<<
>>

Цветкова Н.Н. Производство сферы информационно-коммуникационных технологий (ИКТ)и распространение новых ИКТ в странах Востока

Среди современных мировых процессов, в контексте которых происходит развитие стран Востока, важное место занимает информационно - коммуникационная революция (ИКР).

В информационно-коммуникационной революции (ИКР) страны могут участвовать как производители товаров и услуг сферы ИКТ и как пользователи.

Для оценки распространения в той или иной стране информационных технологий используется индекс состояния сферы информационных технологий, разработанный канадской организацией Орбиком (Info-state Orbicom index — ICT intensity). Он складывается из двух показателей — 1) плотность ИКТ (info-density) (куда включаются такие показатели, как объем производственных мощностей по выпуску товаров и услуг сферы ИКТ; наличие квалифицированной рабочей силы (ICT skills), инфраструктуры ИКТ (ICT infrastructure)) и 2) использование ИКТ (info-use) (процент использующих ИКТ домохозяйств, фирм и государственных учреждений)1.

Задача статьи — рассмотреть место стран Востока в производстве товаров и услуг сферы ИКТ, показать сдвиги в распространении новых ИКТ в этих странах, а также рассмотреть некоторые аспекты влияния новых ИКТ на страны Востока.

Производство товаров сферы ИКТ

Быстрое развитие и распространение информационно-коммуникационных

технологий способствует углублению международного разделения труда,

дальнейшему развитию глобализации. ИКР создает предпосылки для разделения производственных процессов на всё большее число стадий. Фирма может выделить профильные для себя производственные процессы и сосредоточиться на них. Непрофильные операции выносятся при этом за пределы предприятия, передаются по контракту независимым третьим сторонам или поручаются специальным филиалам данной фирмы. Сама сфера производства товаров и услуг ИКТ глобализируется, отдельные стадии производства перемещаются в страны с более низкими издержками производства, формируются глобальные цепочки создания добавленной стоимости.

Производство товаров сферы ИКТ все чаще переносится в развивающиеся страны.

Согласно определению Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) (2002 г.) в производство товаров сферы ИКТ входит целый ряд статей Международной стандартной товарной классификации. Это — производство офисного, компьютерного, вычислительного оборудования, проводов и кабелей, вакуумных трубок, электронных компонентов, передающей аппаратуры для радиовещания, телевидения, телефонной и телеграфной связи, телевизоров и радиоприемников, видеомагнитофонов и звуковоспроизводящей аппаратуры и пр.2.

Значительная часть производства товаров сферы ИКТ ориентирована на экспорт. В этой сфере в связи с развитием международного подетального и постадийного разделения труда велика доля экспорта полуфабрикатов. Электронные компоненты экспортируются из страны, где они произведены, в другую страну, где осуществляется сборка готовой продукции. Иногда это разделение труда является международным, но внутрифирменным. В цепочке создания добавленной стоимости участвуют разные подразделения одной и той же ТНК, расположенные в разных странах. Широко применяется в производстве товаров ИКТ и другая система организации производства — использование долгосрочных контрактов (изготовление по контрактам), когда формально независимые компании-субподрядчики производят продукцию по технологии заказчика, под его брендом, с жестким соблюдением стандартов качества.

Благодаря использованию этих двух моделей организации производства (филиалы ТНК и изготовление продукции по контрактам) и благодаря развитию фирм, принадлежащих местному капиталу и государству, страны Востока, обладающие дешевой, при этом достаточно дисциплинированной и обучаемой рабочей силой, стали крупными экспортерами товаров сферы ИКТ.

В 1996 г. КНР занимала 11-е место в мире по экспорту товаров сферы ИКТ (2,7% мирового экспорта), при этом она уступала не только ведущим мировым экспортерам — развитым странам, прежде всего США и Японии, но и другим азиатским странам — Сингапуру, Гонконгу, Малайзии, Южной Корее.

С 2004 г. она стала ведущим экспортером товаров сферы ИКТ, в 2005 г. на нее пришлось 15,5%, а в 2008 г. — 22,6% мирового экспорта товаров сферы ИКТ3.

Страна, год

1996

2005

2008

млрд.

долл.

%

млрд.

долл.

%

место

млрд.

долл.

%

место

Все страны

701

100,0

1514

100,0

1907

100,0

КНР

19

2,7

235

15,5

1

431

22,6

1

Гонконг

38

5,4

119

7,9

4

159

8,3

3

Южная Корея

34

4,9

87

5,7

7

116

6,1

5

Тайвань

66

4,4

8

82

4,3

8

Сингапур

68

9,7

107

7,1

5

123

6,4

4

Малайзия

37

5,3

64

4,2

10

52

2,7

11

Таиланд

14

2,0

26

1,7

14

34

1,8

14

Филиппины

10

1,4

24

1,5

16

27

1,4

16

Мексика

16

2,3

44

2,9

12

США

124

17,7

155

10,2

2

175

9,2

2

Япония

103

14,7

121

8,0

3

115

6,0

6

Составлено по: Information Economy Report 2007-2008.

UNCTAD. N.Y.; Gen., 2007. Р. 136; Information Economy Report 2011. UNCTAD. N.Y.; Gen., 2011. UNCTAD, stat. annex.

В 2005 г. КНР уже значительно опережала по объему своего экспорта США, занимавшие второе место. В первую десятку экспортеров входили также Япония, Гонконг, Сингапур, Германия, Южная Корея, Тайвань, Малайзия, во вторую десятку — Таиланд и Филиппины.

Производство продукции сферы ИКТ и ее экспорт сконцентрированы в небольшом числе стран. В 2008 г. на двадцать ведущих стран-экспортеров приходилось 91,3% от стоимости мирового экспорта. В числе этих стран было 9 стран и территорий Азии: Китай (1-е место, 22,6% мирового экспорта), Гонконг (КНР), Сингапур, Республика Корея, Япония, Тайвань, Малайзия, Таиланд, Филиппины. Всего на развивающиеся страны Азии из числа первой двадцатки экспортеров в 2008 г. приходилось 52% мирового экспорта продукции сферы ИКТ, а на страны Азии вместе с Японией — 58%4.

ТАБЛИЦА 2. Экспорт товаров сферы ИКТ по группам стран (млрд. долл.)

Регион

1996

2005

2005

2010

2010

млрд.

долл.

%

млрд.

долл.

%

млрд.

долл.

%

Все страны мира

701

100,0

1514

100,0

1721,6

100,0

Развивающиеся страны

243

34,7

795

52,5

1158,7

67,3

В т.ч. страны Азии

224

32,0

742

49,0

1090,3

63,4

Восточная Азия

541

35,7

831,1

48,3

Латинская Америка, Африка

17

2,4

51

3,4

68,4

4,0

Развитые страны

458

65,3

716

47,3

560,0

32,5

Составлено и подсчитано по: Information Economy Report 2007-2008.

UNCTAD. N.Y.; Gen., 2007. Р. 136; Information Economy Report 2011, stat. annex.

В 1996-2010 гг. доля развивающихся стран в мировом экспорте товаров сферы ИКТ повысилась с 34,7% до 67,3%, доля развитых стран понизилась с 65,3% до 32,5%. Лидерство перешло к развивающимся странам, и прежде всего к странам Азии, доля которых в мировом экспорте за этот период возросла вдвое, с 32,0 до 63,4%. На страны Восточной Азии приходилось в 2010 г. 48,3% мирового экспорта продукции ИКТ, на страны ЮгоВосточной Азии — 14,6% (см. табл. 2).

Ведущим мировым экспортером товаров сферы ИКТ стала КНР. Крупными экспортерами являются и другие страны Азии — новые индустриальные страны первого эшелона и Малайзия.

В развивающихся странах Востока формируются «свои» транснациональные корпорации (ТНК), и доля компаний электронной и электротехнической промышленности среди них выше, чем среди ТНК развитых стран. В 2008 г. среди 74 азиатских ТНК из списка 100 крупнейших по размерам зарубежных активов ТНК из развивающихся и переходных стран компании электронной промышленности составляли 20,3%, тогда как среди 93 ведущих ТНК развитых стран — только 8,6%5. Многие ТНК из стран Востока известны во всем мире своими торговыми марками: это, например, южнокорейские Samsung Electronics, LG, тайваньские Quanta, BenQ, Acer, Asustec, сингапурская Flextronics, китайские Lenovo, Haier, Huawei, ZTE. По данным за 2012 г., Samsung Electronics заняла в списке 2000 ведущих мировых компаний журнала «Форбс» 20-е место с оборотом в 188 млрд. долл. Из ТНК электронной промышленности ее опережала только Apple, которой эксперты «Форбс» присудили 15-е место, но оборот у Apple был ниже, чем у Samsung Electronics — 164 млрд. долл.6.

Компании по производству компьютерного, коммуникационного оборудования из стран Востока нередко не только производят продукцию под своими собственными торговыми марками, но и действуют в качестве партнеров, субподрядчиков западных ТНК, выпускают продукцию по контрактам, под их брендами (contract manufacturing).

Один субподрядчик может при этом выполнять субподряды для ряда крупных клиентов. Более того, компании, с которыми ТНК сотрудничают по контрактам, сами бывают окружены сетью субподрядчиков. Таким образом возникают весьма разветвленные цепочки создания добавленной стоимости, переплетенные друг с другом сети. Субподрядчик компаний IBM, Hewlett-Packard, Apple, Dell, Samsung, Intel, Nokia — тайваньская Hon Hai (Foxconn) (113-е место в списке «Форбс» на 2012 г., оборот 132 млрд. долл., который возрос за один только 2011 год на 30%, с 102 млрд. долл.). Именно на предприятиях Hon Hai в КНР производится сборка айфонов и айпадов компании Apple. В компании Hon Hai было занято в 2007 г. 600 000 человек (в том числе 500 000 за пределами Тайваня, в основном в КНР), в 2011 г. — 995 тыс. человек, за 4 года занятость возросла на 2/3. Наряду с КНР Hon Hai имеет также фабрики в Малайзии, Вьетнаме, Чехии7.

Важную роль в производстве и экспорте продукции сферы ИКТ в Китае играют филиалы ТНК, причем не только западных и японских, но и ТНК из развивающихся стран Востока (уже упоминавшиеся Samsung и Hon Hai). В этой сфере возникли и свои крупные компании — Lenovo, которую называют — «капитализм с китайским лицом», Huawei, Haier, ZTE. Имеется немало предприятий, действующих на основе производственных контрактов с зарубежными ТНК. Но есть и целая индустрия «шэньчжай» по производству мобильных телефонов и другой электронной аппаратуры: зарубежная технология копируется, бренды могут быть и чужими, и своими, или же продукция может продаваться «без имени», no name. В продукцию могут вноситься инновации, адаптирующие ее к вкусам потребителей, но по сути это контрафактная продукция, хотя в статье в британском журнале «Экономист» «шэньчжай» называют китайским видом инноваций. В одном только городе Шэньчжень в 2009 г. насчитывалось 30000 таких мелких предприятий. На контрафактную продукцию (не только из Китая) в 2009 г. приходилось 13% мобильников, продаваемых в мире. Особенно большим спросом она пользуется в бедных странах8. Можно сказать, что именно такой «серый» (не вполне законный) рынок мобильников, другой электроники стал фактором быстрого распространения новых ИКТ в странах Азии и Африки.

