<<
>>

Глава II. ИСТОЧНИКИ ФОРМИРОВАНИЯ ПАРТИЙНО-ГОСУДАРСТВЕННОЙ НОМЕНКЛАТУРЫ - НОВОГО ПРАВЯЩЕГО СЛОЯ

Зарождение и утверждение в странах Восточной Европы политических режимов советского типа неизбежно означали переход власти в руки новых политических сил, формирование новых организационных структур и кадрового состава государственного аппарата.

Понимание процесса постепенного превращения новых кадров в «командную силу», формирования их менталитета, социальнопсихологических и идейно-политических установок многое объяснит в появлении определенного типа управленца, не регионального, а скорее «формационного» по своему характеру, если иметь в виду новую, «социалистическую» формацию. Выявление сущностных черт национальной бюрократии как социальной группы, представлявшей собой своеобразную, иерархически организованную «вертикаль», вплотную подводит к рассмотрению нового для стран региона феномена партийно-государственной номенклатуры, которая оформлялась на рубеже 40—50-х годов.

К этому времени высшие органы коммунистических партий, венчавшие всю действовавшую партийно-государственную систему, являлись уже реально существовавшим властно-исполнительным механизмом, контролировавшим жизнь общества. Этот механизм, создававшийся по советскому образу и подобию, стал в странах региона, как и в СССР, сердцевиной всего партийно-государственного руководства. Поэтому без осмысления его природы, характерных черт и особенностей функционирования невозможно изучение процесса становления политических режимов и шире — политсистем советского типа в Восточной Европе.

Изучение процесса формирования партийно-государственной номенклатуры в регионе предполагает всестороннее рассмотрение ситуации в компартиях, как основном, почти единственном источнике новых кадров. Являясь продуктом жизнедеятельности классов или сословий общества на определенном этапе его развития в XX в., компартии, придя к власти, сами рождали подобие нового класса, названного МДжиласом в свое время «политической бюрократией»1.

В Восточной Европе уже на этапе движения Сопротивления коммунистические партии претендовали на участие во власти от имени вполне определенной социальной силы — рабочего класса. Рассматривая последний как единственно способный отражать ко- ренные интересы большинства нации, компартии брали на себя миссию предлагать общенациональные программы восстановления независимости, экономического возрождения, ликвидации реакционных группировок, новую концепцию внешнеполитических союзов. Определяя себя вербально как партии рабочего класса, коммунисты не везде могли, хотя, безусловно, стремились, подтвердить это собственным социальным составом. Последний дает возможность выделить две группы стран региона, в которых в этом плане имелись принципиальные различия. В первую группу входили Венфия, Польша, Румыния и Чехословакия, где статистика социального состава компартий свидетельствовала о преобладании, хотя подчас и не особенно значительном, в их рядах рабочих.

Венгерская коммунистическая партия (ВКП) в октябре 1946 г. объединяла 653 тыс. членов, из которых 42,6% составляли рабочие, 39,4% — крестьяне; 8,7% — учащиеся, домохозяйки и пр., 4,8% — интеллигенция. Польская рабочая партия (ППР) в декабре 1945

г. насчитывала более 235 тыс. членов. По социальному составу они распределялись следующим образом: 57,7% — рабочие, 32,7% — крестьяне, 9,6% — интеллигенция. В компартии Румынии (КПР), насчитывавшей летом 1946 г. более 700 тыс. членов, также преобладали рабочие — 44,8% и крестьяне — 38,54%, 8,12% приходилось на долю служащих и 2,27% — интеллигенции. Численность коммунистической партии Чехословакии (КПЧ) весной 1946

г. превысила 1 млн членов. 57,7% в ее рядах приходилось на долю рабочих, 12,8% составляли сельские жители (причем, главным образом, это были сельскохозяйственные рабочие), 9,2% — интеллигенция2.

Иной была картина во второй группе стран, к которой относились Албания, Болгария и Югославия. В компартии Албании (КПА) в конце 1945 г. состояло чуть более 10 500 чел. Преобладали в ней крестьяне (50%), рабочие составляли 15,5%; сравнительно высока была доля учащейся молодежи и интеллигенции (35%). Как и другие компартии региона, Болгарская рабочая партия (коммунистов) (БРП(к)) после войны резко увеличила свою численность, доведя ее к весне 1945 г. до 250 тыс. чел. 56% в рядах партии составляли крестьяне, 28% — рабочие, 9% — интеллигенция. Численность компартии Югославии (КПЮ) в конце войны превысила 161 тыс. чел. В 1946 г. половину членской массы составляли крестьяне (50,38%). На долю рабочих приходилось 27,55%, служащих и интеллигенции — 10,33%3.

Социокультурные характеристики рабочего класса в странах Восточной Европы отличались значительными особенностями, объясняемыми различным уровнем цивилизационного развития каждой из стран. Это также может служить одним из оснований предлагаемого деления стран региона. 1.

<< | >>
Источник: Волокитина Т.В., Мурашко Г.П., Носкова А.Ф., Покивайлова Т. Москва и Восточная Европа. Становление политических режимов советского типа (1949—1953): Очерки истории. — М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН). - 686 с.. 2002

Еще по теме Глава II. ИСТОЧНИКИ ФОРМИРОВАНИЯ ПАРТИЙНО-ГОСУДАРСТВЕННОЙ НОМЕНКЛАТУРЫ - НОВОГО ПРАВЯЩЕГО СЛОЯ:

  1. Глава 2 . Источники гражданского права
  2. Глава 4. Источники гражданского права
  3. Глава 2. Источники трудового драва
  4. Глава восьмая. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ
  5. ГЛАВА 8. РАЗВИТИЕ НАУКИ И КУЛЬТУРЫ В НОВЕЙШЕЕ ВРЕМЯ
  6. § 6. Реалии XX века. Партийно-государственный абсолютизм
  7. § 4. Реалии XX века. Классовый враг и борьба с ним как имманентное состояние и важнейшее средство самоутверждения партийно-государственного абсолютизма
  8. К ЧИТАТЕЛЮ
  9. Глава II. ИСТОЧНИКИ ФОРМИРОВАНИЯ ПАРТИЙНО-ГОСУДАРСТВЕННОЙ НОМЕНКЛАТУРЫ - НОВОГО ПРАВЯЩЕГО СЛОЯ
  10. Глава I’ ИСТОЧНИКИ И ИСТОРИОГРАФИЯ
  11. Изменения в партийно - государственном руководстве
  12. Глава IV ПОСТРЕАЛИЗМ: ФОРМИРОВАНИЕ НОВОЙ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ СИСТЕМЫ
  13. § 2. Решения партийно-государственного руководства страны о ликвидации кулацких хозяйств и организационная деятельность местных органов власти по их реализации
  14. § 1. Допетровская Русь в исторической политике российского самодержавия и восприятии российского общества: источники формирования исторической памяти и социальный контекст
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История религии - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -