<<
>>

ГЛАВА IX СУБЪЕКТИВНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ МЕТОД

Характерные черты субъективно-психологического метода. 1. Возврат к теоризму; точка зрения и принцип идентичности. 2. Психологизм; субъективные оценки. 3. Индивид и индивидуальное хозяйство как отправной пункт.
4. Индивидуалистическая точка зрения (частно-хозяйственная основа). 5. Реалистический эмпиризм. 6. Отождествление принципов индивидуального хозяйства с принципами общественного хозяйства. 7. Примат потребительного момента. 8. Итоги и общая оценка. Субъективно-психологический метод сложился и развился в борьбе против исторического метода. Его выдвинули и ввели в область экономической науки представители австрийской психологической школы, быстро завоевавшей себе симпатии и нашедшей сторонников не только в Австрии (К. Менгер, Визер, Бем-Баверк), но и в других странах, особенно в Америке и Англии (англо-американская школа Маршалла-Кларка)2У. Особенности субъективно-психологического метода определенно были выдвинуты уже у К. Менгера в его «Исследованиях». В процессе развития австрийской психологической школы, эти особенности и своеобразия субъективно-психологического метода все ярче и ярче выявлялись, закреплялись, пополнялись новыми чертами, приходили мало-помалу в некоторую систему. Наиболее выпукло идеи субъективно-психологического метода сложились у крайнего представителя австрийской школы, у Роберта ЛифманаК Эти методологические воззрения у Лифмана мы считаем наиболее характерными для субъективно-психологического направления, и их мы бу дем иметь в виду, главным образом, при характеристике субъектив- но-психологического метода. 1 Уже К. Менгер, как мы видели, определенно вводит теорию на подобающей ей место, настаивая на возврате к чистой дедукции, абстрагированию, широким обобщениям и установлению экономических законов. Сам Менгер в данном направлении идет так далеко, что стоит в политической экономии за полную дедукцию, считая нелепостью даже обратно-дедуктивный метод.
Но у позднейших представителей австрийской школы нет такого абсолютного, отрицательного отношения к индукции. В настоящее время, говорит Лифман, мы знаем, что неизбежно применение и того и другого метода: и индукции, и дедукции. Когда же и как нужно применять тот или иной, об этом ничего нельзя сказать определенно; это зависит от исследуемого объекта и от личных способностей и дарований исследующего750. Индукцию Лифман находит более правильным применять при исследовании явлений, сопровождая эти исследования и необходимым абстрагирующим анализом; дедукция же, по его мнению, применима, главным образом, при изложении, которое должно развиваться, как он думает, чисто дедуктивно751. Для психологического направления метод все же важен и играет большую роль; важен постольку, по крайней мере, поскольку он ведет к теории. Путем методологии психологисты возвращают экономическую науку снова к теории, снова воскрешают в политической экономии теоризм, столь процветавший у классиков752. Психологическое направление не довольствуется простым описанием фактов, простым нагромождением исторического материала. «В хозяйственной науке, — говорит Лифман, — в которой спорно даже понимание ее объекта, является задачей, в большей степени, чем это в большинстве наук о духе, объяснить, установить основные явления, привести в порядок хаос имеющихся в ее области представлений, сделать соответствующие упрощения; произвести образование типов, играющее большую роль, дать единое замкнутое объяснение хозяйственных явлений и вывести их развитие из общих научных основ»753. Самый процесс образования понятий субъективно-психологи- ческий метод согласует с требованиями общей теории познания, развиваемой школой Риккерта. Так, Лифман различает объект исследования и объект познания, понятия обыденного, повседневного мышления и понятия «научного мышления». Уже переработанные в мышлении мыслимые объекты повседневного опыта, согласно Лифману, делаются научно-познавательным объектом, причем они объединяются одной, единою, для них всех общеобязательною, служащею научному познанию точкою зрения.
