<<
>>

Действие уголовного закона во времени и в пространстве

Статья 9. Действие уголовного закона во времени

1. По общему правилу лицо, совершившее преступление, привлекается к уголовной ответственности на основании закона, действовавшего во время совершения этого преступления.

Под совершением преступления понимается как оконченное преступление, так и совершение наказуемых деяний, образующих предварительную преступную деятельность (см. комментарий к ст. 29-30).

2. Согласно Федеральному закону от 14 июня 1994 г. N 5-ФЗ "О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания" (в редакции от 22 октября 1999 г.) федеральные законы вступают в силу одновременно на всей территории РФ по истечении 10 дней после дня их официального опубликования, если самими законами не установлен другой порядок вступления их в силу (например, в Федеральном законе "О введении в действие Уголовного кодекса Российской Федерации" указывается, что кодекс вводится в действие с 1 января 1997 г.). Официальным опубликованием федерального закона считается первая публикация его полного текста в "Парламентской газете", "Российской газете" или "Собрании законодательства Российской Федерации". Федеральные законы подлежат официальному опубликованию в течение семи дней после их подписания Президентом РФ и им же направляются для официального опубликования (см. СЗ РФ. 1994. N 8. Ст. 801). Уголовный закон является федеральным законом, и поэтому к нему относятся все условия вступления в силу федеральных законов, установленные в указанном Федеральном законе 1994 г.

Применение уголовно-правовой нормы с бланкетной диспозицией (см. комментарий к ст. 8) налагает на правоприменителя дополнительное требование по проверке действия того законодательного или иного нормативного акта, с помощью которого конструируется соответствующий состав преступления (например, при квалификации деяния по ст. 143 УК необходимо установить, действует ли нормативный акт, который формулирует нарушение в конкретном случае правила техники безопасности или иные правила охраны труда, не отменен ли он и не заменен ли новым).

Порядок официального опубликования федеральных нормативных правовых актов - указов Президента РФ, постановлений Правительства РФ и нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти определен Указом Президента РФ от 23 мая 1996 г.

N 763 (в редакции от 13 августа 1998 г.).

Специфический порядок применения существует в отношении законодательных и иных нормативных актов, затрагивающих права, свободы, обязанности человека и гражданина. В силу ч. 3 ст. 15 Конституции РФ такие акты не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения. В соответствии с указанным конституционным положением Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 31 октября 1995 г. "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия" разъяснил, что суд не вправе основывать свое решение на неопубликованных нормативных актах, затрагивающих права, свободы, обязанности человека и гражданина (см. БВС РФ. 1996. N 1. С. 4).

3. Вступивший в силу уголовный закон действует до его отмены или замены новым актом. С этого момента старый уголовный закон считается утратившим силу и применению не подлежит.

4. Существует специфика определения времени совершения преступления относительно длящихся и продолжаемых преступлений. Временем совершения длящихся преступлений, т.е. характеризующихся непрерывным осуществлением состава определенного преступного деяния (например, дезертирства), является время совершения соответствующего действия (бездействия), образующего состав преступления. Продолжаемые преступления состоят из ряда тождественных преступных действий, направленных к общей цели и составляющих в своей совокупности единое преступление (например, истязание, выражающееся в систематическом нанесении побоев). Временем совершения продолжаемых преступлений является совершение последнего действия из указанной совокупности тождественных действий.

Статья 10. Обратная сила уголовного закона

Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы о признании не соответствующей Конституции РФ ч. 1 ст. 10 см. Определение Конституционного Суда РФ от 11.01.2002 г. N 61-О.

Об отказе в принятии к рассмотрению запроса о проверке конституционности ст.

10 см. Определение Конституционного Суда РФ от 10.07.2003 г. N 270-О.

1. В ст. 10 УК сформулирован принцип обратной силы уголовного закона, являющийся исключением из требований, установленных в ст. 9 Кодекса. Этот принцип означает, что закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, т.е. распространяется на лиц, совершивших соответствующее деяние до вступления такого закона в силу, в том числе и на отбывающих наказание или отбывших наказание, но имеющих судимость. Этот принцип является конституционным, так как вытекает из ст. 54 Конституции РФ.

2. Законом, устраняющим преступность деяния, считается акт, объявляющий о декриминализации этого деяния, т.е. об исключении его из УК и, следовательно, об отмене уголовной ответственности и наказания за его совершение.

3. Законом, смягчающим наказание, является закон, по которому максимальный и минимальный предел того или иного вида наказания ниже, чем по ранее действовавшему закону, либо устанавливающий альтернативную санкцию, позволяющую назначить более мягкое наказание. Однако при оценке строгости или мягкости нового уголовного закона и определении того, улучшает или ухудшает он положение лица, совершившего преступление, следует учитывать не только его санкцию, но и иные обстоятельства, влияющие на усиление или смягчение уголовной ответственности и наказания. Так, новый уголовный закон может существенно изменить сроки наказания, необходимые для условно-досрочного освобождения, погашения и снятия судимости и т.д. Все это также влияет на определение того, имеет ли новый закон обратную силу.

4. Правило об обратной силе нового, более мягкого уголовного закона распространяется и на лиц, уже осужденных и отбывающих наказание по старому, более строгому закону.

5. Если новый закон устраняет преступность деяния, производство по делу прекращается на любой стадии, в том числе на стадии предварительного следствия.

Если новый закон смягчает уголовную ответственность за преступление, суд при определении наказания также должен руководствоваться им (это правило распространяется и на деятельность суда в кассационной и надзорной инстанциях).

6. "Применяя новый уголовный закон, устраняющий преступность и наказуемость деяния, изданный после вступления приговора в законную силу, суд надзорной инстанции должен освободить виновного от наказания, а не отменять состоявшиеся по делу судебные решения с прекращением производства по делу за отсутствием в деянии состава преступления" (постановление Президиума Верховного Суда РФ по делу Н.//БВС РФ. 2005. N 1. С. 22).

