<<
>>

Заключение

В результате проведенного социологического исследования нами сделаны следующие выводы, квинтэссенция которых содержится в положениях, выносимых на защиту.

Сложные социетальные процессы информационной эпохи определяют новые формы взаимодействия друг с другом различных частей социума. В новых условиях ранее существовавшие явления приобретают новые свойства, что побуждает социальных исследователей, основываясь на опыте предшественников, проанализировать, применим ли понятийный аппарат социологии управления к тенденциям, наличествующим в сложном обществе, как они влияют на акторов с многовековой историей, таких, например, как Церковь.

Способна ли она пережить эпоху информационной открытости и может ли этот смыслопроизводящий институт относительно закрытого характера использовать инструментарий по управлению рискологическими ситуациями.

Социологический анализ информационной деятельности Московского патриархата невозможно проводить без определения границ

информационной политики и инструментов ее осуществления. В настоящем диссертационном исследовании информационная политика понимается как искусство маневра между теми идеями, которые нужно адаптировать к социальной среде, и истинными ценностными установками общественных масс, порой существенно от этих идей отличающимися. Под данным углом переоткрыты традиционные методы информационной политики - цензура, пропаганда, идеология.

В условиях информационной открытости Московский патриархат, используя традиционные методы информационной политики - цензуру, пропаганду, идеологию - трансформирует их под новые, сложные реалии. В частности, запретительные меры приобретают формы благопожеланий, транслируемые церковной администрацией. Особенно это касается внешнего поля Церкви. Проблемы обозначаются, а возможные действия по их преодолению излагаются в сослагательном наклонении, в качестве рекомендаций. Они становятся «мягкой силой», позволяющей мобильно реагировать на условия текучести времени и требующей быстростремительной реакции в условиях рефлексивного модерна.

Информационная политика смыслопроизводящего инстута Церкви сфокусирована в двух направлениях: развитие собственных медиа и использования их для церковной информации разного толка (от богослужебных до идеологически верных); взаимодействие со светскими СМИ и подстраивание церковного контента под запросы светской аудитории. Для реализации этих задач принимаются управленческие решения по систематизации информационной работы внутри Московского патриархата и вне его административной системы. Поскольку информационное пространство двольно подвижно, медиаполитика Русской Правосланвой Церкви имеет социодинамический характер.

В нелинейном, сложном - по рефлексивности и самоорганизации - мире существенно возрастает проблема появления рисков в самых разных социальных сферах, в том числе в медиасреде: сама информация и информационно-коммуникационные технологии могут быть рискогенными. В сложном обществе риски могут быть информационными. Информационный риск - это возможное возникновение ситуации, связанной с изменением функционирования отдельных акторов или целой системы под воздействием виртуальной среды, интенсивности информационных потоков, качества передаваемой информации. В диссертационном исследовании обоснованы информационные риски трех типов.

Первый тип информационных рисков, обусловленных дисперсией объективной и виртуальной реальности

1) Риски смыслов реальностей.

2) Риски целостности личности.

3) Риски свободе.

4) Риски качеству информации.

Второй тип информационных рисков, обусловленных развитием информационно-коммуникационных технологий

1) Риски ненамеренных последствий автоматизации и

компьютеризации.

2) Риски информационной безопасности.

3) Риски тотального контроля.

Третий тип - риски религиозному интересу:

1) Риски религиозным ценностям и нормам.

2) Риски критики как со стороны иных религиозных, так и светских акторов.

3) Риски провокаций и скандалов.

Реакция Церкви на информационные риски сегодня многогранна и разнопланова. На протяжении 1990-х и 2000-х годов чаще в информационной политике применялись методы мгновенной реакции и перехода рискологической ситуации в сферу действия информационного риска «критики», в том числе в связи с провокациями религиозного интереса. В результате представителям Московского патриархата приходилось активно полемизировать в СМИ о правильности или неправильности церковной позиции, а не вести просветительскую, культурологическую деятельность среди крещеного населения Российской Федерации. За пределами воздействия на риск и использования его в позитивном ключе оставались идеологическая работа, искусная пропаганда. Чаще применялась цензура - в форме запрета духовенству и сотрудникам церковных учреждений взаимодействовать с той прессой, в которой регулярно появлялись публикации против Московского патриархата.

Подобные факты изживались налаживанием взаимоотношений с журналистами во время эпохальных событий. Именно их социокультурный контекст давал новые возможности для диалога Церкви и масс-медиа. При этом редки были публикации с высоким социальным потенциалом, способные переключить аудиторию с политико-идеологического дискурса на созидание в обществе гуманизма через участие Церкви в конкретных благотворительных и просветительских программах. Такие информационные поводы пользовались небольшой популярностью в светских СМИ, а невысокий профессиональный уровень церковных журналистов не позволял создавать свой контент для альтернативных широкоформатных площадок вещания в светском сегменте социума. В результате информационные риски либо по прошествии времени изживались сами собой, либо трансформировались в кризисные и конфликтные явления. Их Московскому патриархату пришлось учитывать в своей информационной политике 2010-х годов уже не как риски, а как устоявшиеся медиаусловия с негативными для Церкви обстоятельствами.

Усложнение российского социума и участие Церкви в происходящей в нем информатизации провоцировали ее пересмотреть свою информационную политику. От того, насколько она учитывает рискогенность информационной среды, стал зависеть символический капитал, накопленный Московским патриархатом в публичном поле. Игнорирование информационных рисков или ошибочное воздействие на них выводило Церковь из числа акторов, наделенных членами социума властным капиталом. Управление информационными рисками корректировало всю информационную политику Церкви, способствовало позитивному развитию рискологических ситуаций.