Эту общую объединяющую и общезначимую точку зрения Лифман называет, следуя за МюнстербергоМу принципом идентичности754. Эта точка зрения как общий принцип для научной классификации данных опыта дает единственно надежный критерий для экономиста при образовании экономических понятий. На основе избранной точки зрения эконо- мист-исследователь «из опытного объекта выбирает лишь излюбленную, нужную ему сторону, изолирует ее от всех других сторон, абстрагирует — ибо и научное мышление не может обнимать все бесчисленные стороны опытного объекта — и полученные таким образом черты познаваемого объекта должны уже относится ко всем объектам изучаемой области»755. Субъективно-психологический метод таким «принципом идентичности», такой общей и обобщающей точкою зрения отнюдь не склонен считать точку зрения материального производства. Материальное производство, создание материальных благ может еще быть, говорит Лифман, основой для материальной техники или технологии; но оно никоим образом не может стать точкой зрения для политической экономии, для объяснения явлений меновых. Если и были попытки признания материального производства за «принцип идентичности», то эти попытки, по мнению Лифмана, ни к чему не приводили, всех явлений хозяйственной жизни они объяснить не могли. Так пытались делать, говорит Лифман, в течение более чем столетия, прежде всего и последовательнее всего классики, затем недавно — крайние материалисты и все те, кто, прдобно Кларку и Шумпетеруу сводят экономическую проблему к «количественным отношениям», к отношению* в котором находятся друг к другу количества благ756. В «материально-количественном» понимании объекта политической экономии Лифман видит смешивание хозяйства и техники и, следовательно, основную ошибку, которую он считает свойствен ной и присущей всем господствующим теориям. Эту ошибку Лифман видит у Германа (его он считает для Германии родоначальником материалистическо-количественной теории), у меркантилистов, у физиократов, у Дитцеля, у Бюхера, у Амонна, у Гилъфердинга,757 Борткевичау Туган-Барановскогоу Кларка, Шумпетера и у многих других.
Больше всего, однако, технико-материалистическое понимание как основу в постановке экономических проблем Лифман находит у социалистов и у тех экономистов, которые находились под влиянием социалистов. Это понимание совершенно чуждо субъективно- психологическому методу. 2 Если не материально-производственную основу нужно брать исследователю при познании и изложении экономических фактов, то какую же? В выборе такой основы заключается наиболее всего характерная черта субъективно-психологического метода. В противоположность объективно-материалистическому построению экономической теории субъективно-психологический метод выдвигает психологическое построение. Вместо материально-производствен- ной основы он выставляет основой психологические субъективные оценки. Если не смешивать, говорит Лифман, хозяйство и технику и не отождествлять хозяйствование с производством материальных благ, то необходимо прийти к тому, что основные, хозяйственные понятия — это понятия оценок758. Хозяйствование как объект политической экономии не есть отношение человека к предметам внешнего мира, природы, а есть нечто психическое, особый вид оценок. Сущность хозяйства — не в отношении к благам, а в особого рода оценках. Для понимания экономических явлений, с точки зрения субъективно-психологического метода, надо принимать во внимание не технические явления производства, а психические оценки отдельных хозяйствующих субъектов. «Хозяйствование лежит не в направлении действий, а в известных оценках, которыми сопровождаются действия»759. При этом, так как целью таких действий является не преодоление зависимости от природы, а удовлетворение потребностей, т. е. наслаждение, полезность — словом, нечто психическое, то и средствами для удовлетворения этих потребностей не могут быть труд и рабочее время, технико-количественно понимаемые, а лишь психические же понятия, а именно: жертвы, чувство неприятности, напряжение. Отсюда — сущность экономического явления — в оценке, путем сравнивания, получаемых или ожидаемых полезностей с необходимо связанными с их получением неприятностями, издержками, жертвами; для каждого же хозяйствующего субъекта экономическая проблема сводится к одному: получить возможность больше наслаждения, полезностей при наименьшей неприятности.
Словом, принципом идентичности, основной точкой зрения при определении хозяйственных явлений у сторонников субъективно-психологического метода является «особый род оценок, которые, будучи понимаемы психически, покоятся на противопоставлении и сравнении» полезности (приятного) и стоимости (издержек, неприятного)760. Не в материальном и не в техническом моменте лежит основа для понимания экономических явлений и их теоретического построения, а в психологическом; эта основа — в психических оценках. Смысл такого рода оценок в том, что делается выбор из ряда целей; оценивать — значит выбирать761. В развитии и постепенном проникновении в экономическое научное сознание идеи субъективно-психической мотивации, субъективно-психических оценок Лифман и видит прогресс экономической науки. «В действительности, — говорит он, — развитие экономического знания за 100 лет характеризуется тем, что в первоначально чисто объективно-материалистическое построение экономической теории постепенно входил все более и более субъективно-психический мотив»762. Психологизм, сведение экономических явлений к явлениям психики, к психологическому моменту, является, таким образом, характернейшей чертой субъективно-психологического метода. Психические, субъективные оценки, сравнивание приятности, полезностей с необходимыми при получении последних неприятностей, психологическая мотивация хозяйствующего субъекта, определяющая его хозяйственные действия и всю экономическую жизнь, — такова основа, из которой исходит субъективно-психологический метод при исследовании и построении экономических фактов. 3 В связи с психологической основой, на которой ведет свое исследование экономической жизни субъективно-психологический метод, этот метод выдвигает в качестве исходного пункта в экономическом анализе хозяйственное поведение отдельного единичного хозяйства, или, точнее сказать, те оценки хозяйствующего субъекта, которые определяют хозяйственное поведение каждого данного отдельного хозяйства. Исходным пунктом своим субъективно-психологический метод берет, таким образом, не народное или общественное хозяйство, а хозяйственное поведение единичного хозяйствующего субъекта.
Если для субъективно-психологического метода основой или обобщающим принципом («принципом идентичности») служат психические субъективные оценки, то исходным пунктом его анализа является отдельное единичное, индивидуальное хозяйство. Согласно психологическому методу, при анализе экономических явлений нужно исходить от индивида, от индивидуального, единичного хозяйства как от простейшего элемента экономической жизни. Это не значит, конечно, что всякое экономическое исследование начинается как с исходного пункта именно с простейшего элемента — с анализа хозяйственного поведения индивидуального хозяйствующего субъекта. Исследование начинается, напротив, с сложного явления. Анализ начинается обычно наблюдением сложного менового хозяйства, и уже в последнем счете он приводит исследователя к простейшему элементу, к хозяйственным действиям (мотивам и оценкам) отдельного субъекта. Исходный же пункт имеет значение при изложении, при теоретическом построении. «Человек, — говорит Лифман, — производит хозяйственные блага, обменивает, покупает, стремится и живет, борется и побеждает, работает и наслаждается. Что здесь выступает перед нами, когда мы наблюдаем его в его действиях и стремлениях? Не что иное, как связный ряд целесообразных действий, которые ведут человека как хозяйствующего субъекта к определенным целям. Разложим эти ряды целесообразных действий на наиболее элементарные элементы. Мы найдем, что каждый отдельный поступок целесообразен. В каждом обнаружится при этом процесс, который мы можем расчленить на его отдельные фазы. В каждом из них мы можем заметить как исходный пункт представление, переходящее в суждение, суждение, переходящее в волевой импульс, волевой импульс, переходящий в действие, в исполнение (Leistung). Таким образом, самые сложные экономические поступки растворяются в простейших экономических действиях, каждое из которых торжественно вышеуказанным элементарным явлениям»763. «Я выводил мои теоретические результаты, — продолжает Лифман, — из наблюдения, из которого путем абстрагирующего анализа я устранял все несущественные обстоятельства. Но моим первым объектом наблюдения были хозяйственно-меновые явления, и затем уже я подошел к поступкам и оценкам отдельных хозяйствующих субъектов»764. В основе всякого хозяйства лежат, как мы видели, хозяйственные действия; а хозяйственные действия хозяйствующего индивида сводятся, в конце концов, с точки зрения субъективно-психологического метода, к психическим моментам, конкретнее — к полезности и стоимости (Kosten). Отсюда — исходным пунктом экономического анализа является собственно полезность и стоимость как основные, в смысле исходного пункта, понятия765. «Для экономической теории, — говорит Лифман, — нет факторов производства, но в ней существуют лишь факторы стоимости (Kosten); нет труда, понимаемого в технико-количественном смысле и исчисляемого по трудовым часам, но есть трудовое напряжение, т. е. вид стоимости, короче — все основные понятия должны быть понимаемы в смысле психических»766. В защиту своего «исходного пункта» субъективно-психологический метод старается выдвинуть ряд аргументов и соображений. Первым из таких аргументов является соображение, что весь меновой механизм имеет своей главной и единственной целью — удовлетворить возможно полно потребности каждого отдельного лица, каждого отдельного индивида; кроме того, сам этот меновой механизм, взятый в своем целом, только и существует по воле и посредством воли каждого из хозяйствующих индивидов. Вторым из аргументов в защиту отдельного индивидуального хозяйства как исходного пункта, выдвигается соображение, что отдельные хозяйства, в общем, хозяйственно-меновом механизме — это далеко не то, чем являются ячейки в живом организме; в организме отдельные ячейки не имеют собственной жизни, по крайней мере, духовной, а живет и преследует цели только весь организм; в хозяйственной же жизни, наоборот, отдельные ячейки — единичные отдельные хозяйства — представляют из себя лишь единственное живое и деятельное начало, ставящее каждое свои собственные цели; ибо сам меновой механизм как целое своих целей не ставит; он создается бессознательно деятельностью только отдельных хозяйств; отсюда — никоим образом нельзя абстрагироваться от отдельных хозяйств; а скорее следует исходить от них767. Лифман, являясь наиболее последовательным сторонником субъек- тивно-психологического метода, особенно настаивает на невозможности брать отправным пунктом общественное меновое хозяйство в его целом, чего как раз придерживаются представители социального способа трактования экономических явлений. Ошибка последних в том, как кажется Лифману, что они думают, что меновыми отношениями создается новый организм, который сам по себе якобы является хозяйством, в смысле совокупного общего хозяйства. Говорить об особом социальном хозяйстве, наряду с отдельными хозяйствами, Лифману представляется вовсе не делом экономики, а скорее социологии. Теории, трактующие хозяйственное вместе с социальным, Лифману кажутся социологическими теориями, отнюдь не экономическими. «Ниоткуда не видно, — говорит Лифман, — что то, чего хотят эти социальные теории, относится к экономической науке»768. Словом, если не видеть в хозяйственном материалистичес- ко-количественного понятия, то не только можно, по словам Лифмана, исходить из отдельного хозяйства, но и должно, ибо «в отдельных хозяйствах содержится нечто общее и однородное»769. Это общее и основное, с точки зрения субъективно-психологического метода, является основой и для всякого хозяйственно-менового отношения; это общее и основное в отдельных хозяйствах и дает первый толчок всем хозяйственным явлениям. Следовательно, оно и должно быть отправным пунктом для экономиста-теоретика. 4 Субъективно-психологическая основа при исследовании экономических явлений и отдельное, индивидуальное хозяйство как отправной пункт, особенно при изложении и теоретическом построении, — все это должно неизбежно привести субъективно психологический метод к индивидуалистической точке зрения, к индивидуалистическому трактованию экономических явлений вообще. «Методологический индивидуализм» — это наиболее всего характерная черта субъективно-психологического метода. Для субъективного направления, говорит Гейман, теоретическая политическая экономия отнюдь не социальная наука в методологическом смысле, ибо она, вопреки взглядам Амоннау нуждается для своего научного построения в индивидуалистических понятиях. Гейман считает, что нужно всеми средствами критического