7. В ч. 1 ст. 10 УК специально оговаривается непридание принципа обратной силы уголовного закона в отношении закона, устанавливающего преступность деяния, усиливающего наказание или иным образом ухудшающего положение лица, совершившего соответствующее деяние. Законом, устанавливающим наказуемость деяния, является тот закон, в соответствии с которым преступным признается деяние, ранее не рассматривавшееся в качестве преступления. Законом, усиливающим наказание, является закон, который увеличивает максимальный или минимальный предел наказания или оба этих предела. Таким же является и закон, который, не меняя пределы основного наказания, добавляет к нему дополнительное наказание либо устанавливает альтернативную санкцию, дающую суду возможность назначить более строгое наказание, чем по ранее действовавшему закону. К закону, устанавливающему наказание, а следовательно, ухудшающему положение лица, совершившего преступление, следует отнести и закон, направленный на усиление уголовной ответственности и наказания путем увеличения сроков наказания, отбытие которых необходимо для условно-досрочного освобождения, увеличения сроков погашения и снятия судимости и т.д.

Статья 11. Действие уголовного закона в отношении лиц, совершивших преступление на территории Российской Федерации

1. Действие уголовного закона всегда ограничено определенной территорией.

В связи с этим основным принципом действия уголовного закона в пространстве является территориальный принцип. Он выражен в ч. 1 ст. 11 УК и сводится к тому, что все лица, совершившие преступление на территории Российской Федерации, независимо от того, являются ли они российскими гражданами, иностранными гражданами или лицами без гражданства, несут уголовную ответственность по УК Российской Федерации.

2. В соответствии с Федеральным законом от 31 мая 2002 г. N 62-ФЗ "О гражданстве Российской Федерации" гражданами Российской Федерации являются: а) лица, имеющие гражданство Российской Федерации на день вступления в силу данного Федерального закона; б) лица, которые приобрели гражданство Российской Федерации в соответствии с этим Законом. Данный Закон регламентирует порядок приобретения гражданства, прием и восстановление в гражданстве, а также прекращение гражданства Российской Федерации. Иностранными гражданами являются лица, обладающие гражданством иностранного государства и не имеющие гражданства Российской Федерации. Лицом без гражданства является лицо, не принадлежащее к гражданству Российской Федерации и не имеющее доказательств принадлежности к гражданству другого государства.

3. К государственной территории Российской Федерации относятся суша, воды, недра и воздушное пространство в пределах государственной границы Российской Федерации. В соответствии с Законом РФ "О государственной границе Российской Федерации" от 1 апреля 1993 г. N 4730-1 с последующими изменениями и дополнениями государственной границей Российской Федерации является граница РСФСР, закрепленная действующими международными договорами и законодательными актами бывшего СССР (границы Российской Федерации с определенными государствами, не оформленные в международно-правовом отношении, подлежат и договорному закреплению).

Прохождение государственной границы, если иное не предусмотрено международными договорами Российской Федерации, устанавливается: а) на суше - по характерным точкам, линиям рельефа или ясно видимым ориентирам; б) на море - по внешнему пределу территориальных вод (территориального моря) Российской Федерации; в) на судоходных реках - по середине главного фарватера или тальвегу реки; на несудоходных реках, ручьях - по их середине или середине главного рукава реки; на озерах и иных водоемах - по равностоящей, срединной, прямой или другой линии, соединяющей выходы государственной границы к берегам озера или иного водоема; г) на водохранилищах гидроузлов и иных искусственных водоемах - в соответствии с линией государственной границы, проходившей на местности до ее затопления; д) на мостах, плотинах и других сооружениях, проходящих через реки, ручьи, озера и иные водоемы, - по середине этих сооружений или по технологической оси независимо от прохождения государственной границы на воде.

К территориальным водам Российской Федерации относятся прибрежные морские воды шириной 12 морских миль, отсчитываемых от линии наибольшего отлива как на материке, так и на островах, принадлежащих Российской Федерации, или от прямых исходных линий, соединяющих точки, географические координаты которых утверждаются Правительством Российской Федерации.

В отдельных случаях иная ширина территориальных вод Российской Федерации может устанавливаться международными договорами Российской Федерации, а при отсутствии договоров - в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права.

К внутренним водам Российской Федерации относятся: а) морские воды, расположенные в сторону берега от исходных линий, принятых для отсчета ширины территориальных вод Российской Федерации; б) воды портов Российской Федерации, ограниченные линией, проходящей через наиболее удаленные в сторону моря точки гидрографических и других сооружений портов; в) воды заливов, бухт, губ, лиманов, берега которых полностью принадлежат Российской Федерации, до прямой линии, проведенной от берега в месте наибольшего отлива, где со стороны моря впервые образуются один или несколько проходов, если ширина каждого из них не превышает 24 морские мили; г) воды заливов, бухт, губ, лиманов, морей и проливов, исторически принадлежащих Российской Федерации, перечень которых объявляется Правительством Российской Федерации; д) воды рек, озер и иных водоемов, берега которых принадлежат Российской Федерации.

4.

В соответствии с ч. 2 ст. 11 УК преступления, совершенные в пределах территориальных вод или воздушного пространства Российской Федерации, признаются совершенными на территории Российской Федерации. Действие УК РФ распространяется также на преступления, совершенные на континентальном шельфе и в исключительной экономической зоне Российской Федерации. Согласно Федеральному закону от 30 ноября 1995 г. N 187-ФЗ "О континентальном шельфе Российской Федерации" с последующими изменениями и дополнениями континентальный шельф включает морское дно и недра подводных районов, находящихся за пределами территориального моря РФ на всем протяжении естественного продолжения ее сухопутной территории до внешней границы подводной окраины материка. Подводной окраиной материка является продолжение континентального массива РФ, включающего в себя поверхность и недра континентального шельфа, склона и подъема. Определение континентального шельфа применяется также ко всем островам РФ. Данный закон определяет и пространственные пределы внутренней и внешней границы континентального шельфа.

Особый правовой режим континентального шельфа в первую очередь связан с необходимостью охраны его природных ресурсов, необходимостью защиты и сохранения морской среды в связи с разведкой и разработкой минеральных ресурсов, промыслом живых ресурсов, захоронением отходов и других материалов.

5. Исключительная экономическая зона Российской Федерации устанавливается в морских районах, находящихся за пределами территориальных вод (территориального моря) Российской Федерации и прилегающих к ним, включая районы вокруг принадлежащих Российской Федерации островов. Внешняя граница такой зоны находится на расстоянии 200 морских миль, отсчитываемых от тех же исходных линий, что и территориальные воды (территориальное море) Российской Федерации. Разграничение (делимитация) экономической зоны между Российской Федерацией и государствами, побережья которых противолежат побережью Российской Федерации или являются смежными с побережьем Российской Федерации, осуществляется с учетом законодательства Российской Федерации путем соглашения на основе международного права в целях достижения справедливого решения.