Итак, страны Востока, точнее, страны Восточной и Юго-Восточной Азии, стали ведущими мировыми производителями товаров сферы ИКТ — электронного оборудования. Наиболее успешные ТНК из стран Востока, прежде всего Samsung Electronics, эффективно конкурируют с западными компаниями. Производится в этой сфере и контрафактная продукция. Место ведущего мирового экспортера товаров сферы ИКТ прочно занял Китай.

Производство ИТ-услуг в странах Востока

ИКР способствовала тому, что произошла так называемая революция «тор- гуемости услуг». Услуги ранее по большей части являлись неторгуемыми, т. е. не могли участвовать в международном обмене в силу самого своего характера, необходимости прямого контакта между производителем и потребителем. Благодаря развитию телекоммуникаций, Интернета, компьютерных технологий и снижению их стоимости многие услуги могут принимать участие в международном обмене.

С одной стороны, благодаря новым технологиям обеспечивается качественная передача информации в большом объеме. С другой стороны, стоимость этой передачи информации резко уменьшается. Известный пример гласит, что если бы цена на единицу мощности автомобилей, снижалась так же, как на единицу мощности компьютеров, то «Роллс-Ройс» стоил бы порядка 40 долл. Стоимость 1 мегагерц вычислительной мощности персонального компьютера упала с 7600 долл. в 1970 г. до 17 центов в 1999 г. Послать 1 триллион бит информации стоило бы 150 000 долл. в 1970 г. и только 12 центов — в 1999 г.9. А с 1999 г. производство ушло далеко вперед, и цены на единицу вычислительной мощности компьютеров или же на мобильные телефоны снизились еще больше.

В немалой степени благодаря доступности новых информационных технологий в современной экономике все большее значение приобретает аутсорсинг ИТ-услуг — передача по контракту операций, основанных на использовании ИТ, третьим сторонам. Если заказчик находится в одной стране, а предприятие субподрядчик — в другой, то это — международный аутсорсинг. Оффшоринг определяется как размещение фирмой за рубежом или перевод за рубеж определенных операций. Он может осуществляться в рамках одной компании, с использованием «интернализации» (от слова internal, внутренний): ТНК создают за рубежом филиалы по оказанию ИТ - услуг, входящие в единую структуру корпорации. В таком случае экспорт услуг является внутрифирменным экспортом, он происходит между различными звеньями одной корпорации. Такие филиалы существовали в Индии у General Electric, Citicorp, впоследствии они были проданы индийским компаниям, и услуги стали экспортироваться в США на основе аутсорсинга. Если операции за рубежом поручаются третьей стороне, это — внешний оффшоринг, который совпадает с международным аутсорсингом.

Аутсорсинг позволяет снизить операционные издержки фирмы, повысить ее конкурентоспособность, улучшить качество продукции и услуг благодаря специализации и разделению труда. При международном аутсорсинге снижению издержек способствуют и различия в уровнях заработной платы.

Операции по обслуживанию деятельности предприятия (например, ведение бухучета, составление финансовых отчетов, оформление коммерческой и юридической документации) раньше составляли неотъемлемую часть процесса функционирования любого предприятия. Теперь они выносятся за рамки компании, передаются субподрядчикам, в том числе и зарубежным. Сфера услуг при этом расширяется за счет включения в нее тех операций, которые ранее осуществлялись на основных предприятиях.

Объектом международного аутсорсинга и оффшоринга, связанных с ИКТ, стали прежде всего компьютерные услуги. Согласно Классификации услуг (Стандартной классификации продуктов, Standard Product Classification, CPC) Всемирной Торговой Организации (ВТО), в число компьютерных услуг входят такие услуги, как разработка программного обеспечения (ПО), приложений к ПО; работа с базами данных; системный анализ, управление проектом, техническая координация и определение системной архитектуры; услуги по системному дизайну; тестирование программного обеспечения, разработка программ и подготовка технической документации по ПО, разработка приложений по удалению вирусов; перезапись кода или изменение существующих программ или систем, обновление с учетом изменений на сегодняшний день документации и руководств по использованию ПО, перекодирование, преобразование данных; ввод данных; обработка информации, составление таблиц, вычисления на компьютере и т. д.10.

Термин «услуги, обеспеченные ИКТ», достаточно широк и расплывчат. Где только не используются сегодня компьютерные технологии, Интернет и мобильная телефония — в туризме и торговле, в финансах и образовании!

Однако можно выделить группу услуг, которые непосредственно основаны на использовании ИКТ. Это — аутсорсинг услуг по обеспечению коммерческой деятельности (business proceedings outsourcing, БПО). Он включает обширный спектр услуг: ведение бухучета, составление финансовых отчетов, оформление различной коммерческой и финансовой документации — счетов-фактур по сделкам, обработку оферт, работу с заказами, оформление страховых полисов, выставление разнообразных счетов, оформление документов по претензиям, оформление банковской, юридической документации, авиабилетов, колл-центры, где сотрудники фирмы отвечают на вопросы клиентов по телефону или обзванивают клиентов. При этом колл-центр может находиться в Индии, а клиенты — в США. Дистанционно могут предоставляться услуги секретаря, в том числе и перепечатка записей со звуковых носителей, сегодня уже и с использованием скайпа; услуги редактора — например, подготовка материалов к изданию. Дистанционно осуществляется оформление документации по аудиту, документов для налоговых органов, документации по учету движения кадров. То, что в России просто отдается на аутсорсинг другим предприятиям, американские и английские корпорации выносят в Индию, на Филиппины, французские — в Марокко и в Сенегал, японские — в Китай. Предоставлением ИТ-услуг и БПО занимаются также развитые страны, в первую очередь США, Канада, Израиль, Ирландия, страны — новые члены Евросоюза: Чехия, Венгрия, Польша.

При размещении колл-центров важную роль играет наличие специалистов, владеющих иностранными языками. В сферу деятельности колл-центров входят справочная служба, техническая поддержка, консультирование, послепродажное обслуживание, прием претензий, маркетинговые исследования, изучение рынка. Центры по обслуживанию коммерческой деятельности — выполнению вспомогательных операций (shared service centres/back office services) выполняют такие операции, как оформление счетов-фактур, подготовка документации по трансакциям, обработка заказов, ответ на запросы, работа с документацией кадровой службы, обработка данных и претензий, логистика.

В число дистанционных услуг, обеспеченных ИТ, входят и медицинские услуги. Американские клиники направляют в Индию по электронной почте рентгеновские снимки, графики электрокардиограмм, результаты компьютерной томографии, а там сотрудники индийских компаний, врачи, получающие значительно меньшую зарплату, чем их американские коллеги, расшифровывают их, пишут к ним комментарии, а затем по электронной почте передают их в США. Для фармацевтических компаний готовятся документы по результатам клинических испытаний препаратов, ведется статистический учет11.

Значительная часть услуг по БПО связана с рутинной работой — вводом и обработкой информации, что, однако, требует свободного владения языком, знания терминологии соответствующей области — коммерции, юриспруденции, медицины. Но дистанционно оказываются и услуги высокого уровня сложности, требующие чрезвычайно высокой профессиональной подготовки, производятся работы, которые носят творческий характер, — разработка архитектурных проектов, нового программного обеспечения, НИОКР, дизайн технических систем, создание рекламных клипов, видеороликов, анимация.

Услуги по разработке анимации выполняются, например, в Непале, одной из наименее развитых стран, с низким уровнем ВВП на душу населения. В 2008 г. в Непале была открыта компания Incessant Rain Animation Studios, которая работает по контрактам с корпорацией Уолт Дисней и с другими компаниями. Она специализируется на компьютерной графике, визуальных эффектах и 3D анимации. Компанию создал уроженец Непала, до этого 17 лет проработавший на студии Уолта Диснея в США. В Катманду он нашел талантливых молодых специалистов, графиков, специалистов по ИТ и работает с ними над проектом анимации по показу приключений героев Диснея — Микки-Мауса, Минни, утенка Дональда в индийской среде12.

При аутсорсинге ИТ-услуг и БПО компании добиваются существенного снижения издержек. В Индии зарплата в колл-центрах на 80-90% ниже, чем в Великобритании. По данным НАССКОМ (Индийской национальной ассоциации производителей программного обеспечения), в 2003 г., в индийском колл- центре прямые издержки в расчете на одного служащего составляли 2 долл. в час, в таком же центре в США — 27,8 долл. в час. Однако экономия на издержках меньше из-за того, что в развивающихся странах выше расходы на инфраструктуру, подготовку персонала, командирование персонала из материнской компании. Экономия за счет сокращения издержек при аутсорсинге в Индию достигает для британских компаний 30-40%, для компаний из США эта экономия еще более значительна13. Снижение издержек благодаря переносу операций в Индию у «Дженерал электрик» составило 40%-50%, или 300 млн. долл. в год. Британский банк Hong Kong and Shanghai Banking corporation, HSBC, учрежденный в 1865 г. в Гонконге англичанами, а с 1990 г. переместивший свою штаб-квартиру из Гонконга в Лондон, создал в азиатских странах, прежде всего в Индии, несколько центров по БПО. Экономия благодаря перенесению обслуживания деятельности банка в страны Азии оценивается в 20 тыс. долл. на одно рабочее место в год14.

Некоторые ТНК, по словам их топ-менеджеров, стали использовать аутсорсинг в Индии ради снижения издержек, но остались из-за высокого качества предоставляемых услуг. Если в колл-центрах в США заняты в основном лица, закончившие только среднюю школу, то в Индии в колл-центрах работают выпускники университетов. Производится профессиональное обучение работников колл-центров. Фирма Acco Callnet, которая имеет в Индии 100 колл-центров и 53 центра профессиональной подготовки, при обучении работников уделяет внимание даже тому, чтобы они говорили по-английски с американским акцентом, учитывали специфические интересы клиентов и традиции США15.

О масштабах развития международного аутсорсинга и оффшоринга услуг сферы ИКТ можно судить по динамике и масштабам экспорта этих услуг. С 1990-х гг., и особенно в 2000-е гг., экспорт компьютерных и информационных услуг (это отдельная графа по классификации МВФ, по ним приводятся данные по странам в статистической базе ЮНКТАД) возрастал чрезвычайно высокими темпами, а в самом этом экспорте повысилась роль стран Азии — прежде всего Индии.

ТАБЛИЦА 3. Экспорт компьютерных и информационных услуг (млрд. долл.)

Страна

2000

2006

2010

2010

2012

2012

млрд.