анализа согласиться с утверждением Шумпетера, что методологический индивидуализм представляет собою единственно необходимый фундамент для экономической теории: «Мы должны, поэтому, — говорит Гейману — обеими ногами стоять на почве этого (индивидуалистического) метода». Иначе не может быть, ибо «ясно, что субъективное учение необходимо покоится на индивидуалистическом методе»770. В противоположность социальному трактованию экономической жизни, субъективно-психологический метод исходит от индивида к обществу, а не от общества к индивиду. Только индивиды, говорит Лифман, ставят цели и, преследуя эти цели, составляют народно-хозяйственный организм. Невозможно единичные отдельные хозяйства познать из социальных законов. Все эти бесконечные «социальные понятия» Штолъцмана и Диля суть не что иное, как фантастические картины, которые в действительности не имеют под собой никакого основания; они служат лишь к демонстрированию банкротства метода, который хочет понять комплицированный24* хозяйственно-меновой механизм как нечто целое, хочет понять его постройку без рассматривания составляющих ее кирпичей; наоборот, эти последние хочет вывести скорее из целого путем абстракции771. Разумеется, методологический индивидуализм субъективных психологистов далек от того, чтобы считать необходимым исследование всех отдельных хозяйств поголовно. Ясно, говорит по этому поводу ЛифмаНу что никогда нельзя научно обнять всех во всем мире, находящихся друг с другом в обмене; чтобы можно было познать отношения между ними и исследовать последние, нужно, путем изолирования, мыслить немногих, находящихся между собою в обмене, и затем, на основании наблюдения фактической жизни менового обращения, делать соответствующие изменения772. Индивидуалистическое трактование, индивидуалистическая точка зрения в глазах сторонников субъективно-психологического метода представляется далеко не одним только методологическим индивидуализмом. Лифман думает, что индивидуалистическое понимание экономических явлений связано с экономическим анализом не только методологически, но и материально, что всякое иное трактование, например, социальное, необходимо приведет к совершенно иному объекту исследования, не имеющему отношения к экономике. К социальной точке зрения Маркса, Гилъфердинга и других Лифман поэтому относится с большим недоверием, поскольку эта социальная точка зрения («социологическое направление») находит свое применение в политической экономии1. Ясно, что индивидуалистическое трактование экономических явлений логически вытекает из психологической основы экономического анализа, на которой стоит субъективно-психологический метод, равно как и из его отправного пункта, каковым является в данном случае отдельное индивидуальное хозяйство. Психологическая основа, субъективные оценки, направления всего исследования от индивида к хозяйственному общественному целому, а не наоборот, идея изолированного хозяйствующего субъекта (Робинзона) — все это необходимые элементы чисто индивидуалистического подхода к экономическому изучению, методологического индивидуализма. Благодаря этому индивидуализму, субъективный психологизм тщательно ограждает себя от всякого соприкосновения с социальным; социальный момент в нем совершенно отсутствует; социальная сторона хозяйствования здесь сознательно устраняется с поля зрения; анализ строго индивидуалистичен. Методологический индивидуализм приводит, таким образом, к частно-хозяйственной основе; частно-хозяйственное здесь целиком вытесняет из анализа всякие элементы социально-хозяйственного. Иначе говоря, как мы видим, субъективнопсихологический метод отметает из экономики все экономическое содержание, лишая ее материальной сущности. Экономика остается без всякой экономики. Если в историческом методе теория подменивалась историей, то в субъективно-психологическом экономика подменивается психологией частного хозяйства, т. е. самоустраняется. 