6. В соответствии с общепринятыми нормами и традициями международного права в ч. 3 ст. 11 УК зафиксировано правило, согласно которому лицо, совершившее преступление на судне, приписанном к порту Российской Федерации, находящемся в открытом водном или воздушном пространстве вне пределов Российской Федерации, подлежит ответственности по УК РФ, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации. По УК РФ несет также ответственность лицо, совершившее преступление на военном корабле или военном воздушном судне Российской Федерации, независимо от места их нахождения.

Руководствуясь Договором о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства 1967 г., подписавшие его государства, в том числе Российская Федерация, осуществляют свою юрисдикцию и над запущенными ими в космическое пространство объектами и их экипажами.

7. Преступление считается совершенным на территории Российской Федерации как в случае, когда преступные действия начаты и окончены на ее территории, включая наступление предусмотренного уголовным законом преступного результата, так и в случае, когда преступное действие выполнено на территории Российской Федерации, а преступный результат наступил за ее пределами.

8. В ч. 4 ст. 11 УК дается исключение из общего принципа наказуемости по УК РФ всех лиц, совершивших преступления на территории Российской Федерации. Такое исключение касается дипломатических представителей иностранных государств и иных граждан, которые пользуются иммунитетом. В случае совершения этими лицами преступления на территории Российской Федерации вопрос разрешается на основе норм международного права (имеется в виду иммунитет соответствующих лиц, т.е. их неподсудность по уголовным делам судам Российской Федерации). К дипломатическим представителям, обладающим правом дипломатической неприкосновенности, относятся главы дипломатических представительств в ранге послов, посланников или поверенных в делах и члены дипломатического персонала представительств, советники, торговые представители и их заместители, военные, военно-морские и военно-воздушные атташе и их помощники, первые, вторые и третьи секретари, атташе и секретари-архивисты, а также члены семей глав и дипломатического персонала представительств, если они проживают вместе с указанными лицами и не являются российскими гражданами.

Правом дипломатической неприкосновенности пользуются также представители иностранных государств, члены парламентских и правительственных делегаций; на основе взаимности - сотрудники делегаций иностранных государств, приезжающие в Россию для участия в международных переговорах или с другими официальными поручениями либо следующие в этих же целях транзитом через территорию Российской Федерации, а также члены семей указанных лиц, которые их сопровождают, если они не являются российскими гражданами. Право дипломатической неприкосновенности должностных лиц международных неправительственных организаций и представительств иностранных государств при этих организациях определяется соответствующими международными договорами, в которых участвует Российская Федерации.

Консульские должностные лица пользуются иммунитетом от уголовной юрисдикции Российской Федерации в том, что касается их служебной деятельности. Дипломатические курьеры пользуются личной неприкосновенностью при исполнении ими своих служебных обязанностей (они не могут быть подвергнуты аресту или задержанию).

На основе специальных договоров с иностранным государством на консульских должностных лиц, а также на административно-технический персонал дипломатических представительств (за исключением граждан Российской Федерации) могут быть в полном объеме распространены принципы дипломатической неприкосновенности, исходя из принципа взаимности в отношении соответствующего государства.

Иммунитет (дипломатический) соответствующих лиц, совершивших уголовно наказуемые деяния, от уголовной юрисдикции государства их пребывания не является абсолютным. Так, например, в соответствии с Венской конвенцией о дипломатических сношениях 1961 г. аккредитирующее государство может отказаться от указанного иммунитета в отношении конкретных лиц. При этом такой отказ должен быть определенно выраженным. Кроме того, иммунитет дипломатического представителя и других лиц, пользующихся таким иммунитетом, не освобождает их от юрисдикции аккредитирующего государства.

Статья 12. Действие уголовного закона в отношении лиц, совершивших преступление вне пределов Российской Федерации

1. Территориальный принцип действия уголовного закона в пространстве дополняется принципом гражданства, выраженном в ч. 1 ст. 12 и заключающемся в том, что как граждане Российской Федерации, так и постоянно проживающие в России лица без гражданства, совершившие преступления вне пределов Российской Федерации, подлежат ответственности по УК Российской Федерации.

Каждое государство отличается своими специфическими особенностями в установлении и формулировании уголовно-правовых запретов. Поэтому ч. 1 ст. 12 имеет в виду те случаи, когда граждане Российской Федерации или лица без гражданства совершили за границей деяние (действие или бездействие), которое является преступлением не только по УК Российской Федерации, но и в государстве, на территории которого оно было совершено, и если они не были осуждены в иностранном государстве. Последнее условие согласуется с принципом "никто не должен нести уголовную ответственность дважды за одно и то же преступление" (см. комментарий к ст. 6). При их осуждении наказание не может превышать верхнего предела санкции, предусмотренной законом иностранного государства по месту совершения преступления.

2. В соответствии с ч. 2 ст. 12 УК военнослужащие воинских частей Российской Федерации, дислоцирующихся за пределами Российской Федерации, за преступления, совершенные на территории иностранного государства, несут ответственность по Уголовному кодексу Российской Федерации, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации.

3. В ч. 3 ст. 12 УК формулируются еще два принципа действия уголовного закона в пространстве (кроме территориального и принципа гражданства) - универсальный и реальный. Первый исходит из необходимости борьбы с международными преступлениями и преступлениями международного характера. Участие Российской Федерации в международных конвенциях по борьбе с этими преступлениями (например, с фальшивомонетничеством, угоном воздушного судна, преступлениями, связанными с изготовлением, сбытом или распространением наркотиков) требует законодательного урегулирования случаев, когда иностранные граждане совершают за границей указанные деяния (те, что запрещены как заключенными Российской Федерацией международными договорами, так и российским уголовным законодательством). Разумеется, в этих случаях ч. 3 ст. 12 УК может быть применена лишь тогда, когда иностранные граждане или лица без гражданства не были осуждены в иностранном государстве и привлекаются к уголовной ответственности на территории Российской Федерации.