Применение в отношении информационной политики Московского патриархата методологии социальной науки способствует изучению информационной деятельности этого смыслопроизводящего института с нескольких сторон, с учетом его внутреннего состояния и нахождения во внешних полях. Разносторонне рассмотрение объекта и предмета данного исследования позволяет сделать срез медийно-коммуникационной среды Церкви и зафиксировать ее специфику в глоболокальной реальности сложного общества, а также обосновать несколько выводов.

Информационная деятельность Церкви, поначалу относящаяся к периферии управленческих процессов этого религиозного института, сегодня носит рефлексивный характер и находится в прогрессивном поле осмысления и действия. В этом проявляется уникальное свойство Церкви адаптироваться под исторический контекст и сохранять свою функциональность, несмотря

на традиционную консервативную иерархическую структуру, что можно изучать с помощью рефлексивной социологии П. Бурдье.

Московский патриархат посредством информационной политики собирает в российском обществе свой символический капитал, позволяющий ему реализовывать властные амбиции и через них продвигать в публичное поле свои нравственно-ценностные идеалы.

Русская Православная Церковь предпринимает шаги по корректировке официальной позиции по актуальным проблемам современности, для чего статусными ролями наделяет агентов - как для внутренней, так и для внешней сферы.

Московским патриархатом обозначена тенденция к объединению различных форм деятельности в публичной сфере, переориентации информационной политики из направления работы только лишь с медиасообществом в средство продвижения церковного сообщения во всем социуме.

Одним из положений информационной политики Церкви в региональных условиях становится преодоление в малых городах и поселках городского типа недоверия к церковному руководству и общественному служению Московского патриархата. Управление информационными рисками выявляет скрытые символы (по Дж. Александеру) в культуральном пространстве России и, в частности, ее провинциальном поле.

Управление информационными рисками способствует расширению квалификационной базы и, тем самым, снижению затрат на измерение рисков.

Исследования специалистов-социологов по информационной политике и медиауправлению не только во время сложных ситуаций, но и в периоды стабильности позитивно отражаются на медиасреде и сфере связей с общественностью смыслопроизводящих институтов, что позволяет своевременно диагностировать проблемные зоны и снижает количество негативных ситуаций в медиасреде, возникающих при переходе информационных рисков в информационные конфликты вокруг Церкви.

Использование Московским патриархатом методологии управления информационными рисками способствует адаптации его информационной политики современным реалиям и его вовлечению в формирование общественного мнения, продвижение в информационное пространство собственных идей, их грамотной и адекватной трансляции.

В сложном обществе информационная политика и управление информационными рисками становятся естественным свойством акторов, практически их биологическим признаком. Это усугубляется спецификой сложного общества, когда существенно возрастает значение интенсивности, скорости, объема передачи информации и создания в результате этих процессов медиаобразов. Современные информационные реалии ставят перед акторами необходимость увеличения контроля над информационной средой. Для смыслопроизводящих институтов информационная политика и поиск ее модификаций сопряжены с эволюционными процессами. Напротив, их игнорирование приведет к деградации и постепенному исчезновению данного института из социального миропорядка.

Информационная политика института Церкви приобретает свойства современного ритуала, так как через нее люди входят в Церковь, узнают о жизни духовенства, знакомятся с базисными ценностями, христианскими идеалами. Именно информационная политика и ее подвид управление информационными рисками закрепляют в публичном пространстве сакральные символы, указывающие на существование Церкви в информационном поле. Трансляция в медийную среду своих символов-идей посредством информационной политики позволяет консолидировать верующих в церковном габитусе и наделяет каждого, входящего в него, закодированным сообщением, содержащим постулаты православного вероучения.

<< | >>
Источник: ЖУКОВСКАЯ ЕВГЕНИЯ ЕВГЕНЬЕВНА. УПРАВЛЕНИЕ РИСКАМИ В ИНФОРМАЦИОННОЙ ПОЛИТИКЕ ИНСТИТУТА ЦЕРКВИ (НА ПРИМЕРЕ МОСКОВСКОГО ПАТРИАРХАТА). Диссертация на соискание ученой степени кандидата социологических наук.. 2016

Еще по теме Заключение:

  1. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  2. Статья 8. Республика Беларусь признает приоритет общепризнанных принципов международного права и обеспечивает соответствие им законодательства.
  3. Статья 25. Государство обеспечивает свободу, неприкосновенность и достоинство личности. Ограничение или лишение личной свободы возможно в случаях и порядке, установленных законом.
  4. Статья 94. Полномочия Палаты представителей могут быть досрочно прекращены при отказе в доверии Правительству, выражении вотума недоверия Правительству либо двукратном отказе в даче согласия на назначение Премьер-министра.
  5. Статья 41. Гражданам Республики Беларусь гарантируется право на труд как наиболее достойный способ самоутверждения человека,
  6. Статья 88. Президент Республики Беларусь может быть досрочно освобожден от должности при стойкой неспособности по состоянию здоровья осуществлять обязанности Президента.
  7. Статья 116. Контроль за конституционностью нормативных актов в государстве осуществляется Конституционным Судом Республики Беларусь.
  8. Статья 97. Палата представителей:
  9. КОНСТИТУЦИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 1994 ГОДА,
  10. *В соответствии со статьей 1 Закона Республики Беларусь «О порядке вступления в силу Конституции Республики Беларусь» вступила в силу со дня ее опубликования.