5 Абстракция, дедуцирование, сведение к простейшим элементам, идея изолированного человека, хозяйствующего вне социальной среды, вне социальной обусловленности, — все эти черты ведут субъективный психологизм к рационалистичности, сближают его с рационализмом. Но на самом деле, однако, представители субъективно-психологического метода всячески отгораживают себя от ошибок рационализма, считая своей коренной чертой, присущей субъективно-психологическому методу, строгий реализм. Реальность, наблюдение, самонаблюдение, изучение эмпирической действительности субъективно-психологический метод ставит в первую голову или, по крайней мере, старается выдвинуть на первое место, всюду подчеркивая свой реализм. Лифман называет свой метод «психико-реалистическим», выведенным из наблюдения773. «Я еще раз подчеркиваю, — говорит он, — что все свои теоретические выводы я приобретал из наблюдения, при котором, однако, я путем абстрагирующего анализа отбрасывал все несущественные обстоятельства... Мой объект наблюдения — меновые явления, а потом уже я подходил к действию и оценкам отдельных хозяйств»774. Наблюдение как основной и важнейший прием исследования представителями субъективно-психологического метода всячески подчеркивается. «Моя теоретическая система, — замечает, например, Лифману — в известном отношении бросает мост между индукцией исторической школы и чистой дедукцией и абстракцией классиков и школы предельной полезности. Мое преимущество, однако, — наблюдение. У меня больше, чем у австрийской школы, наблюдения над отдельными единичными хозяйствами. В этом мое преимущество»775. Лифман называет свою теорию, в противоположность абстрактной теории классиков, эмпирико-реалистической и именно потому, что она основывается больше, по его мнению, чем другие, на наблюдении над хозяйственными оценками отдельных лиц, отдельных хозяйственных субъектов. Субъективно-психологический метод стремится, таким образом, к индивидуалистическому реализму. Он хочет быть, с одной стороны, абстрактно-точным, как математический метод, с другой — реалистичным, как сама конкретная жизнь. В данном случае правильно замечает Амонну что «в своеобразном понимании сущности так называемой эмпирико-реалистической теории лежит логическая ошибка и внутреннее противоречие, объясняющееся еще недостаточно развитым взглядом на отношение между теорией и действительностью вообще. Противоречие лежит в том, что сущность этой теории — как и всякой теории — в генерализирующей (обобщающей) абстракции, и в то же самое время эта теория должна пред ставлять эмпирическую действительность... Действительность не в родовом, общем, типическом, а, напротив, — в индивидуальном, единичном, особенном»776. Вот почему эмпирико-реалистичность той или иной теории еще ничего не говорит для методологии: эмпирико-реалистическая теория может так же неверно понимать и отражать эмпирическую реальность, как и теория изолирующая и генерализующая. Во всяком случае, необходимо иметь в виду, характеризуя субъективнопсихологический метод, что о своей эмпиристичности и реалистичности представители этого метода только больше говорят. На самом же деле их изолированный человек, со своими хозяйственными оценками, поскольку он должен носить в себе то общее и основное, что характеризует явления хозяйственно-меновой жизни, отнюдь не реалистичен, а является простой фикцией. В результате, нам кажется, что субъективно-психологический метод приемом наблюдения больше афиширует, больше кичится, чем пользуется им в целях научного образования экономических понятий и научно-теоретического построения. К тому же, как мы видели, еще мало опираться и видеть действительность. Нужно уметь логически перерабатывать мир непосредственного наблюдения. 6 Идя в своем анализе от индивида к обществу, от единичного и отдельного хозяйства к объяснению всего менового аппарата во всей его сложности и совокупности, субъективно-психологический метод отождествляет принцип хозяйственного поведения отдельных хозяйствующих субъектов с принципом хозяйственной жизни всего менового хозяйства. «Важнейшей и основной задачей экономической теории является показать, что один и тот же принцип, который определяет хозяйственное поведение отдельных лиц, потребности и ведение частного хозяйства, тот же принцип находит себе место и в любом промышленном предприятии и меновом хозяйстве. Здесь и лежит обоснование необходимости индивидуалистической точки зрения»777. С точки зрения субъективно-психологического метода, одни и те же законы как для индивидуального хозяйства, так и для всей страны в целом. Этим отождествлением субъективно-психологический метод и пытается оправдать свой методологический индивидуализм. Действительно, если в сложном меновом хозяйстве царят те же хозяйственные оценки, как и в хозяйстве отдельного индивида, то все внимание, весь экономический анализ должен быть обращен только на индивидуальное хозяйство и выяснение его законов. Это отожествление субъективных оценок, которыми руководствуется в своей хозяйственной деятельности каждый отдельный хозяйственный индивид, с законами всего менового хозяйства остается у представителей субъективно-психологического метода без всякого методологического и логического обоснования. 