долл.

млрд.

долл.

Место

млрд.

долл.

Место

млрд.

долл.

Индия

4,0

21,4

1

40,2

1

47,3

Ирландия

5,5

23,0

2

36,9

2

46,9

Германия

3,8

10,0

3

16,5

3

19,4

США

6,9

5,6

4

14,0

4

15,5/2011/

Великобритания

4,3

12,4

5

13,5

6

14,4

КНР

0,36

3,0

6

9,3

5

14,5

Израиль

4,2

5,3

7

7,8

7

11,3

Швеция

1,2

3,6

8

7,2

8

8,1

Финляндия

0,2

1,5

9

6,5

11

5,9

Испания

2,0

4,0

10

6,4

18

6,3

Нидерланды

1,2

4,9

11

6,3

10

6,1

Канада

2,4

4,3

12

6,7

9

7,0

Бельгия

1,8

2,9

13

4,0

19

5,3

Норвегия

0,7

1,4

14

3,0

20

1,3

Италия

0,4

1,1

15

2,0

12

2,6

Сингапур

0,25

0,6

16

1,8

17

Дания

1,2

17

2,0

21

1,9

Франция

0,8

2,0

18

3,5

12

4,5

Польша

0,06

0,4

19

1,5

13

2,4

Филиппины

0,08

0,1

20

1,50

15

2,0

Малайзия

0,08

0,6

21

1,45

16

2,0

Россия

0,06

0,6

22

1,36

14

2,1

Венгрия

0,1

0,5

23

1,2

22

1,3

Чехия

0,1

1,0

1,3

2,0

Коста-Рика

0,06

0,4

1,2

1,9

Япония

1,6

1,0

1,05

1,4

Румыния

0,04

0,5

1,0

1,0

Гонконг (КНР)

0,06

0,2

0,68 (2009)

0,9 (2011)

Украина

0,01

0,1

0,43

1,0

Австрия

0,3

1,5

2,0

3,2

Австралия

1,1

1,4

1,6

Болгария

0,005

0,06

0,39

0,6

Республика Корея

0,01

0,25

0,30

0,46

Марокко

0,30

0,4

ЮАР

0,05

0,1

0,29

0,3

Шри Ланка

0,07

0,1

0,27

0,44

Тайвань

0,12

0,19

0,22

0,5

Пакистан

0,022

0,09

0,19

0,3

Египет

0,02

0,05

0,15

0,16

Аргентина

0,15

0,4

1,4

1,8

Тунис

0,02

0,02

0,04

0,041

Уганда

0

0,02

0,04

0,06

Сенегал

0

0,003

0,006

Бангладеш

0,003

0,03

0,04

0,06

Составлено по: http://unctadstat. unctad. org/TableViewer/tableView.aspx (10.05.2012; 19.09.2013).

Индия вышла на мировой рынок информационных и компьютерных услуг уже с начала 1990-х гг. Экспорт компьютерных и информационных услуг из Индии в 1992/93-1998/99 гг. увеличился с 225 млн. до 3 млрд. долл., в 13 раз. С 1998/99 по 2012 г. он возрос более чем в 15 раз, до 47,3 млрд. долл. С 2006 г. Индия является мировым лидером по экспорту компьютерных и информационных услуг, точнее, в отдельные годы она делит первое — второе место с Ирландией. Германия и США (3-е и 4-е место) существенно отстают от этих двух лидеров. Экспорт информационных и компьютерных услуг осуществляют также Филиппины, Малайзия, Шри- Ланка. Южная Корея и Тайвань совершенно четко специализируются не на услугах, а на товарах сферы ИКТ, как и КНР. Но в последние десять лет КНР стремительно наращивает экспорт компьютерных услуг, он возрос в 2000-2012 гг. с 0,4 до 14,5 млрд. долл., или в 36,3 раза (см. табл. 3).

Наряду с информационными и компьютерными услугами Индия лидирует и в экспорте услуг по обеспечению коммерческой деятельности, базирующихся на ИТ. В международной статистике, услуги по аутсорсингу обеспечения коммерческой деятельности (business proceedings outsourcing, или business process offshoring, BPO; БПО) не выделяются в отдельную статью, они включены в статью «прочие бизнес услуги» (или прочие услуги по обеспечению коммерческой деятельности), наряду с другими видами услуг. Но имеются общие оценки о доле различных стран в мировой торговле услуг по БПО, сделанные Исследовательским институтом Эверест. Глобальный рынок аутсорсинга информационных и компьютерных услуг и БПО в 2009 г. оценивался в 785-805 млрд. долл. Из этой суммы на международный аутсорсинг приходилось 12% (порядка 96 млрд. долл.). 2/3 рынка международного аутсорсинга ИТ-услуг составляли информационные и компьютерные услуги, 1/3 — БПО. Уже к 2004 г. Индия заняла второе место на рынке аутсорсинга бизнес-услуг (32% рынка) после Канады (45% рынка), 8% рынка приходилось на Филиппины и 7% — на Ирландию, 2% — на КНР. В 2006 г. по своей доле на рынке БПО Индия опередила Канаду и стала мировым лидером. К 2009 г. доля Индии на мировом рынке по БПО повысилась до 35%, Филиппин — до 15%, КНР — до 3%, доля Канады понизилась до 21% и Ирландии — до 4%16.

Индийская национальная ассоциация производителей программного обеспечения НАССКОМ приводит отдельные данные по различным видам услуг, в том числе услуг по аутсорсингу обеспечения коммерческой деятельности. Экспорт из Индии услуг, обеспеченных ИТ, в 2006/2007 г. составил 31,6 млрд. долл., в т. ч. ИТ-услуг — 18,1 млрд. долл., обслуживания коммерческой деятельности, основанного на использовании ИКТ (БПО) — 8,3 млрд. долл., инжиниринговых услуг и услуг по проведению НИОКР — 4,9 млрд. долл. Кроме того, стоимость услуг, связанных с использованием

ИТ, реализованных на внутреннем рынке достигла 8,2 млрд. долл. Только за 2003/04-2006/07 финансовые годы доходы от экспорта ИТ-услуг, услуг по обеспечению коммерческой деятельности, инжиниринга, НИОКР, разработки ПО увеличились в 2,4 раза, с 12,9 млрд. долл. до 31,3 млрд. долл.17.

С 1990/91 по 2010/11 гг., по данным индийского Совета по содействию экспорту электронной продукции и программного обеспечения, производство компьютерных услуг и БПО в Индии возросло с 200 млн. до 75 млрд. долл., при этом их экспорт увеличился со 110 млн. до 58 млрд. долл. (экспорт компьютерных услуг, как показано выше, в табл. 3, составлял в 2010 г. 40 млрд. долл,, остальное (около 30%) приходилось на БПО). Доля поставок на экспорт в общем производстве этих услуг возросла с 1990/91 по 2010/11 гг. с 53% до 80%18.

В Индии ИТ-услуги стали важным механизмом, обеспечивающим экономический рост. Доля сферы ИТ-услуг (без телекоммуникаций) в ВВП Индии повысилась с 1,2% в 1999 г. до 5,4% в 2007/2008 г.19.

Уже в глобальной мировой экономике постиндустриального типа Индия смогла найти и занять свою нишу — ведущего поставщика компьютерных и информационных услуг, дистанционного обслуживания коммерческой деятельности.

Экспорт компьютерных и информационных услуг осуществляется, с одной стороны, в рамках международного аутсорсинга, на основе субподрядов, долгосрочных контрактов между провайдерами услуг и заказчиками, которыми, как правило, являются крупные компании западных стран. Провайдерами услуг могут быть и фирмы, принадлежащие национальному капиталу, и филиалы ТНК, обслуживающие при этом не только свою материнскую компанию, но целую сеть клиентов (такими в Индии были центры компаний IBM, Accenture). Экспортерами ИТ-услуг являются филиалы ТНК, обслуживающие другие подразделения своей корпорации (captive offshoring). В инновационных областях, где требуется соблюдение прав интеллектуальной собственности, или там, существуют строгие требования в отношении конфиденциальности (например, финансовая отчетность), ТНК чаще используют свои собственные филиалы, а не независимые компании- субподрядчики. Чем более передовая технология разрабатывается, тем чаще соблюдается это правило.

В 2005 г. в индийском экспорте ИТ-услуг на филиалы иностранных ТНК сферы ИТ приходилось 15%. Остальные 85% экспорта ИТ-услуг осуществляли индийские компании, в том числе 4 ведущие компании сферы ИТ — Tata Consultancy services, Infosys, Wipro, Satyam — 45%, индийские компании сферы ИТ второго эшелона — 25%, недавно вышедшие на рынок индийские компании (upstarts, новый русский термин, апстарты) — 15%.

В сфере аутсорсинга операций по обслуживанию коммерческой деятельности ситуация в Индии резко отличалась от сферы информационных и компьютерных услуг. Из экспорта услуг БПО, в 2004/2005 г. составлявшего 5 млрд. долл., 46% приходилось на специализированные филиалы иностранных компаний, созданные для оказания услуг по обеспечению коммерческой деятельности родительской компании и другим ее зарубежным филиалам (такие, как General Electric, HSBC), еще 14% — на филиалы иностранных ТНК сферы ИТ (такие, как IBM, Accenture). Всего на филиалы иностранных ТНК приходилось 60% экспорта услуг по обеспечению коммерческой деятельности, на индийские компании — 40%, в том числе 4% — на 4 ведущие индийские компании сферы ИТ, 4% — на компании второго эшелона, 18% — на индийские компании, созданные специально для аутсорсинга услуг по обеспечению коммерческой деятельности, 14% — на недавно созданные индийские компании. В целом же филиалы иностранных ТНК осуществляли около 1/3 экспорта ИТ-услуг из Индии и 2/3 экспорта услуг, связанных с БПО20.

Сегодня ведущую роль в отрасли играют национальные компании, ведущая тройка: Tata Consultancy services, Infosys, Wipro (четвертая компания Satyam оказалась в трудном финансовом положении из-за махинаций с бухгалтерской отчетностью ее топ-менеджеров, утратила свои позиции и была куплена группой Махиндра, возникла новая компания Mahindra Satyam), а также множество достаточно крупных и мелких компаний. Но работают они преимущественно по контрактам с зарубежными клиентами, прежде всего из США, Великобритании. В 2010/2011 г. 87% экспорта компьютерных услуг и услуг по БПО из Индии направлялось в Северную Америку и в Европу21.

В развитии сферы ИТ-услуг в Индии первоначально большую роль сыграли филиалы американских и канадских ТНК. Уже в середине 1980-х гг. в этой сфере создали свои филиалы финансовая корпорация Citicorp в Мум- баи, Texas Instruments в Бангалоре. Но роль ТНК отнюдь не исчерпывается прямыми инвестициями. Большое распространение в сфере ИТ-услуг в целом, не только в Индии, получили неакционерные формы организации международного производства, работа национальных предприятий по контрактам с западными заказчиками, ими могут быть не только ТНК, но также и государственные, муниципальные организации из развитых стран. Международный аутсорсинг в сфере ИТ можно охарактеризовать как «интеллектуальные субподряды»22.