4. Понятие международного договора (в терминологическом и смысловом значении) раскрывается в Федеральном законе "О международном договоре Российской Федерации" 1995 г. В соответствии со ст. 2 этого Закона "международный договор Российской Федерации означает международное соглашение, заключенное Российской Федерацией с иностранным государством (или государствами) либо с международной организацией в письменной форме и регулируемое международным правом, независимо от того, содержится такое соглашение в одном документе или в нескольких связанных между собой документах, а также независимо от его конкретного наименования".

Таким образом, вместо термина "международный договор" может быть использовано иное наименование. В частности, международные договоры по борьбе с отдельными преступлениями обычно заключаются в форме конвенций (например, Конвенция о борьбе с незаконным захватом воздушных судов 1970 г.). Следует иметь в виду и существенное уточнение, сделанное в ст. 1 указанного Закона, о том, что он "распространяется на международные договоры, в которых Российская Федерация является стороной в качестве государства - продолжателя СССР". Это уточнение является действительно важным, так как большинство международных конвенций о борьбе с отдельными преступлениями было заключено еще Советским Союзом и Российская Федерация является субъектом таких договоров (конвенций) по праву правопреемства.

Следует обратить внимание и на то, что в ст. 1 рассматриваемого Закона указывается, что международный договор заключается не только с государством (государствами), но и с международной организацией, что имеет существенное значение для уяснения проблемы универсального действия уголовного закона в пространстве. Дело в том, что наблюдаемый во всем мире рост преступности, в том числе международной, вызвал к жизни функционирование многочисленных международных организаций, призванных осуществлять деятельность, направленную на борьбу с преступностью, особенно на ее предупреждение. Однако соответствующие международные договоры (конвенции) Российской Федерации заключаются в рамках только трех международных организаций, членом которых она является, - это Организация Объединенных Наций, Совет Европы и Содружество Независимых Государств.

Значительную трудность в правоприменительном плане представляет то обстоятельство, что международные договоры (конвенции) о борьбе с отдельными преступлениями, к сожалению, не только не кодифицированы, но и вообще не систематизированы, хотя число таких конвенций (некоторые из них заключены еще в начале ХХ в.) достаточно велико. Кроме того, по тому или иному вопросу иногда действует несколько конвенций (межгосударственных, международных организаций), что делает необходимым определять их иерархию. Следует иметь в виду и то, что привлечение соответствующих лиц к уголовной ответственности в соответствии с универсальным принципом происходит хотя и с учетом норм определенных международных конвенций, но все-таки путем применения норм УК РФ (квалификация преступления и назначение наказания), что делает необходимым всякий раз устанавливать соотношение тех и других. В таких случаях указанные нормы УК РФ носят бланкетный характер, и их содержание наполняется ("корректируется") нормами соответствующих конвенций (договоров). При этом уточняются признаки состава соответствующего преступления, содержание которых устанавливается в том числе и путем наполнения их признаками, зафиксированными в нормах международного права (международные договоры, конвенции).

5. Реальный принцип действия уголовного закона в пространстве, выраженный (наряду с универсальным принципом) в ч. 3 ст. 12, заключается в том, что иностранные граждане, а также лица без гражданства, не проживающие постоянно в России, подлежат уголовной ответственности по УК РФ в случаях, если совершенное ими за пределами РФ преступление направлено против интересов Российской Федерации и если они не были осуждены в иностранном государстве и привлекаются к уголовной ответственности на территории России. Сошлемся на один из примеров.

Ж. (гражданин Республики Казахстан) и К. (гражданин Российской Федерации) обвинялись в умышленном убийстве с особой жестокостью и других преступлениях, совершенных на территории комплекса "Байконур" (Республика Казахстан). Окружной военный суд вынес постановление о возврате уголовного дела в прокуратуру комплекса "Байконур" для разъединения, выделения дела в отношении гражданина Республики Казахстан Ж. и решения вопроса о передаче дела в правоохранительные органы Республики Казахстан. Обосновывая свое решение, суд сослался на п. 6.12 Договора аренды комплекса "Байконур" между Российской Федерацией и Республикой Казахстан от 10 декабря 1994 г. (далее Договор), согласно которому юрисдикция Российской Федерации распространяется лишь на ее граждан - военнослужащих, лиц гражданского персонала Российской Федерации и членов их семей. За гражданами Республики Казахстан в соответствии с п. 10.1 Договора без каких-либо ограничений сохраняются их конституционные права, которые должны обеспечиваться компетентными органами Республики Казахстан. Исполняющий обязанности прокурора комплекса "Байконур" в протесте поставил вопрос об отмене постановления военного суда, считая, что суд должен был руководствоваться не названным Договором, а заключенным на его основе Соглашением между правительствами Российской Федерации и Республики Казахстан от 4 октября 1997 г. о взаимодействии правоохранительных органов в обеспечении правопорядка на территории комплекса "Байконур", ратифицированным Федеральным законом от 8 октября 2000 г. N 123-ФЗ. В соответствии со ст. 5 Соглашения к юрисдикции Российской Федерации отнесены все дела и материалы о правонарушениях, совершенных на территории комплекса "Байконур", за исключением преступлений, совершенных гражданами Республики Казахстан против Республики Казахстан, ее физических и юридических лиц. Согласно положениям Венской конвенции о праве международных договоров от 23 мая 1969 г., предыдущий договор применяется только в той мере, в какой его положения совместимы с положениями последующего договора, а при несовместимости положений, исключающей одновременное применение договоров, предыдущий договор в этой части считается прекращенным. Поскольку соглашение трактует вопросы юрисдикции иначе, чем Договор, оно, по мнению прокурора, прекращает его действие в этой части и подлежит применению.

Военная коллегия Верховного Суда РФ постановлением судьи окружного военного суда отменила протест в отношении гражданина Республики Казахстан Ж. и гражданина Российской Федерации К. и направила дело в тот же суд для рассмотрения со стадии назначения судебного заседания. "На основании Соглашения между Правительствами Российской Федерации и Республики Казахстан" от 4 октября 1997 г. о взаимодействии правоохранительных органов в обеспечении правопорядка на территории комплекса "Байконур", подписанного после заключения Договора аренды комплекса "Байконур" от 10 декабря 1994 г., к юрисдикции Российской Федерации относятся все дела и материалы о правонарушениях, совершенных на территории комплекса "Байконур", в том числе и гражданами Республики Казахстан против Российской Федерации" (БВС РФ. 2001. N 1. С. 18-19).