7 Устанавливая свой исходный пункт при анализе экономических явлений в анализе хозяйственных мотивов и действий отдельного хозяйства, субъективно-психологический метод останавливает внимание исследователя, однако, не на производственном хозяйстве, а на потребительном. С точки зрения субъективно-психологического метода нужно исходить из потребительного хозяйства потому, что сущность и основа хозяйственного — потребности индивида. «Всякая хозяйственная жизнь имеет своей причиной отнюдь не правовой или социальный порядок, но исключительно потребительные эмоции отдельных лиц»; эти потребительные эмоции «сопровождают все меновое обращение; они создали все хозяйственные учреждения, обслуживающие обмен: и в области рынка, и в области транспорта, и, прежде всего, в области денег, в которых в настоящее время так интенсивно нуждается государство»1. Словом, субъективно-психологический метод в качестве «последней причины» хозяйственного явления считает потребности индивида. Момент потребления как момент удовлетворения потребностей, этой движущей силы хозяйственной жизни, субъективно-психологический метод выдвигает на первый план при изучении и анализе экономических явлений. Таким образом, идея потребления, идея потребительных эмоций — своеобразная и характерная идея субъективно-психологического метода. Его внимание не на производственном моменте, не на производственном хозяйстве: центр его внимания — потребительное хозяйство. Все, к чему стремится хозяйствующий индивид, — это удовлетворить свои потребности; на этом, на удовлетворении потребностей, на хозяйственных оценках действий, ведущих к удовлетворению потребностей, зиждется все хозяйство индивида. Отсю да — основной анализ экономиста-исследователя должен сводиться, прежде всего, и исключительно к анализу потребностей. Эта идея потребления как характерная черта субъективно-психологического метода логически и органически тесно связана с психологизмом и индивидуализмом, которыми от начала до конца пропитан субъективно-психологический метод, т. е. с теми чертами, о которых мы говорили выше. 8 Суммируя все отмеченные особенности, характеризующие субъективно-психологический метод, мы находим следующие характерные для этого метода черты: а) стремление к теоризму и предпочтительное пользование абстрактно-дедуктивным методом со всеми его приемами упрощения, отвлечения, изолирования; Ь) психологизм; отождествление экономического как объекта экономики с психическим; сведение сущности хозяйства к психическим оценкам; выдвигание на первый план субъективно-психологической мотивации; с) сведение экономического анализа к анализу отдельного единичного хозяйства как исходного пункта; сведение экономических понятий к понятию полезности и стоимости как к понятиям чисто психического характера; d) индивидуалистическая точка зрения, методологический индивидуализм; игнорирование социального момента вплоть до отказа от него; низведение экономического анализа к частно-хозяйственной основе; е) афиширование и кичливость эмпирико-реалистическим характером исследования; f) отожествление законов, имеющих силу для отдельного лица, с законами, действующими для всей страны; g) идея потребления как доминирующая идея в исследовании и построении. Что касается научной оценки субъективно-психологического метода, то последняя может быть сделана или с точки зрения анализа результатов применения этого метода в теории, или с точки зрения анализа содержания собственных методологических положений данного метода. Мы ограничимся анализом последнего рода, т. е. разбором собственных материальных положений субъективно-психологического метода, не касаясь того, к каким научным результатам приводит этот метод в современной экономике. Из всех вышеприведенных характерных черт субъективно-психологического метода наиболее коренными, взаимно обусловленными и тесно между собою связанными являются: психологизм, индивидуализм и субъективизм. Этими особенностями субъективно- психологического метода главным образом и определяется его научная оценка. Психологизм в данном случае сводится к отождествлению социальных явлений (в частности, экономических явлений) с явлениями, происходящими в душевной жизни человека, с особого рода «эмоциями» («потребительные эмоции» Лифмана). Мы уже говорили о неправильности отождествления социального с психологическим, экономики с психологией. Социальное отнюдь не растворяется в явлениях психики. «Общественное явление в своем бытии, — говорит С.Л. Франк, — в известном смысле слова вообще независимо от психических явлений»1. Мы знаем, что социальное существует вне индивидуального сознания того или иного лица и не зависит от тех или иных переживаний каждого произвольно взятого хозяйствующего субъекта. Сводить социальную жизнь (экономическую, в частности) к явлениям психики — это значит просто не понять сущности социального и раз навсегда отрезать от себя возможность такого понимания. Психологизм в экономике — это самоустранение экономики. С психологизмом связан индивидуализм. Сведение экономических явлений к явлениям психики неизбежно ведет к индивидуалистической постановке. Всякая психика может быть психикой лишь отдельного индивида. Общество не имеет своей психики, не обладает для этого соответственными органами, соответственным аппаратом. Можно говорить о психических переживаниях отдельного индивида, отдельного лица. Всякая психика есть индивидуальная психика. Индивидуалистическая же постановка экономических проблем, индивидуалистический подход, индивидуалистическая точка зрения в изучении экономических явлений методологически неприемлемы и ненаучны уже потому, что раз экономика не растворяется в индивидуальной психологии, то индивидуалистический подход к экономическим фактам бесполезен в деле их познавания. Самый тщательный анализ психики изолированного на уединенном острове Робинзона, не содержащей в себе ни атома социальности, никогда не приведет нас к познанию социального. Если бы мы взяли 1000 и более анализов, произведенных над 1000 и более отдельными Робинзонами, все равно мы в итоге не получили бы представления о социальном. Тысяча слонов нам не дадут одного зайца. Индивидуальный подход, изучение социальности (в частности, экономического) путем изучения психических переживаний отдельных индивидов, будет бесполезным занятием в целях познания социальных (в частности, экономических) фактов. По тем же соображениям неправильно и отождествление законов, имеющих силу для отдельного индивида, с законами для всей страны. Изолированное хозяйство, по существу своему не имеющее в себе ни атома социального, не может отражать в себе сложного менового хозяйства того или иного общества. Законы, выведенные из субъективных переживаний отдельного, изолированно взятого хозяйствующего субъекта, не могут быть отождествлены с законами всего общественного целого. В таком отождествлении лежит несомненный логический дефект: оно не имеет под собой никакого обоснования. 18 Общественные классы
<< | >>
Источник: СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ СОЛНЦЕВ. ОБЩЕСТВЕННЫЕ КЛАССЫ. 2008

Еще по теме ГЛАВА IX СУБЪЕКТИВНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ МЕТОД:

  1. Глава первая. ТЕОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА КАК ОБ-ЩЕСТВЕННАЯ НАУКА
  2. Глава восьмая. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ
  3. Глава девятая. ТЕОРИЯ ПРАВА КАК ЮРИДИЧЕСКАЯ НАУКА
  4. Глава 2.8. Освидетельствование профессиональной пригодности
  5. Метод компаративистики.
  6. 4.5. МЕТОДОЛОГИЯ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ СМЫСЛОВОЙ СФЕРЫ личности
  7. III Психологическая школа в социологии
  8. К. С.Абульханова-Славская ПРОБЛЕМЫ МЕТОДОЛОГИИ НАУКИ И ФИЛОСОФСКОЙ АНТРОПОЛОГИИ В КОНТЕКСТЕ ПАРАДИГМЫ СУБЪЕКТА С.Л.РУБИНШТЕЙНА
  9. Глава I Индивидуалистическая традиция в США и соответствующие ей типы ориентации личности
  10. 2.2. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ТЕСТЫ В ПСИХОСОМАТИЧЕСКОЙ ПРАКТИКЕ
  11. 2.3. Методы исследований в инженерной психологии и эргономике
  12. МЕТОДОЛОГИЯ и ЗНАЧЕНИЕ89 Дэвид Силвермен
  13. ЭТАПЫ ТВОРЧЕСКОГО ПУТИ АКАДЕМИКА С.И. СОЛНЦЕВА
  14. ГЛАВА II СОЦИАЛЬНОЕ ЯВЛЕНИЕ
  15. ГЛАВА IV ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ЯВЛЕНИЕ