Определяющей для подъема отрасли была не только роль ТНК, но и роль национального государства, национального предпринимательства, национальных кадров. Государство в Индии поддерживает систему высшего технического образования (технологические университеты), создает специальные экономические зоны, технопарки. В Индии было создано к 2007 г. 47 технопарков для развития ИТ -услуг. Был введен и льготный режим деятельности иностранного капитала в сфере ИКТ23.

Для развития сферы компьютерных и информационных услуг важным фактором является наличие кластеров (о важности этого фактора писал Майкл Портер в своей книге «Конкурентные преимущества наций») — районов, где сконцентрированы предприятия определенной отрасли, в данном случае — сферы ИТ, где находятся высшие технические учебные заведения, которые готовят кадры для данной отрасли и ведут научные исследования. Таким кластером стал Бангалор, где сконцентрированы и дочерние компании ТНК, и индийские фирмы, занимающиеся разработкой ПО. Бангалор нередко называют индийской Силиконовой долиной. Первоначально этот город, с его техническим университетом, был для ТНК местом, где они рекрутировали программистов для относительно низкооплачиваемой (по меркам развитых стран, но чрезвычайно выгодной для выходцев из бедных стран) работы в США, Канаде. Однако с 1990-х гг. ТНК стали создавать подразделения, занятые разработкой ПО и услугами по дистанционному обслуживанию коммерческой деятельности (БПО), НИОКР, уже в самой Индии.

Филиалы, занятые НИОКР, создаются ТНК в новых индустриальных странах Азии, в странах «второго эшелона». Научные исследования осуществляются не только в сфере ИТ, но и в сферах биотехнологий, разработки новых материалов, в фармацевтической промышленности.

В развитии информационных и компьютерных услуг одни страны выбирают стратегию, ориентированную на экспорт: это Индия, Шри-Ланка, Филиппины. Другие страны — Китай, Республика Корея, Бразилия — развивают эту отрасль преимущественно для обслуживания внутреннего рынка. Сегодня существует целый ряд программных продуктов, позволяющих существенно повысить эффективность работы предприятия и конкурентоспособность его продукции: это планирование ресурсов предприятия, оптимизация запасов и закупок, автоматизация учета кадров и работы с кадрами, ведения бухучета и подготовки финансовых отчетов. Поэтому инвестиции в разработку и внедрение ПО на предприятиях быстро окупаются.

В 2011 г. Китай существенно обгонял Индию по объему производства программных продуктов и компьютерных услуг, но эта продукция была предназначена в основном не для экспорта, а для внутреннего рынка, в том числе и для оснащения выпускаемых компьютеров и других устройств встроенным программным обеспечением. В 1999/2000 г. производство программного обеспечения в Китае составило 5 млрд. долл., на экспорт направлялось только 5%, тогда как в Индии экспортировался 71% произведенного ПО. Уже в 2006 г. КНР опередила Индию по производству ПО (64 млрд. и 42 млрд. долл.), но это ПО предназначалось в основном для внутреннего потребления. В 2011 г. в КНР производство программного обеспечения (software) достигло 285 млрд. долл., в этой сфере действовали 18 тыс. компаний. 90% производства программных продуктов и компьютерных услуг было ориентировано на внутренний рынок, в том числе и как «встроенное» ПО товаров сферы ИКТ китайских производителей (Lenovo, Huawei, ZTE, Haier). Использовали отечественное программное обеспечение и китайские фирмы электронной торговли «АлиБаба» и «ДаоБао», китайская поисковая система «Байду», китайская социальная сеть «Ренрен». Доходы от экспорта компьютерных, информационных услуг и БПО составляли у КНР 30 млрд. долл., 10% от общего производства, экспорт направлялся преимущественно в Японию24. Если для некоторых стран большой проблемой является разработка контента на национальных языках, например, для Индии, арабских стран, то в Китае используется почти исключительно китайский контент.

Ситуация в сфере ИКТ меняется буквально не по дням, а по часам. Создаются новые продукты — сейчас это смартфоны, планшеты. Еще два-три года назад обладание смартфоном было символом достаточно высокого социального статуса или претензией на него. Смартфоны были почти недоступными для жителей бедных стран. В последние годы смартфоны стремительно дешевеют и распространяются по всему миру, в том числе и в развивающихся странах. В 2011 г. в целом в мире смартфонов было продано больше, чем персональных компьютеров. В связи со стремительным распространением смартфонов возникла новая индустрия в сфере производства программных продуктов — разработка программных приложений для смартфонов: к апрелю 2012 г. было создано около 1 млн. приложений для смартфонов25. Высокими темпами возрастает использование мобильного Интернета и программных приложений для мобильных телефонов. Растет число пользователей социальных сетей, в том числе и в странах Востока. Возникла целая новая индустрия — разработка программных приложений для Фейсбук; только в США это привело к созданию от 183 тыс. до 236 тыс. рабочих мест для программистов. Из 2 млрд. пользователей Интернета — только У англоязычные, возрастает значение разработки контента на национальных языках26.

Развиваются новые виды информационных услуг, например «облачные услуги» (SaaS, software as a service, программное обеспечение как услуга). В этом случае фирма может не иметь собственной ИТ-инфраструктуры, а обслуживаться с дистанционного сервера. Крупные предприятия создают свою собственную «облачную» ИТ-инфраструктуру, компании мелкого и среднего бизнеса как абоненты используют «облачные услуги» специализированных провайдеров, им не нужно при этом поддерживать собственные ИТ-системы, создавать центры хранения баз данных. Подобным же образом действуют СМИ, телекоммуникационные компании, предприятия розничной торговли из африканских стран. В 2012 г. расходы компаний на «облачные услуги» оценивались в 33 млрд. долл., они увеличились по сравнению с предыдущим годом на 57%. По данным французской фирмы Capgemini, особенно быстро расширяют использование «облачных услуг» предприятия Бразилии и Китая. Исследование Capgemini показало, что 37% китайских компаний в 2011 г. планировали миграцию 11-25% своих приложений на облачную инфраструктуру, а еще 40% уже осуществляли эту миграцию27.

Усовершенствование ИТ и удешевление компьютерного оборудования, большая доступность Интернета делают возможным широкое распространение не просто аутсорсинга, но фрилансинга в сфере ИТ-услуг, в разработке ПО. Выполнением заказов для зарубежных клиентов занимаются не фирмы, а отдельные исполнители-фрилансеры. В 2011 г. в Бангладеш, наименее развитой стране, не обладающей развитой ИТ-инфраструктурой, насчитывалось 10000 программистов-фрилансеров, их совокупный годовой доход оценивался в 15 млн. долл., что равнялось % экспорта информационных услуг из страны. Фрилансерам поручались такие работы, как разработка программных приложений, а также ведение блогов и .. .размещение на сайтах фирм положительных отзывов на их товары и услуги, или же размещение отрицательных отзывов на сайтах фирм-конкурентов (в чем была уличена на Тайване фирма Samsung Electronics). Один из известных операторов на рынке фрилансинга, компания oDesk, начавшая свою деятельность в 2004 г., использует контракты по работе в удаленном доступе с ИТ-специалистами и даже с хорошо подготовленными студентами. С 2007 по 2011 гг. оборот фирмы возрастал на 100% в год, на февраль 2012 г. было отработано 2,5 млн. человекочасов, выполнено 138351 различных рабочих заданий, общий оборот фирмы достиг 300 млн. долл. в год. На другую фирму рынка фрилансинга ИТ-услуг Elance в 2011 г. работало в 150 странах 550 000 человек, выполнявших ее задания в удаленном доступе, они исполняли заказы от 130000 клиентов, также из 150 стран28. Таким образом, круг стран, где осуществляется аутсорсинг ИТ- услуг и обслуживания коммерческой деятельности (самого разнообразного, вплоть до фальсифицированных хвалебных откликов на продукцию заказчиков), становится все более и более широким.

Доходы таких провайдеров ИТ-услуг варьируются. Но в целом и в филиалах ТНК, и в национальных компаниях сферы ИТ-услуг уровень зарплат, конечно, ниже, чем в развитых странах, но выше, чем в среднем доходы в сфере услуг данной страны (во многих развивающихся странах большая часть сферы услуг — это неформальный сектор, нередко с фиктивной или неполной занятостью, он служит отстойником для избыточной рабочей силы, для низших слоев города).

«Хорошо подготовленные исследователи с низким уровнем зарплаты» привлекали ТНК в Индии еще в 1960-х гг. Тогда, выступая в Гарвардской школе бизнеса, один из управляющих англо-голландской корпорации «Юнилевер» заявил, что его компания создала в своем филиале в Индии подразделение, занятое научными исследованиями, именно в силу наличия таких кадров29. В 1960-х гг. это явление носило единичный характер. К концу 1990-х гг. оно приобрело массовый характер.

Выплачивая своим сотрудникам зарплату, превышающую средний уровень оплаты данной категории специалистов в принимающей стране (одновременно с этим значительно более низкую, чем в стране происхождения), ТНК имеют возможность привлекать к себе на службу «сливки» научно-технической интеллигенции, самых квалифицированных специалистов. Национальные фирмы, действующие в тех же сферах, в частности в информационных технологиях, вынуждены повышать ставки заработной платы персонала, иначе лучшие кадры перейдут в филиалы ТНК. Это, в частности, происходит в Индии. Чтобы удержать сотрудников практикуется и предоставление им внушительного «социального пакета». Нередко утверждалось, что при организации научных исследований в филиалах ТНК в развивающихся странах имеет место «невидимая утечка умов», и национальные кадры, не покидая своей родины, заняты исследованиями в интересах ТНК. То же можно отнести и к услугам сферы высоких технологий, к ИТ-услугам. Однако проведение научных исследований, развитие услуг, связанных с ИТ, «на местах» предполагает больший вклад в национальную экономику принимающей страны, нежели прямая «утечка умов». И уж, безусловно, с точки зрения самих технических специалистов, работа над перспективными научными направлениями с использованием самого передового оборудования в иностранных филиалах или работа в сфере ИТ-услуг предпочтительнее прозябания на грани нищеты. Или работы специалистов ведущего центра в области высоких технологий в качестве торговцев-челноков, о котором с гордостью говорил в телевизионной программе бывший руководитель этого центра (академик Велихов о Курчатовском институте) как о примере успешного вхождения в рынок. Более того, создание научно-исследовательских подразделений иностранными инвесторами способствует повышению зарплаты в действующих в тех же сферах национальных организациях30.