Статья 13. Выдача лиц, совершивших преступление

1. Под выдачей преступников, или экстрадицией, в международном праве понимается передача лица, совершившего преступление (подозреваемого, обвиняемого или осужденного), одним государством другому государству для привлечения его к уголовной ответственности или для исполнения в отношении последнего обвинительного приговора (см., например: Лукашук И.И. Международное право. Особенная часть. М., 1997. С. 261).

2. В соответствии с Конституцией РФ такая выдача может быть осуществлена лишь в отношении иностранных граждан и лиц без гражданства, так как согласно ч. 1 ст. 61 "гражданин Российской Федерации не может быть выслан за пределы Российской Федерации или выдан другому государству". Это правило закреплено в ч. 1 ст. 12 Уголовного кодекса РФ: "Граждане Российской Федерации, совершившие преступление на территории иностранного государства, не подлежат выдаче этому государству". Таким образом, данная норма в отношении российских граждан, совершивших преступление вне пределов Российской Федерации, является своеобразным подкреплением принципа гражданства, сформулированного, как уже отмечалось, в ч. 1 ст. 12 УК, условием его реализации.

3. Часть 2 ст. 13 регламентирует вопрос о выдаче иностранных граждан и лиц без гражданства: "Иностранные граждане и лица без гражданства, совершившие преступление вне пределов Российской Федерации и находящиеся на территории Российской Федерации, могут быть выданы иностранному государству для привлечения к уголовной ответственности или отбывания наказания в соответствии с международным договором Российской Федерации". Эта норма основана на конституционной норме, зафиксированной в ч. 2 ст. 63 Конституции РФ: "Выдача лиц, обвиняемых в совершении преступления, а также передача осужденных для отбывания наказания в других государствах осуществляются на основе федерального закона или международного договора Российской Федерации".

4. Международные договоры о выдаче преступников могут иметь многосторонний или двусторонний характер. Среди первых для Российской Федерации важнейшее значение имеют Европейская конвенция о выдаче правонарушителей Совета Европы 1957 г. и два дополнительных протокола (1975-1978 гг.) (см.: Защита прав человека и борьба с преступностью. Документы Совета Европы. М., 1998. С. 282-298), Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 г. и целый ряд многосторонних конвенций, участницей которых является Россия, заключенных между государствами в целях борьбы с отдельными преступлениями (например, Международная конвенция о борьбе с захватом заложников 1979 г.).

5. Европейская конвенция достаточно подробно регламентирует вопрос о категориях (видах) правонарушений, совершение которых может служить основанием для выдачи совершившего их лица. В соответствии с ней выдача осуществляется в отношении правонарушений, наказуемых согласно законам как запрашивающего, так и запрашиваемого государства лишением свободы на срок не менее одного года или более серьезным наказанием. Однако, если просьба о выдаче касается лица, разыскиваемого в целях исполнения приговора о тюремном заключении или другой меры лишения свободы, вынесенного в отношении такого правонарушителя, выдача разрешается лишь в том случае, когда до окончания этого наказания остается не менее четырех месяцев. Следует отметить, что Конвенция предусматривает право любой договаривающейся стороны, закон которой не содержит норму о выдаче за некоторые преступления, пусть и наказываемые лишением свободы на срок не менее одного года или более строгим наказанием, исключить такие правонарушения из сферы ее применения (для чего заинтересованная сторона в момент сдачи на хранение своей ратификационной грамоты или документа о присоединении к Конвенции должна передать Генеральному секретарю Совета Европы список правонарушений, в отношении которых выдача разрешается или исключается).

Конвенция предусматривает ограничения и на выдачу некоторых других категорий правонарушителей (не связанные с видом и размером санкций, установленных за их совершение во внутреннем законодательстве). В первую очередь это касается политических правонарушений (с оговоркой, что убийство или попытка убийства главы государства или члена его семьи не рассматривается в контексте данной Конвенции как политическое правонарушение). Аналогичное правило существует и в отношении правонарушения, хотя и признаваемого по внутреннему законодательству обычным (т.е. не политическим), но в отношении которого запрос о выдаче делается с целью преследования или наказания лица в связи с его расой, религией, гражданством или политическими убеждениями. Из сферы Конвенции исключаются и военные правонарушения, признаваемые таковыми в соответствии с внутренним военным правом и не являющиеся разновидностью правонарушений, предусматриваемых обычным уголовным правом (речь в этом случае идет не о военных преступлениях как о разновидности международных преступлений, а о таких, которые являются посягательствами на установленный порядок прохождения воинской службы, совершаемыми военнослужащими). Особый статус определен и для финансовых правонарушений, связанных с налогами, пошлинами, таможенными сборами и валютой. Применительно к подобным деяниям выдача осуществляется лишь в случаях, если договаривающиеся стороны приняли об этом решение в отношении конкретного правонарушения или категории таких правонарушений.

В Конвенции зафиксированы и другие ограничения в выдаче, связанные с особенностями места совершения преступления, незавершенным судебным разбирательством в отношении определенного правонарушения, принципа non bis in idem, сроков давности и возможного наказания в виде смертной казни в отношении выдаваемого лица. Так, особый порядок Конвенция устанавливает относительно выдачи за правонарушение, которое в соответствии с законом запрашивающей стороны наказывается смертной казнью, а законом запрашиваемой стороны такое наказание либо не предусматривается, либо обычно не приводится в исполнение. В этом случае в выдаче может быть отказано, если запрашивающая сторона не предоставит таких гарантий, которые запрашиваемая сторона считает достаточными в отношении того, что смертный приговор не будет вынесен или не будет приведен в исполнение.

Конвенция достаточно подробно регламентирует требования, предъявляемые к запросу о выдаче, порядку направления этого запроса и предоставления сопроводительных документов и возможной дополнительной информации, порядку осуществления транзита выдаваемого лица через территорию договаривающихся сторон, а также предусматривает ряд процессуальных гарантий прав выдаваемого лица при производстве в отношении совершенного им правонарушения предварительного расследования и судебного разбирательства (включая решение вопроса о его задержании и аресте).

