посвященные проблемам сложного общества, рискологии, информационной политики, позволили системно подойти к тому, как Русская Православная Церковь производит священные смыслы в условиях информационной и ценностной конкуренции. Это вводит в систему церковной коммуникации наработки современной социологической науки и, полагаем, привлекает к изучению внутрицерковных процессов научную общественность.

Значительная часть материала по церковно-информационной политике обработаны автором в результате систематизации источников. С помощью контент-анализа впервые собраны и проанализированы решения органов высшей церковной власти, связанные с издательской и информационной сферой, начиная с 1905-1906 гг., когда действовало Предсоборное Присутствие, готовившее Всероссийский Собор 1917-1918 гг., и вплоть до 2015 года.

Практическая значимость результатов. Положения,

сформулированные в диссертации, могут быть применимы в информационной деятельности Московского патриархата, а также светских СМИ, участвующих в процессах конструирования информационных рисков в отношении фундаментальных ценностей цивилизационного выбора России. На базе диссертации могут быть созданы несколько спецкурсов для высших учебных заведений, позволяющих студентам-социологам уже в процессе учебы при анализе урегулирования конфликтных и кризисных ситуаций научиться на практике распознавать информационные риски в информационной деятельности. Проведенное исследование позволяет познакомиться со спецификой информационной работы Русской Православной Церкви, сравнить с функциональностью светских смыслопроизводящих институтов российского общества. Использование в информационной работе инструментария управления информационными

рисками может способствовать повышению профессионального уровня тех, кто задействован в сфере церковной, а также светской медиакоммуникации.

Апробация результатов. Созданы специализированные учебные курсы «Пресс-служба в Церкви», «Решения органов церковного управления новейшего периода», «Приходское СМИ: от объявления до медиахолдинга», «Информационная деятельность в решениях органов церковного управления 2009-2015гг.» для программ в светских высших учебных заведений и для программы повышения квалификации сотрудников информационных подразделений епархий Русской Православной Церкви.

Подготовлены методические рекомендации по организации епархиальной пресс-службы и рекомендации по освещению в епархиях решений органов церковного управления «Церковная информация», а также сборник рекомендаций по информационной деятельности православных приходских общин «Церковь в медиасфере: управление информационными потоками». Презентация методических рекомендаций по организации епархиальной пресс-службы состоялась в Москве в рамках Международного фестиваля православных СМИ «Вера и слово» (10 октября 2010 года), сборника по приходским медиакоммуникациям - в рамках круглого стола «Приходы в медиамире: когда СМИ интересно писать о православных общинах?» (26 января 2016 года).

Апробация пройдена в Московском православном институте святого Иоанна Богослова Российского православного университета с 2010 по 2013 гг., в Общецерковной аспирантуре и докторантуре имени святых Кирилла и Мефодия (2013-2015 гг.) в рамках учебных курсов по социологии журналистики, информационной безопасности и медиакоммуникации.

Диссертация обсуждена на заседании кафедры социологии МГИМО (У) МИД России и рекомендована к защите (протокол № 9 от 28 марта 2016 г.).

По теме диссертации подготовлено около двадцати публикаций и шести докладов. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, библиографии и одного приложения.

| >>
Источник: ЖУКОВСКАЯ ЕВГЕНИЯ ЕВГЕНЬЕВНА. УПРАВЛЕНИЕ РИСКАМИ В ИНФОРМАЦИОННОЙ ПОЛИТИКЕ ИНСТИТУТА ЦЕРКВИ (НА ПРИМЕРЕ МОСКОВСКОГО ПАТРИАРХАТА). Диссертация на соискание ученой степени кандидата социологических наук.. 2016

Еще по теме Введение:

  1. ВВЕДЕНИЕ
  2. Статья 142. Законы, указы и другие акты, действовавшие на территории Республики Беларусь до введения в действие настоящей Конституции, применяются в части,
  3. Статья 140. Конституция, законы о внесении в нее изменений и дополнений, о введении в действие указанных законов, акты о толковании Конституции считаются принятыми, если
  4. СОДЕРЖАНИЕ
  5. Статья 98. Совет Республики:
  6. КОНСТИТУЦИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 1994 ГОДА,
  7. *В соответствии со статьей 1 Закона Республики Беларусь «О порядке вступления в силу Конституции Республики Беларусь» вступила в силу со дня ее опубликования.
  8. РАЗДЕЛ І ОСНОВЫ КОНСТИТУЦИОННОГО СТРОЯ
  9. Статья 1. Республика Беларусь - унитарное демократическое социальное правовое государство.
  10. Статья 2. Человек, его права, свободы и гарантии их реализации являются высшей ценностью и целью общества и государства.
  11. Статья 3. Единственным источником государственной власти и носителем суверенитета в Республике Беларусь является народ.
  12. Статья 4. Демократия в Республике Беларусь осуществляется на основе многообразия политических институтов, идеологий и мнений.