Обладает ли (уже или пока еще) Россия конкурентными преимуществами, которые позволили бы ей, в том числе и с участием иностранного капитала, развивать те инновационные отрасли, подъема которых добились азиатские страны, привлекая ТНК? Есть ли у России перспективы в размещении у себя филиалов ТНК, занятых научными исследованиями и ИТ-услугами? «Хорошо подготовленные исследователи с низким уровнем зарплаты» (что привлекает ТНК в азиатские страны), специалисты, востребованные за рубежом, в России имеются. «Утечка умов», особенно в таких дисциплинах, как математика, физика, биология, достигла немалых масштабов и возрастет в ближайшие годы в связи со сворачиванием деятельности РАН. Уровень зарплат российских ученых, если судить по пока еще не ликвидированным институтам Российской академии наук, к 2012 г. увеличился по сравнению с 2000 г. (с учетом инфляции - скорее, номинально), но, несомненно, намного ниже, чем в развитых странах и даже ниже, чем в некоторых развивающихся странах.

Сравнительным преимуществом Индии часто называют большое число выпускников технических университетов. В 2000-2001 г. Российская Федерация занимала второе место в мире после КНР по числу студентов технических вузов (2,4 млн. студентов), опережая Индию (1,9 млн.), США (1,7 млн.), Южную Корею (1 млн.), Японию (0,8 млн. студентов). Но по индексу технологической активности (подсчитываемому на основе таких показателей, как число занятых в сфере НИОКР, число патентов, зарегистрированных в США, число статей, опубликованных в ведущих научных журналах мира) Россия в 2003 г. месте находилась на 24-м месте31, причем во многом за счет наследия былых времен.

По данным Доклада Мирового Банка за 2009 г., доля расходов на НИОКР в ВВП в 2005-2006 гг. составляла в США 2,6%, в Японии — 3,3%,

Финляндии — 3,5%, Германии — 2,5%, Франции — 2,1%, , Великобритании — 1,8%, в Израиле — 4,5%, Южной Корее — 3,0%, Сингапуре — 2,4%, КНР — 1,3%. У РФ он равнялся 1,1%. Индекс развития экономики знаний был у РФ значительно ниже, чем показатели Южной Кореи и Сингапура (7,7 и 6,2) и показатели развитых стран (от 8,5 у Франции до 9,1 у США). По уровню наличия новейших технологий индекс РФ (3,9) был ниже, чем у КНР (4,4), Индии (5,2) и даже Туниса (5,4), не говоря уже о развитых и новых индустриальных странах. По индексу абсорбции технологий предприятиями в 2007-2009 гг. Россия, где он был равен 4,1, также уступала КНР (5,1), Индии (5,5), Тунису (5,4), развитым и новым индустриальным странам. Даже численность научных работников в РФ — 3227 чел. на 1 млн. человек населения32 (у СССР этот показатель был одним из самых высоких в мире, он сам по себе не свидетельствует о результативности НИОКР, о ней впрочем, говорило другое: хотя бы, первый запуск человека в космос) стала к 2009 г. ниже, чем практически во всех развитых странах (кроме Великобритании) и в новых индустриальных странах, и, несомненно, еще сократится в результате реформирования РАН.

По оценкам американской исследовательницы Лорен Иден, сделанным на основе данных американской исследовательской компании A.T. Kearney, в рейтинге на 2004 г. стран, которые могут участвовать в оказании дистанционных услуг по БПО, первой была Индия, второе-третье места разделили Канада и Мексика, четвертое заняла Ирландия. РФ получила шестое место, КНР — седьмое. К 2009 г. в рейтинге исследовательской группы A.T. Kearney «География оффшоринга цифровых услуг» рейтинг России для аутсорсинга ИТ- услуг понизился до 33-го места. Первые семь мест занимали страны Азии и Северной Африки — Индия, КНР, Малайзия, Таиланд, Индонезия, Египет, Филиппины, восьмое — Чили, далее шли Иордания, Вьетнам. Опередили Россию в рейтинге и страны Африки: 15-е место в списке заняла Гана, 17-е — Тунис, 25-е — Маврикий, 26-е — Сенегал, 30-е — Марокко. По уровню квалификации ИТ-специалистов России присудили в рейтинге 15-е место, после Индонезии (на первом месте находились США, на втором — Индия, на третьем — Китай). С точки зрения дешевизны рабочей силы, делающей выгодным оффшоринг цифровых услуг, самыми привлекательными были признаны Гана, Индонезия, Вьетнам, Филиппины, Шри- Ланка. Индия получила только шестое место. По дешевизне рабочей силы в секторе ИТ Россия уступает азиатским странам, но, конечно же, услуги российских программистов оплачиваются значительно ниже, чем в развитых странах, в тех же США. Наконец, с точки зрения бизнес -среды, инвестиционного климата первое место занимал Сингапур, а Россия находилась на одном из последних мест33. К 2012 г. по сравнению с 2000 г. экспорт компьютерных и информационных услуг из России вырос с 60 млн. до 2,3 млрд. долл., Россия заняла 14-е место в списке экспортеров, однако ее экспорт был в 35 раз ниже, чем у Индии, в 6,5 раз ниже, чем у КНР (подсч. по табл. 3).

К концу первого десятилетия XXI в. число мобильных телефонов в расчете на 100 жителей в афро-азиатских странах резко возросло. Решительные изменения произошли именно в 2005-2010 гг.

ТАБЛИЦА 4. Распространение ИКТ: число мобильных телефонов и пользователей Интернета в странах Азии и Африки (в расчете на 100 жителей)

Страна

Число мобильных телефонов

Число Интернет- пользователей

2005

2010

2005

2010

Развитые страны

США

69

90

68

79

Япония

76

95

67

80

Германия

96

127

69

82

Франция

79

100

43

80

Швеция

101

114

85

90

Северная Африка

Алжир

42

92

6

13

Египет

18

87

12

27

Марокко

41

100

15

49

Ливия

35

171

4

14

Тунис

57

106

10

37

Азия

Афганистан

4

41

1

4

Бахрейн

106

124

21

55

Бангладеш

6

46

0,2

4

Бутан

5

54

4

14

Бруней

64

109

36

50

Камбоджа

8

58

0,3

1,3

КНР

30

64

19

36

Гонконг (КНР)

125

190

57

69

КНДР

0

1,8

0

0

Индия

8

61

2

8

Индонезия

21

92

3,6

9,1

Иран

12

91

8

13

Ирак

6

76

1

6

Иордания

59

107

13

38

Кувейт

101

161

26

38

Лаос

11

65

1

7

Ливан

25

68

10

31

Малайзия

75

121

49

55

Монголия

22

91

10

Мьянма

0,3

1,2

0,1

0,2

Непал

1

31

1

7

Палест. Нац. Автономия

16

46

16

37

Оман

55

166

7

63

Пакистан

8

59

6

17

Филиппины

41

86

5

25

Катар

87

132

25

69

Республика Корея

82

105

74

84

Саудовская Аравия

59

188

13

41

Сингапур

103

144

61

70

Шри-Ланка

15

83

2

12

Сирия

16

57

6

21

Тайвань

98

120

58

72

Таиланд

47

101

15

21

Тимор-Лесте

3

53

0,1

0,2

Турция

64

85

15

40

ОАЭ

111

145

58

72

Вьетнам

12

175

13

28

Йемен

11

46

1

11

Страны СНГ

Россия

83

166

15

43

Украина

64

118

4

23

Таджикистан

4

86

0,3

22

Беларусь

42

108

16

32

Казахстан

36

123

3

34

Латинская Америка

Куба

1

9

10

15

Бразилия

46

104

22

41

Венесуэла

47

96

13

36

Мексика

44

81

17

31

Тропическая Африка

Конго

16

94

1,5

5

Гвинея-Бисау

7

39

2

2,5

Кабо-Верде

17

75

6

30

Сенегал

16

67

5

16

Дем. Респ. Конго

5

17

0,3

0,7

Нигерия

13

55

4

28

Эфиопия

0,6

8

0,2

0,8

Источник: Information Economy Report 2011, UNCTAD. Р. 120-125.

Еще в 2005 г. число мобильных телефонов на 100 человек было высоким лишь в двух группах стран Востока, имевших высокий уровень ВВП на душу населения, — в богатых нефтью странах Персидского залива и в новых индустриальных странах первого эшелона. В 2005 г. в расчете на 100 жителей число мобильных телефонов составляло 111 в ОАЭ, 106 — в Бахрейне, 87 — в Катаре, 59 — в Саудовской Аравии, 100 — в Кувейте, 125 — в Гонконге (КНР), 98 — на Тайване (провинция КНР), 103 — в Сингапуре, 82 — в Республике Корее. Для сравнения: в России на 100 человек приходилось 87 мобильников, в Японии — 76, в Швеции — 101, в США — 69. В 2005-2010 гг. это число еще больше увеличилось. На 100 человек в 2010 г. приходилось 166 мобильников в Омане, 161— в Кувейте, 144 — в Сингапуре, 190 — в Гонконге, 145 —в ОАЭ (в России —166).

Но примечательно другое, то, что в 2005-2010 гг. весьма существенно возросло число мобильных телефонов в расчете на 100 жителей и в других странах Азии и Африки, с более низким уровнем ВВП на душу населения.

В 2005-2010 гг. число мобильных телефонов на 100 человек в Китае повысилось с 30 до 64, в Индии — с 8 до 61, в Индонезии — с 21 до 92, в Малайзии — с 75 до 121, в Монголии — с 22 до 91, в Таиланде — с 47 до 101, в Шри-Ланке — с 17 до 63. Число мобильников заметно увеличилось и в наименее развитых странах с низким уровнем подушевого ВВП: с 1 до 31 — в Непале, с 11 до 65 — в Лаосе, с 5 до 54 — в Бутане, с 6 до 46 — в Бангладеш.

Те же самые процессы имеют место в ближневосточных и североафриканских странах: число мобильных телефонов на 100 жителей в 2005-2010 гг. увеличилось с 42 до 92 в Алжире, с 18 до 87 — в Египте, с 35 до 172 — в Ливии, с 24 до 79 — в Мавритании, с 41 до 100 — в Марокко, с 57 до 106 — в Тунисе, с 6 до 76 — в Ираке, с 16 до 57 — в Сирии, с 25 до 68 — в Ливане. Даже в странах Тропической Африки широко распространилась мобильная телефония, а число владельцев мобильных телефонов на 100 жителей увеличилось в Республике Конго с 16 до 94, в Гане — с 13 до 71, в Сенегале — с 16 до 67.

В Камбодже на 100 жителей в 2010 г. приходилось 58 мобильных телефонов, в Нигерии — 55, в Кабо-Верде — 75, в Гвинее-Бисау — 39 (см. табл. 4). Мобильная телефония частично компенсирует слабое развитие стационарной телефонной связи.

Число мобильников резко возросло в странах СНГ. В Таджикистане оно увеличилось в 2005-2010 гг. с 4 до 86 на 100 жителей. Быстро растет число мобильников в странах, которые имеют за рубежом большое число трудовых мигрантов, они посылают на родину не только деньги, но и телефоны (в Таджикистане в 2010 г. переводы эмигрантов обеспечивали почти 50% ВНП)34.