Конвенция предусматривает и ситуацию, когда выдача запрашивается одновременно не одним, а двумя или более государствами за одно и то же правонарушение либо за различные правонарушения. В этих случаях запрашиваемая сторона принимает решение с учетом всех обстоятельств, особенно сравнительной тяжести совершенного правонарушения и места его совершения, а также времени подачи запросов запрашиваемыми сторонами (их очередности), гражданства требуемого лица и возможности его последующей выдачи другому государству. Конвенция регламентирует также вопрос о передаче собственности, который может возникнуть в связи с передачей выдаваемого лица (в случаях, когда указанная собственность может потребоваться в качестве вещественного доказательства совершения правонарушения либо была приобретена в результате правонарушения и в момент ареста требуемого лица находилась в его владении или была обнаружена позднее).

В Конвенции разрешается и вопрос о ее соотношении с двусторонними соглашениями о выдаче. Общее правило заключается в том, что Конвенция заменяет собой положения любых двусторонних договоров, конвенций или соглашений, регулирующих выдачу правонарушителей между любыми двумя договаривающимися сторонами. Вместе с тем в тех случаях, когда между двумя или более договаривающимися сторонами выдача правонарушителей осуществляется на основе унифицированных законов, стороны вправе руководствоваться именно этими законами, а не положениями Конвенции.

6. Европейская конвенция о выдаче правонарушителей легла в основу Типового договора о выдаче, принятого резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 14 декабря 1990 г. Договор, носящий модельный (рекомендательный) характер, содержит и некоторые особенности и уточнения, отличные от Европейской конвенции и развивающие ее. Это касается размеров санкций (сроки тюремного заключения или другой меры лишения свободы) за соответствующее правонарушение, являющихся условием выдачи, отсутствия препятствий для выдачи в зависимости от терминологических и конструктивных особенностей формулирования состава соответствующего правонарушения в законодательстве договаривающихся сторон, выдачи лиц, виновных в финансовых правонарушениях, расширения императивных и факультативных оснований для отказа в выдаче, оговорки относительно основания для возможного отказа в выдаче не только в отношении правонарушения, наказуемого смертной казнью, но и наказуемого пожизненным или бессрочным лишением свободы, и некоторых других вопросов.

7. Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 г., заключенная в рамках Содружества Независимых Государств (ее участниками являются Азербайджан, Армения, Беларусь, Грузия, Казахстан, Киргизия, Молдавия, Российская Федерация, Узбекистан, Украина), разработана в соответствии с Европейской конвенцией и Типовым договором, однако по сравнению с ними она содержит и некоторые особенности. Так, выдача для приведения приговора в исполнение производится в отношении лица, которое было приговорено к лишению свободы на срок не менее шести месяцев, а не четырех месяцев, как это требуется по Европейской конвенции. Значительно ограничивается возможность выдачи, если существуют предусмотренные законодательством договаривающихся сторон обязательства, связанные с освобождением лица от уголовной ответственности или наказания по нереабилитирующим основаниям (по Европейской конвенции таким основанием является только истечение срока давности). Более детально по сравнению с Европейской конвенцией регламентируются процедурные вопросы выдачи.

В отличие от Европейской конвенции 1957 г. в Конвенции СНГ среди оснований для отказа в выдаче не упоминается такое общепризнанное основание, как политический характер преступления, совершенного запрашиваемым лицом. Хотя, конечно, обойтись без этого понятия будет трудно и его когда-то придется признать, в первую очередь тем странам, которые уже приняты в Совет Европы (например, Российская Федерация) или предпринимают усилия для приема. Правда, указанный пробел вполне объясним. Дело в том, что ни действующему уголовному законодательству как России, так и ряда стран СНГ, ни уголовно-правовым доктринам этих стран неизвестно понятие "политическое преступление". В действительности же уголовные кодексы этих стран содержат целый ряд норм об уголовной ответственности за политические преступления в их традиционном понимании. Так, например, в УК РФ 1996 г. восемь преступлений из преступлений против основ конституционного строя и безопасности государства (гл. 29) как преступлений против государственной власти (разд. Х) вполне отвечают тому, чтобы их считать преступлениями политического характера. Это государственная измена (ст. 275), шпионаж (ст. 276), посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля (ст. 277), насильственный захват власти или насильственное удержание власти (ст. 278), вооруженный мятеж (ст. 279), публичные призывы к насильственному изменению конституционного строя Российской Федерации (ст. 280), диверсия (ст. 281) и возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды (ст. 281).

Все они так или иначе посягают на закрепленные в Конституции РФ основы государственной власти - внешнюю безопасность Российской Федерации, легитимность государственной власти, конституционный принцип политического многообразия и многопартийности, экономическую безопасность Российской Федерации, конституционный запрет разжигания расовой, национальной и религиозной вражды и потому не могут не носить политического характера.

8. Институт выдачи регламентируется и в многосторонних конвенциях, заключаемых между государствами для борьбы с определенными преступлениями. Например, специальный раздел о выдаче содержится в Конвенции ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 г. Соответствующие фрагменты, касающиеся выдачи, содержатся также в ряде других конвенций о борьбе с отдельными преступлениями (Это, в частности, Международная конвенция о борьбе с захватом заложников 1979 г., Конвенция о физической защите ядерного материала 1980 г., Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания 1984 г., Конвенция о безопасности персонала Организации Объединенных Наций и связанного с ней персонала 1994 г.)

9. Как уже отмечалось, выдача преступников регламентируется и двусторонними соглашениями, заключаемыми между определенными государствами. Их можно свести к трем видам. Во-первых, специально заключенным по проблемам выдачи (например, Договор между Российской Федерацией и Китайской Народной Республикой о выдаче от 26 июня 1995 г.). Во-вторых, таким, в которых регламентация выдачи преступников осуществляется в рамках общего договора о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам (например, Договор между Российской Федерацией и Азербайджанской Республикой о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 декабря 1992 г.). И в-третьих, специально заключенным по вопросу о передаче осужденных для отбывания наказания (например, Договор между Российской Федерацией и Латвийской Республикой о передаче осужденных для отбывания наказания от 4 марта 1993 г.). В основе всех трех типов двусторонних договоров лежат принципы, зафиксированные в Европейской конвенции о выдаче и Типовом договоре о выдаче ООН, в договорах, заключенных между странами СНГ после 1993 г., и Конвенции СНГ.