Исключениями являются лишь Северная Корея, Куба, страны, охваченные гражданской войной или военными действиями (Сомали). В 2010 г. в Демократической Республике Конго (кстати, стране, богатейшей по запасам минеральных ресурсов) на 100 жителей приходилось 17 мобильных телефонов, в Северной Корее — 2, на Кубе — 9 телефонов.

Однако и в наименее развитых странах с невысоким числом телефонов произошли немалые перемены. Мобильная связь имелась, а пользоваться одним мобильником могло несколько человек, членов одной семьи, соседей. В бедных странах возник новый вид микропредприятий — «продажа по времени разговора по мобильнику»: в Бангладеш в 2008 г. насчитывалось 350000 «телефонных леди», продававших такие услуги мобильной связи. В Пакистане их число достигало 1 млн. (это могли быть не только женщины, но и торговцы мужского пола). Развиты такие услуги в Гане, Уганде, раньше они были развиты в Монголии. Правда, по мере снижения стоимости телефонов спрос на такие услуги сокращается. Предложение мобильных телефонов даже в беднейших странах расширяется благодаря импорту дешевых «серых» мобильников, которые производятся в Китае на основе «шэньчжай» (фактически производства контрафактной продукции). Растет и импорт в развивающиеся страны секонд-хэнда, причем среди подержанных мобильников есть и краденые. В африканских странах масштабы торговли секонд-хэндом колоссальны. В Дакаре (Сенегал) есть целые рынки, торгующие одеждой секонд-хэнд из Европы, США, откуда он часто поступает и в качестве гуманитарной помощи. Сегодня потребители в развитых странах избавляются от морально устаревших, но вполне нормально функционирующих телефонов и приобретают новые престижные модели, позволяющие им выглядеть не хуже других или показать свой высокий статус («эффект большинства» или «эффект сноба»). «Продажа телефонного времени» как вид бизнеса уходит, но появляются другие виды занятости в неформальном секторе. Развивается сеть мельчайших предприятий по ремонту мобильников, продаже аксессуаров, новых и подержанных телефонов, оплате мобильной связи.

Использование мобильной телефонии вызвало настоящий революционный переворот в бедных странах, где слабо развита сеть стационарных телефонов. Впрочем, о таком же перевороте мы можем говорить и применительно, например, к Рузскому району Московской области: раньше, чтобы позвонить родственникам в Москву, приходилось выстаивать длинную очередь, и эта связь была доступна только два часа в сутки. Кстати в тот же период (1990-е годы) в бедной стране Западной Африки Кабо-Верде в селении, удаленном от столицы на пятьдесят километров, на улице стоял телефон-автомат, откуда можно было позвонить заграницу.

Жители афро-азиатских стран стали использовать мобильную связь не только для поддержания контактов с родными и близкими. Мобильная телефония, а сегодня уже и мобильный Интернет позволяют мелким и мельчайшим предприятиям афро-азиатских стран получать информацию о ситуации на рынке, находить клиентов, расширять сбыт своих продуктов, таким образом, повышая свою конкурентоспособность.

Успехи развивающихся стран в доступе к Интернету пока гораздо скромнее, чем в доступе к мобильной телефонной связи. Большое число пользователей Интернет на 100 жителей было отмечено в 2010 г. в странах Персидского залива — экспортерах нефти и в НИС первого эшелона, т. е. в странах с высоким подушевым ВВП: 84 — в Республике Корея, 63 — в Омане, 55 — в Бахрейне, 50 — в Брунее, 70 — в Сингапуре, 72 — на Тайване, 69 — в Гонконге (в США — 79, а в России — 48). Достаточно широким было распространение новых информационных технологий в странах Ближнего, Среднего Востока и Северной Африки. В Саудовской Аравии среди 100 человек 41 был Интернет-пользователем, в Тунисе — 37, в Марокко — 49, в Катаре — 69, в Иордании — 38, в Ливане — 31, в Египте — 27, в Сирии — 21, в Алжире — 13, в Ливии — 14, в Ираке — 6. Увеличился доступ к Интернету в Китае: в 2010 г. среди 100 жителей 34 были пользователями Интернета, в Индии среди 100 жителей было 8 Интернет- пользователей, в Индонезии — 9.

Постоянный доступ к Интернету в наименее развитых странах имеют немногие. Из каждых 100 человек Интернетом пользовались в 2010 г. в Нигерии — 28, в Кении — 10, в Сенегале — 16, в Гане — 9, в Кабо-Верде — 30.

Широкополосной Интернет, который делает возможным развитие информационных услуг, имелся, в тех или иных масштабах, во многих странах. Его практически не было лишь в наименее развитых, беднейших странах, в основном в странах Тропической Африки — Гвинее, Гвинее-Бисау, Сомали, Сьерра-Леоне, Эритрее35.

Ситуация меняется буквально не по дням, а по часам. Еще два-три года назад смартфоны были недоступными для большинства жителей бедных стран. В 2010-2011 гг. растут продажи смартфонов во всем мире, высокими темпами возрастает использование мобильного Интернета. В 2011 г. в Китае насчитывалось 350 млн. пользователей мобильного Интернета. В Кении 99% пользователей Интернета выходят в сеть с мобильного телефона. Более 75% подписчиков социальной сети Facebook в Ботсване, Брунее, Малави, Намибии, Нигерии, Папуа-Новой Гвинее и ЮАР используют именно мобильный Интернет. В Шри-Ланке 70% населения имеют мобильные телефоны, причем 1А из них пользуется мобильным Интернетом36. Растет число пользователей социальных сетей, в том числе и в странах Востока. 80% Интернет-пользователей в 2011 г. выходили в социальные сети, на социальные сети приходилось около 1/5 времени, проведенного пользователями в Интернете. Растет число пользователей социальными сетями за пределами США. В 2009 г. 65% пользователей Фейсбук находились за пределами США, в декабре 2011 г. — уже 75%37.

Итак, в 2005-2010 гг. произошла настоящая революция в распространении мобильной телефонной связи в афро-азиатских странах, в том числе и в странах с невысоким уровнем ВВП на душу населения. Интернет пока не слишком широко распространен в странах с низкими подушевыми доходами. Однако если учесть возможность использования Интернета или смартфона членами одной семьи, друзьями, соседями или доступа в сеть через Интернет-кафе, то возможности доступа в Интернет не столь малы.

Социальные и социально-политические аспекты распространения

ИКТ И РАЗВИТИЯ ПРОИЗВОДСТВА ТОВАРОВ И УСЛУГ СФЕРЫ ИКТ

ИКР, распространение ИКТ и превращение ряда стран в крупных производителей и экспортеров товаров и услуг сферы ИКТ имеют множество последствий для экономического, социального, социально-политического развития стран Востока, и этот вопрос заслуживает дальнейшего изучения. Вкратце остановимся лишь на некоторых социальных и социальнополитических последствиях ИКР.

Распространение новых ИКТ вносит определенный вклад в решение проблемы занятости в развивающихся странах, в борьбу с бедностью — создаются новые рабочие места, в том числе в неформальном секторе. Конкурентоспособность мелких предприятий, крестьянских хозяйств повышается благодаря доступу к информации о ситуации на рынке, расширившимся возможностям поиска клиентов и взаимодействия с ними.

Свой вклад в решение проблем занятости и борьбы с бедностью призваны внести и предприятия по производству товаров и услуг сферы ИКТ. Индия с 2006 г. стала мировым лидером в экспорте ИТ-услуг. Занятость в сфере компьютерных и информационных услуг в Индии увеличилась в 1999/2000-2011 гг. с 24,2 тыс. чел. до 600 тыс. чел., с учетом косвенного воздействия на создание рабочих мест — число занятых в этой сфере было в 4 раза больше, 2,4 млн. человек38. В общей численности экономически активного населения страны с миллиардным населением доля занятых на этих предприятиях не столь уж велика. Индустрия предъявляет спрос в основном на специалистов с достаточно высоким уровнем образования и хорошим знанием английского языка. Сектор создает возможности для трудоустройства выпускников технических университетов Индии. Иногда утверждают, что развитие ИТ-услуг способствует росту неравномерности в распределении доходов. Но есть и другая сторона этой проблемы. Благодаря эффекту мультипликатора каждое новое рабочее место в информационной индустрии способствует созданию 4 рабочих мест в других сферах: это строительство, общественное питание, розничная торговля, недвижимость, транспорт, а также труд домашней прислуги.

Больший вклад в решение проблемы занятости дает развитие производства товаров сферы ИКТ. Это видно на примере Китая. В целом 2009 г. в Китае насчитывалось 145 млн. рабочих-мигрантов из деревни, 17% от этой цифры (25,5 млн.) приходилось на электронную промышленность39. На предприятиях одной только тайваньской компании Hon Hai (Foxconn), осуществляющей сборку айфонов, насчитывалось в 2012 г. около 1,2 млн. занятых, большинство из них — на ее фабриках в КНР. Рабочие-мигранты, занятые в электронной промышленности, на сборочных предприятиях, значительную часть заработка отправляют домой, в деревню, что способствует росту доходов, уменьшению бедности.

Другой социальный аспект, связанный с распространением ИКТ и сдвигами в международном разделении труда — перемещением производств в развивающиеся страны, который вызывает немалую озабоченность на Западе, — это потеря рабочих мест в развитых странах. В 1997-2004 гг. в электронной и электротехнической промышленности США число рабочих мест сократилось на 550 тыс., Японии — на 400 тыс., Германии — на 100 тыс. В странах Евросоюза в 2005 г. потери из-за развития международного аутсорсинга услуг в сфере ИТ составили 1570 рабочих мест, 14% от всех рабочих мест, сократившихся в связи с развитием международного аутсор-

40

синга .

Говоря о социальных аспектах распространения ИКТ, французский социолог, изучающий проблемы социальной коммуникации, Доминик Воль- тон отмечает, что новые ИКТ способствуют поддержанию через Интернет связей между группами единомышленников, облегчают взаимодействие внутри диаспор, этноконфессиональных общностей, землячеств, мобилизацию участников публичных акций. Как это ни парадоксально, складывается такая ситуация, что развитие новых ИКТ и электронных СМИ, в частности спутникового телевидения, служит фактором, тормозящим ассимиляцию иммигрантов в европейских странах. После работы иммигрант смотрит программы телевидения своей родины по спутниковому каналу или общается в Интернете, по скайпу или в социальных сетях со своими соотечественниками. У него нет особого стимула учить язык страны, давшей ему пристанище, ассимилировать ее культуру, поддерживать контакты с окружением (если он не живет в иммигрантском гетто). Основной тезис монографии Д. Вольтона «Информация — не значит коммуникация» состоит в том, что сегодня «информация» (новые ИКТ) не столько облегчает, сколько затрудняет социальную коммуникацию в мультикультурных обществах. Легкость поддержания контактов в социальных сетях, доступ к «своим» телепрограммам снижают стремление иммигрантов к ассимиляции в стране пребывания. По образному выражению Д. Вольтона, «думали получить “глобальную деревню”, а получили Вавилонскую башню»41.

Новые ИКТ, социальные сети и «арабская весна»

Сыграли ли новые ИКТ — Интернет и мобильная телефония — важную роль в событиях «арабской весны»? На конференции в Институте востоковедения РАН в мае 2012 г. одни специалисты (например, известный арабист З.И. Левин) заявляли, что «во время революции в Европе в 1848 г. никаких электронных СМИ не было, но события распространились быстро, как пожар». Другие утверждали, что в 2010-2011 гг. мобильные телефоны с доступом в Интернет были в Египте и Тунисе слишком дорогими для большинства участников событий и не могли ими использоваться для поддержания контактов. Третьи, правда, на примере Ливии говорили о том, что более важной была роль традиционных электронных СМИ, в частности телевидения42. Американский автор Мальколм Глэдвелл заявляет, что «революцию нельзя вызвать с помощью Твиттера», что роль новых ИКТ силь-

43

но преувеличена, «революция — на улице, она пахнет кровью» .

Оставив арабистам и политологам оценку событий «арабской весны» с социально-политической точки зрения, хотелось бы оценить ситуацию именно с точки зрения того, могут ли новые ИКТ играть роль в политических волнениях вообще и в событиях «арабской весны» в частности.

Во-первых, как показано выше, в 2005-2010 гг. в странах Азии и Африки, в том числе и в арабских странах с не самым высоким уровнем ВНП на душу населения, число мобильных телефонов в расчете на 100 жителей резко возросло: в Египте в 2010 г. их было 87 на 100 жителей, в Тунисе — 106. Мобильная связь, рассылка смс вполне могли использоваться для организации выступлений, для мобилизации их участников. Число пользователей Интернет на 100 жителей было в 2010 г. невысоким в Египте, в Тунисе (27 и 37 на 100 жителей), хотя вполне сопоставимым с уровнем в РФ (46 на 100 жителей, что совсем не мало). Существует и такая вещь, как Интернет- кафе. В Мумбаи (Индия) в 2004 г. в 3 тыс. Интернет-кафе получали доступ в сеть 1,5 млн. пользователей. Совсем другой вопрос — это то, что волнения не могут произойти без наличия на то объективных предпосылок: экономических, социальных, политических; такие предпосылки в арабских странах имелись в избытке (коррупция, безработица, особенно среди молодежи, в том числе и образованной молодежи, бедность). Что касается новых ИКТ и социальных сетей, то они играли роль инструмента для мобилизации масс на демонстрации, распространения информации о событиях, в том числе и за рубежом. Более того, роль катализатора в событиях в Египте сыграло и отключение Интернета и передачи смс на мобильные телефоны, вызвавшее всеобщее возмущение против Мубарака, в том числе и в деревне.

Один из уроков событий в арабских странах звучит неожиданно: борясь с волнениями, нет смысла подавлять современные средства коммуникации — Twitter, Facebook, мобильные телефоны. Конечно, без этих средств труднее организовывать массовые акции протеста. Но отключение мобильной связи посылает мощный сигнал о том, что что-то идет не так, «молчаливому большинству» — тем, кто даже не знает об акциях протеста44.

Крупнейшие западные ТНК сферы ИКТ нередко «играли на стороне оппозиции». Через 2 дня после отключения Интернета в Египте 30 января 2011 г. в официальном блоге Google появилось сообщение об открытии нового сервиса Speak2Tweet, предназначенного для жителей Египта. Для выхода в Twitter достаточно было позвонить на один из международных номеров, установленных в США, Италии и Бахрейне, и оставить голосовое сообщение. Затем послание с тегом #egypt публиковалось в мировой сети. Еще раз набрав один из номеров, можно было прослушать сообщения, оставленные другими пользователями. Как заявила компания, сервис был создан буквально за несколько дней программистами Twitter и инженерами компании SayNow, вошедшей в состав Google накануне выступлений в египетской столице45.

Если у наших авторов вопрос об использовании новых ИКТ в арабских событиях вызывает скептицизм, то в западных странах осуществляются проекты и проводятся научные конференции, призванные выявить это влияние. По результатам исследования сотрудников Вашингтонского университета Ф. Говарда, М. Хуссейна, В. Мари, М. Музаид, сотрудника Ama- zon.com.service Э. Даффи, Д. Фрилона из Американского университета, на основе анализа более 3 млн. сообщений на Твиттере, гигабайтов контента YouTube и тысячи постов в блогах был сделан (отнюдь не голословный) вывод о ключевой роли социальных сетей в событиях в Египте и Тунисе. Участники проекта создали карты важнейших политических сайтов. Филип Говард, руководитель проекта «Информационные технологии и политический ислам» в Вашингтонском университете и автор книги «Цифровые истоки диктатуры и демократии: информационные технологии и политический ислам», в статье «Цифровые СМИ и “арабская весна”» отметил, что накануне масштабных демонстраций в Египте в 2011 г. отмечался «всплеск» активности в социальных сетях. Новые ИКТ не только способствовали распространению информации о событиях, но и играли в них роль катализатора. Он сравнивает распространение событий с эффектом каскада46.

В сентябре 2011 г. в Копенгагенском университете состоялась конференция на тему «Освещение “арабской весны” в СМИ». Около четверти докладов было посвящено роли Интернета и социальных сетей. Рикке Хоструп Хаугбелле из Копенгагенского университета отметил, что термины «Интернет-революция» и «Твиттер-революция» появились в прессе уже сразу после событий в Тунисе. Ранда Абубакр, профессор Каирского университета, в докладе «Роль новых ИКТ и социальных сетей в египетской революции 2011 г.» отмечает, что роль Твиттера, TwitPic, YouTube, Фейсбука была в Египте значительной еще и из-за провала спонсируемых государством СМИ, которые не освещали события адекватным образом. Социальные сети способствовали мобилизации протестного движения, распространению информации о событиях в стране и за рубежом, подрыву легитимности правящего режима. Тем не менее, подчеркивает она, «новые ИКТ — это только инструмент, но не причина событий»47.

Итак, в Египте и Тунисе новые ИКТ стали инструментом мобилизации масс. Они активно использовались оппозицией и для мобилизации оппозиции. Иначе складывается ситуация в Сирии. Вокруг событий в ней ведется настоящая информационная война, в том числе и в Интернете, причем активную роль в ней играют и силы, выступающие на стороне Башара Асада.

Информационное противоборство в Интернете отличается определенной спецификой. Т.А. Боков пишет по этому поводу: «В отличие от методов телевидения, где информационной борьбой целенаправленно занимаются большие команды специалистов, сегодня каждый, кто имеет доступ в Интернет, может стать не только объектом, но и субъектом такой войны. В течение самого короткого времени с роликом на Youtube, записью в блоге или в социальной сети может ознакомиться огромная аудитория». В целом он делит основные действия противоборствующих сторон в Интернете в рамках «арабской весны» на три основные категории: 1) координация действий (уточнение места и времени проведения акций, обсуждение и т. д.); 2) агитация, продвижение своих идей, часто путём предоставления «независимой», «правдивой» информации с «места событий»; 3) утверждение своего

48

присутствия, атаки на электронные ресурсы оппонентов .

В Интернет-войне, как, впрочем, и в электронных СМИ, широко используется дезинформация. Публикуются фото разрушенных зданий, размещаются видеоматериалы с взрывами, но это может быть просто монтаж. Происходят весьма курьезные случаи, о которых писали в «традиционной» бумажной прессе. Один из самых ярких блогов, описывавших зверства режима Башара Асада, оказался поддельным. Лондонская The Guardian писала: «Неожиданная героиня восстания в консервативной стране, женщина, полуамериканка, Амина Абдалла привлекла внимание оппозиции своим получившим необыкновенную популярность блогом “Лесбиянка из Дамаска”.

Впоследствии блог вдруг перестал обновляться, а через некоторое время на нем появилась запись, где сообщалось, что девушка пропала, вероятно, она была похищена сирийскими спецслужбами. Однако в газету The Guardian поступило письмо от некой Елены Лечич, живущей в Лондоне, о том, что статья о похищении Амины, была украшена ее собственной фотографией с ее страницы в Фейсбуке». Позднее американец Том Макмастер, обучающийся в Шотландии, признался, что он и есть та самая «лесбиянка из Дамаска», историями которой зачитывался весь Фейсбук49.

В Интернет-войну в Сирии с участием двух противоборствующих сторон вовлечено много профессиональных хакеров, не только сирийцев; на обеих сторонах присутствуют международные силы: группа хакеров «Anonymous» на стороне оппозиции и иранские, китайские, а, возможно, и российские хакеры на стороне сирийского правительства.

«Сирийская электронная армия» численностью более 200 тысяч человек ведет активную информационную войну на стороне правительства Б. Аса- да. Ее молодежные группы фотографируют улицы, на которых, якобы, по сообщениям западных информагентств, проходили демонстрации протеста, и размещают эти фото в Интернете. Другая группа транслирует видеозаписи с уличных камер на Youtube. Третья группа публикует информационные сообщения в Twitter, Fаcebook и других социальных сетях. Кроме того, у Сирийской электронной армии есть специальные «штурмовые группы», которые совершают атаки на «враждебные» сайты, но не для их разрушения, а просто меняя в них «лживые сообщения на правдивые». В первый же день своей работы Сирийская электронная армия атаковала и взломала сайты президентов США и Франции Барака Обамы и Николя Саркози50.

* * *

В последние два десятилетия развитие новых информационно-коммуникационных технологий (ИКТ) — мобильной телефонии, компьютеров, Интернета по сравнению с «традиционными» СМИ — радио, телевидением, прессой (хотя вообще-то по-настоящему традиционным средством массовой информации можно назвать не телевидение, а скорее тамтамы в странах Тропической Африки, меняющийся ритм ударов которых передает те или иные вести), — оказало существенное воздействие на страны Востока.

Примечательно, что многие страны Востока стали не просто пассивными пользователями новых технологий, но активными участниками разворачивающихся процессов. Ряд стран Востока весьма успешно «встроился» в информационно-коммуникационную революцию. Китай стал ведущим мировым экспортером товаров сферы ИКТ — компьютерного, телекоммуникационного, электронного оборудования. Еще раньше, чем Китай вступили на путь развития этих отраслей новые индустриальные страны первого эшелона — Республика Корея, Тайвань (провинция КНР), Гонконг (КНР), Сингапур, а также Малайзия — все они сегодня входят в число ведущих мировых производителей товаров сферы ИКТ.