10. Для практического решения вопроса о выдаче конкретного правонарушителя помимо рассмотренных или упомянутых выше многосторонних конвенций, многосторонних и двусторонних договоров, национального законодательства необходимо прибегать и к международным многосторонним и двусторонним межведомственным договорам (соглашениям), заключенным между органами прокуратуры или министерствами внутренних дел (ведомствами полиции) соответствующих стран. Например, в соответствии с Соглашением между Прокуратурой Российской Федерации и Генеральной прокуратурой Украины о правовой помощи и сотрудничестве 1993 г. такая помощь и сотрудничество осуществляются в том числе и в содействии розыску лиц, совершивших преступления, а также этапировании арестованных и осужденных; в Соглашении о взаимодействии министерств внутренних дел Независимых Государств (т.е. стран СНГ) в сфере борьбы с преступностью 1992 г. говорится об осуществлении сотрудничества наряду с другими направлениями в розыске преступников, лиц, скрывшихся от следствия и суда или отбытия наказания; в Протоколе о сотрудничестве между Министерством внутренних дел Российской Федерации и Министерством внутренних дел Французской республики 1992 г. согласованы вопросы сотрудничества относительно выявления мест нахождения лиц, скрывающихся от уголовного преследования, находящихся под следствием, а также обеспечения сохранности документов и других вещественных доказательств, имеющих отношение к совершению преступления. Разумеется, действия, обусловленные этими соглашениями, не всегда заканчиваются выдачей преступников, однако при конечном положительном решении вопроса об экстрадиции они являются необходимой составной частью предварительной работы правоохранительных органов соответствующих стран вначале по установлению лиц, подлежащих выдаче, а впоследствии - связанной с возможной их выдачей.

11. Уголовно-правовая норма о выдаче лиц, совершивших преступления (иностранных граждан и лиц без гражданства), выраженная в ч. 2 ст. 13 УК, конкурирует с нормами о таких принципах действия уголовного закона в пространстве, как универсальный и реальный, содержащимися в ч. 3 ст. 12 (см. комментарий к ст. 12). Конкуренция заключается в том, что в соответствии с указанными принципами Российская Федерация вправе привлечь соответствующих иностранных граждан и лиц без гражданства к уголовной ответственности и подвергнуть их уголовному наказанию по российскому уголовному законодательству. Одновременно согласно указанной норме о выдаче Российская Федерация может по требованию заинтересованного государства выдать иностранного гражданина или лицо без гражданства для того, чтобы в этом случае именно заинтересованное государство само осуществило уголовную юрисдикцию в отношении названных лиц и совершенных ими преступлений. Внимательное сравнение содержания уголовно-правовых норм, выраженных в ст. 12, 13 УК РФ, приводит к выводу, что конкуренция между этими нормами является, в известном смысле, разновидностью конкуренции общей и специальной нормы (см. комментарий к ст. 17). Норма о выдаче (ч. 2 ст. 13) является специальной нормой по отношению к норме, выраженной в ч. 3 ст. 12 (в свою очередь, являющейся общей нормой), так как по сути представляет изъятие из нормы об универсальном, а также реальном принципе действия уголовного закона в пространстве.

Конкуренция общей и специальной норм решается в пользу специальной (ст. 17 УК). Дополнительным аргументом в подтверждение такого вывода применительно к рассматриваемому случаю может служить то обстоятельство, что вопрос о выдаче дважды положительно разрешается в нормах международного права (в конвенциях о борьбе с международными преступлениями и в конвенциях собственно о выдаче) и подтверждается ссылкой УК РФ на международный договор Российской Федерации в ст. 13 Кодекса. В соответствии же с ч. 4 ст. 15 Конституции РФ "общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы".

12. Институт выдачи конкурирует и с институтом политического убежища. Согласно ч. 1 ст. 63 Конституции РФ, "Российская Федерация предоставляет политическое убежище иностранным гражданам и лицам без гражданства в соответствии с общепризнанными нормами международного права", а согласно ч. 2 этой статьи "в Российской Федерации не допускается выдача другим государствам лиц, преследуемых за политические убеждения, а также за действия (или бездействие), не признаваемые в Российской Федерации преступлением". Таким образом, эта конкуренция решается в пользу права политического убежища.

13. Отказ в выдаче лица регламентируется (на основе указанных выше норм международного права об экстрадиции) в уголовно-процессуальном законодательстве. Так, в соответствии с ч. 1 ст. 464 УПК РФ выдача лица не допускается, если:

1) лицо, в отношении которого поступил запрос иностранного государства о выдаче, является гражданином Российской Федерации;

2) лицу, в отношении которого поступил запрос иностранного государства о выдаче, предоставлено убежище в Российской Федерации в связи с возможностью преследований в данном государстве по признаку расы, вероисповедания, гражданства, национальности, принадлежности к определенной социальной группе или по политическим убеждениям;

3) в отношении указанного в запросе лица на территории Российской Федерации за то же самое деяние вынесен вступивший в законную силу приговор или прекращено производство по уголовному делу;

4) в соответствии с законодательством Российской Федерации уголовное дело не может быть возбуждено или приговор не может быть приведен в исполнение вследствие истечения сроков давности или по иному законному основанию;

5) имеется вступившее в законную силу решение суда Российской Федерации о наличии препятствий для выдачи данного лица в соответствии с законодательством и международными договорами Российской Федерации.

Согласно ч. 2 ст. 464 УПК РФ в выдаче лица может быть отказано, если:

1) деяние, послужившее основанием для запроса о выдаче, не является по уголовному закону преступлением;

2) деяние, в связи с которым направлен запрос о выдаче, совершено на территории Российской Федерации или против интересов Российской Федерации за пределами ее территории;

3) за то же самое деяние в Российской Федерации осуществляется уголовное преследование лица, в отношении которого направлен запрос о выдаче;

4) уголовное преследование лица, в отношении которого направлен запрос о выдаче, возбуждается в порядке частного обвинения.

14. "Деяние, инкриминируемое лицу, подлежащему выдаче, должно соответствовать деянию, предусмотренному нормой закона запрашивающей Договаривающейся Стороны, на основании которой оно признается преступлением" (см. определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ)//БВС РФ. 2005. N 2. С. 13-14). Приведем один из примеров.

Суд признал обоснованным и не противоречащим законодательству Российской Федерации постановление Генерального прокурора Российской Федерации о выдаче лица правоохранительным органам Республики Казахстан.

Правоохранительными органами Республики Казахстан Г. обвинялся в том, что он, являясь военнослужащим, 13 января 1995 г. в Усть-Каменогорске Восточно-Казахстанской области Республики Казахстан совершил изнасилование несовершеннолетней, т.е. преступление, предусмотренное ч. 4 ст. 101 Республики Казахстан. Постановлением военной прокуратуры Усть-Каменогорского гарнизона Республики Казахстан в отношении обвиняемого Г. избрана мера пресечения в виде заключения под стражу и объявлен его розыск. На основании указанного постановления Г. был задержан в Российской Федерации и водворен в следственный изолятор Генеральной прокуратуры Республики Казахстан в соответствии с международной Конвенцией от 22 января 1993 г. "О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам".

Генеральный прокурор Республики Казахстан обратился с письмом к Генеральному прокурору Российской Федерации о выдаче Г. правоохранительным органам Казахстана. Генеральный прокурор Российской Федерации по данному письму принял постановление о выдаче Г. правоохранительным органам Республики Казахстана, о чем письмом сообщил Генеральному прокурору Республики Казахстан. Прокурор Пятигорска Ставропольского края уведомил Г. о решении Генерального прокурора Российской Федерации выдать его правоохранительным органам Республики Казахстан. Ставропольский краевой суд своим определением оставил без удовлетворения жалобу Г. на постановление Генерального прокурора Российской Федерации. В кассационной жалобе Г. оспаривал правомерность решения Генерального прокурора о выдаче его правоохранительным органам Республики Казахстан, считая, что оно противоречит законодательству Российской Федерации и нормам международного права. Один из его доводов заключался в том, что ссылка суда на то, что дело по приобретению им гражданства Российской Федерации приостановлено, по его мнению, необоснованна, так как он имел все основания получить гражданство Российской Федерации, поскольку являлся гражданином бывшего СССР, проживал на территории государства, входящего в состав бывшего СССР, прибыл для проживания на территорию Российской Федерации, заявил до 31 декабря 2000 г. о своем желании приобрести гражданство Российской Федерации.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации определение Ставропольского краевого суда оставила без изменения, а кассационную жалобу Г. - без удовлетворения, указав, в том числе, на следующее.

Доводы Г. о том, что он отказался от гражданства Республики Казахстана и получил гражданство Российской Федерации в Челябинской области, судом проверялись и были признаны не соответствующими действительности. Согласно сообщению Генерального прокурора Республики Казахстан Г. является гражданином Республики Казахстан и с заявлением о выходе из гражданства не обращался. По данным ГУВД Челябинской области и по сообщению прокурора Челябинской области, Г. в 1996 г. обращался в паспортно-визовую службу Карталинского РОВД с заявлением о приобретении гражданства Российской Федерации. Проведенной паспортно-визовой службой УВД Челябинской области проверкой было установлено, что правоохранительными органами Республики Казахстана он обвиняется в совершении преступления. предусмотренного ч. 4 ст. 101 УК Республики Казахстан, и находится в розыске, в связи с этим дело по приобретению им гражданства Российской Федерации приостановлено и положительное решение не принято (БВС РФ. 2003. N 10. С. 19-21).

<< | >>
Источник: Наумов А.В.. Практика применения Уголовного кодекса Российской Федерации: комментарий судебной практики и доктринальное толкование. - Волтерс Клувер.. 2005

Еще по теме Действие уголовного закона во времени и в пространстве:

  1. § 2. Уголовное правоотношение и элементы состава преступления
  2. § 3. Структура уголовного закона
  3. § 7. Действие уголовного закона в пространстве
  4. 36. Действие уголовного закона в пространстве и времени.
  5. Действие уголовного закона во времени и в пространстве
  6. § 4. Действие уголовно-процессуального закона во времени, в пространстве и по кругу лиц
  7. § 1. Виды иммунитетов в российском уголовном праве
  8. ПРИЛОЖЕНИЕ (ЗАКОНЫ И ИНЫЕ ПРАВОВЫЕ АКТЫ) ДИПЛОМАТИЧЕСКИЙ ИММУНИТЕТ
  9. § 1. ЭТИЧЕСКОЕ ОБОСНОВАНИЕ ОБРАТНОЙ СИЛЫ УГОЛОВНОГО ЗАКОНА
  10. § 2. ПРАВО ГОСУДАРСТВА И ОБРАТНАЯ СИЛА УГОЛОВНОГО ЗАКОНА
  11. § 2. СОСТАВ ПРЕСТУПЛЕНИЯ И ОБРАТНАЯ СИЛА УГОЛОВНОГО ЗАКОНА
  12. § 4. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА, ИСКЛЮЧАЮЩИЕ ПРЕСТУПНОСТЬ ДЕЯНИЯ, И ОБРАТНАЯ СИЛА УГОЛОВНОГО ЗАКОНА
  13. § 1. НАКАЗУЕМОСТЬ ДЕЯНИЯ И ОБРАТНАЯ СИЛА УГОЛОВНОГО ЗАКОНА
  14. Глава IV ЗАКОН, ИНЫМ ОБРАЗОМ УЛУЧШАЮЩИЙ ПОЛОЖЕНИЕ ЛИЦА, И ОБРАТНАЯ СИЛА УГОЛОВНОГО ЗАКОНА
  15. § 2. ОСВОБОЖДЕНИЕ ОТ НАКАЗАНИЯ И ОБРАТНАЯ СИЛА УГОЛОВНОГО ЗАКОНА
  16. § 3. СУДИМОСТЬ И ОБРАТНАЯ СИЛА УГОЛОВНОГО ЗАКОНА
  17. Общая характеристика Уголовно-исполнительного кодекса РФ 1996 г. и его структура
- Авторское право - Адвокатура России - Адвокатура Украины - Административное право России и зарубежных стран - Административное право Украины - Административный процесс - Арбитражный процесс - Бюджетная система - Вексельное право - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право России - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Лесное право - Международное право (шпаргалки) - Международное публичное право - Международное частное право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Правовая охрана животного мира (контрольные) - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор в России - Прокурорский надзор в Украине - Семейное право - Судебная бухгалтерия Украины - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Теория государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право России - Уголовное право Украины - Уголовный процесс - Финансовое право - Хозяйственное право Украины - Экологическое право (курсовые) - Экологическое право (лекции) - Экономические преступления - Юридические лица -