Используя свои сравнительные преимущества — наличие квалифицированных технических специалистов, владеющих английским языком, при поддержке государства, Индия стала ведущим мировым экспортером компьютерных и информационных услуг и услуг по аутсорсингу обслуживания коммерческой деятельности. Такого рода услуги поставляют на экспорт и другие азиатские страны: Филиппины, Шри-Ланка, даже Бангладеш и Непал, а в последние годы к ним подключаются и африканские страны — Сенегал, Г ана, Уганда.

Итак, информационно-коммуникационная революция (ИКР) представляет собой новый «вызов» для развивающихся (и для переходных) стран. Как «вызов» она требует от них повышения квалификации рабочей силы, усилий по разработке и внедрению инноваций, созданию соответствующей ИТ-инфраструктуры. Те развивающиеся страны, которые нашли адекватный ответ на этот вызов, нашли и свою нишу в условиях новых возможностей, открываемых ИКТ, в новых отраслях, успешно встроились в ИКР, и это способствовало их экономическому подъему.

В 2005-2010 гг. произошла настоящая революция в распространении мобильной телефонной связи в странах Азии и Африки, причем даже в странах с невысоким уровнем ВВП в расчете на душу населения. Расширяется, хотя и в меньшей степени, использование Интернета. В последние два-три года мы можем уже говорить о стремительном распространении смартфонов, которых продается больше, чем персональных компьютеров, и о быстром распространении мобильного Интернета.

Распространение новых ИКТ вносит немалые перемены в жизнь стран Востока. Оно создает новые возможности для роста занятости, решения социальных проблем этих стран, оказывает воздействие на экономические, социальные и даже политические процессы в этих странах. Новейшие ИКТ оказывают немалое влияние на восточный социум, воздействуя на мироощущение людей, наконец, на их поведение. Мы можем говорить и об использовании новых ИКТ в событиях «арабской политической весны» и о возможности их применения в любых событиях такого рода. [16] [17] World Investment Report 2004. P. 165, 179. World Investment Report 2004. P. 173; www.hsbc.com (20.02.2011); World Investment Report 2004. P. 173. World Investment Report 2004. P. 167. Information Economy Report 2010. P. 50. Information Economy Report 2007-2008. P. 125-127,123; Information Economy Report 2006. P. 238. Information Economy Report 2012. UNCTAD. N.Y.; Geneva, 2012. P. 39. Information Economy Report 2006. P. 238; Information Economy Report 2007-2008. P. 106, 125-126; Information Economy Report 2012. P. 41. Information Economy Report 2007-2008. P. 128. Information Economy Report 2012. P. 41. Цветкова Н.Н. Прямые иностранные инвестиции в Азии и в России. Опыт сравнительного анализа. М., 2004. Information Economy Report 2007-2008. P. 125-127. Information Economy Report 2012. P. 52-53. Information Economy Report 2012. P. 32. Information Economy Report 2012. P. 32, 41. Information Economy Report 2012. P. 32. Information Economy Report 2012. P. 33. Economic Analysis and the Multinational Enterprise. L., 1974. P. 346; Looking to India for Internet Inspiration // The Russia Journal. 14.07.2000. Цветкова Н.Н. Прямые иностранные инвестиции в Азии и в России. C. 59. World Investment Report 2005. UNCTAD. N.Y.; Geneva, 2005. P. 296, 290-291. World Development Report 2010. World Bank, Wash., 2009. P. 369. The Shifting Geography of Offshoring. AT Kearney. Chicago, 2009; www.atkearney.com/.../ fda82529-b60a-4fae-8d... (10.09.2013); Eden L. Went for cost, priced at cost? An economic approach to the transfer pricing of offshored business services // Transnational Corporations, UN. N.Y.; Geneva. Vol. 14. 2005. № 2. P. 8-9. Information Economy Report 2012. P. 46. Information Economy Report 2010. P. 128. Information Economy Report 2012. P. 32, 44. Information Economy Report 2012. P. 32, 41. Information Economy Report 2006. P. 238; Information Economy Report 2007-2008. P. 106, 125-126; Information Economy Report 2012. P. 41. Information Economy Report 2012. P. 52-53. Information Economy Report 2007-2008. P. 110-112. WoltonD. Informer n’est pas communiquer. P.: CNRS, 2009. Цветкова Н.Н. Страны Востока и новые информационно-коммуникационные технологии (научная жизнь) // Восток (Oriens). 2013. N° 2. GladwellM., Shirky C. From Innovation to Revolution // Foreign Affairs. March/April 2011. www.vedomosti.ru. 14.02.2011. www.kommersant.ru. 9.02.2011. Howard P.N. Digital media and the Arab spring // blogs.reuters.com/great-debate/2011/ 02/16/digital-media-and-the-arab-spring/ (ск. 13.05.12). hum.ku.dk/kalender/2011/september/covering-the-arab-spring/Covering_the_Arab_Spring.pdf (12.05.2012). Боков Т.А. Сирия: информационная борьба в Интернет-пространстве // www.iimes.ru (12.10.2011). www.kommersant.ru. 20.06.2011. www.prime-tass.ru. 7.03.2012.

<< | >>
Источник: О.П. Бибикова, к.э.н. Н.Н. Цветкова. Страны Востока в контексте современных мировых процессов: социально-политические, экономические, этноконфес- сиональные и социокультурные проблемы.. 2013

Еще по теме Цветкова Н.Н. Производство сферы информационно-коммуникационных технологий (ИКТ)и распространение новых ИКТ в странах Востока:

  1. Введение
  2. Новые информационно-коммуникационные технологиии страны Востока
  3. Цветкова Н.Н. Производство сферы информационно-коммуникационных технологий (ИКТ)и распространение новых ИКТ в странах Востока
  4. Галич З.Н. Урбосоциологические парадигмы современного информационно-коммуникационного процесса
  5. Амиров Э.Р. Информационно-коммуникационные технологиикак фактор социально-экономического развитияв арабских странах
  6. Информационные и коммуникационные технологии личностно-развиваюшего профессионального образования
  7. ГРАЖДАНСКАЯ активность в условиях развития информационно- коммуникационных ТЕХНОЛОГИЙ НА ПРИМЕРЕ СОЗДАНИЯ ЭЛЕКТРОННЫХ ПЕТИЦИЙ Чупракова А.В. (Тюмень)
  8. КАК ТРАНСФОРМИРУЕТСЯ ОТНОШЕНИЕ К ИНТЕРНЕТУ И ИНФОРМАЦИОННЫМ ТЕХНОЛОГИЯМ В РОССИИ И НА ЧТО ЭТО ВЛИЯЕТ КолозаридиП.В., Шубенкова А. Ю. (Москва)
  9. ВЛИЯНИЕ НОВЫХ КОММУНИКАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ НА ФОРМИРОВАНИЕ СОЦИАЛЬНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ: ПРАКТИКИ И РИСКИ Муха В.Н. (Краснодар)
  10. О. В. Терещенко ВЛИЯНИЕ ИНФОРМАЦИОННО-КОММУНИКАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ НА ИЗМЕНЕНИЯ РЫНКА ТРУДА: К ПОСТАНОВКЕ ЗАДАЧИ
  11. Коняева Л. А. Кемеровский государственный университет ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ИНФОРМАЦИОННО-КОММУНИКАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ НА УРОКАХ АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА (на примере образовательного блога)
  12. Толстолуцкий В. Ю. Нижегородский государственный университет РАЗРАБОТКА И ИСПОЛЬЗОВАНИЕ СОВРЕМЕННЫХ ИНФОРМАЦИОННО-КОММУНИКАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ В ПРЕПОДАВАНИИ ПОНЯТЙНОГО АППАРАТА КРИМИНАЛИСТИКИ
  13. Кабирова Е. А. Бугульминский машиностроительный техникум РАЗВИТИЕ КРЕАТИВНОЙ КОМПЕТЕНЦИИ СТУДЕНТОВ НА УРОКАХ ИНОСТРАННОГО ЯЗЫКА СРЕДСТВАМИ ИНФОРМАЦИОННО- КОММУНИКАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ
  14. Максютова Г. Ю. МОУ ДОДЦентр эстетического воспитания детей «Орнамент», г. Чита ИСПОЛЬЗОВАНИЕ СОВРЕМЕННЫХ ИНФОРМАЦИОННО- КОММУНИКАТИВНЫХ ТЕХНОЛОГИЙ В ПРЕПОДАВАНИИ АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА ДОШКОЛЬНИКАМ
  15. Ножаева Лейла Минигалиевна воспитатель ЛГ МАДОУ «ДСКВ №10 «Белочка» г. Лангепас, ХМАО-Югра ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ИНФОРМАЦИОННО-КОММУНИКАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ В ОБРАЗОВАНИИ ДОШКОЛЬНИКОВ
  16. ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ИНФОРМАЦИОННО-КОММУНИКАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ В УСЛОВИЯХ ДОУ В СООТВЕТСТВИИ С ТРЕБОВАНИЯМИ ФГОС Куроптева Т.В., воспитатель МБДОУ№84, г. Мурманск
  17. ОСОБЕННОСТИ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО КОНТЕНТА СРЕДСТВАМИ СОВРЕМЕННЫХ ИНФОРМАЦИОННО-КОММУНИКАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ Ларин Сергей Николаевич канд. тенх. наук, с. н. с. ФГБУН ЦЭМИ РАН, г. Москва E-mail: sergey77707@rambler.ru Богомолова Наталия Викторовна н. с. АНО ВПО ИМУУ, г. Москва E-mail: bog1973nata@rambler.ru
  18. ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ИНФОРМАЦИОННО-КОМПЬЮТЕРНЫХ ТЕХНОЛОГИЙ ДЛЯ ФОРМИРОВАНИЯ ЛЕКСИЧЕСКИХ ПОНЯТИЙ У ДЕТЕЙ С ОБЩИМ НЕДОРАЗВИТИЕМ РЕЧИ В ПОЛИКУЛЬТУРНОМ ОБРАЗОВАНИИ Буравлева И. В, учитель-логопед, НДОУ «Детский сад № 216 ОАО «РЖД», г. Иркутск
  19. И.В. Стечкин, Московский госуниверситет, преподаватель Д.А. Олеринская, Московский госуниверситет, Главный редактор Официально­го сайта факультета журналистики МГУ им. М.В.Ломоносова НОВЫЕ ИНФОРМАЦИОННО-КОММУНИКАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ В РОССИЙСКОМ МЕДИАОБРАЗОВАНИИ (на примере сетевой активности факультета журналистки МГУ в 2008 - 09 учебном году)
  20. ОСОБЕННОСТИ И ПРОБЛЕМЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ РЕГИОНАЛЬНЫХ ТЕЛЕКАНАЛОВ И МЕСТНЫХ ОРГАНОВ ВЛАСТИ В СФЕРЕ ИНФОРМАЦИОННОЙ ПОЛИТИКИ А. Н. Фомина Россия, Брянск, Брянский государственный университет имени академика И.Г. Петровского
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История религии - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -