<<
>>

1.НА ЦАРЕВОЙ СЛУЖБЕ

Для генерал-лейтенанта Николая Николаевича Юденича вступление в первую мировую войну началось с приема, устроенного в его честь по случаю 52-летия. Собралась семья, родственники, пришли многочисленные сослуживцы.

Торжество намечалось обычное для семей высокопоставленных лиц российской императорской армии.

Многих собравшихся военных генерал Юденич знал не один десяток лет. С одними он учился в училище, с другими — в Академии Генерального штаба. Другие были его сослуживцами по Средней Азии и Поволжью, Дальнему Востоку и Кавказу, Польше и Литве, Санкт- Петербургу и Казани. Уже одно такое перечисление мест военной службы свидетельствовало о том, что именинник не относился к числу лиц высшего военного состава, приближенного к царскому двору.

Столь обширная география мест службы была, с другой стороны, вполне объяснима — боевой заслуженный генерал, кавалер восьми российских орденов, почти тридцать шесть лет верой и правдой прослужил в русской армии. Причем звезд с неба он не хватал и своей родословной похвастаться не мог.

... Родился Николай Николаевич Юденич 18 июля 1862 года в первопрестольной столице государства Российского Москве. Происходил он родом из семьи дворянина, коллежского советника, типичного представителя столичного чиновничества, но человека достаточно образованного для своего времени.

Выбор военной профессии для Юденича-младше-го случайностью не стал. Отцовский дом располагался совсем рядом с находившимся на Знаменке 3-м Александровским военным училищем, куда принимались в первую очередь дворянские дети. Училище негласно относилось к разряду привилегированных, и из его стен вышло немало известных царских генералов.

Гимназист Юденич еще с первых классов мечтал надеть привлекательную своей военной строгостью юнкерскую форму. Отец не стал настаивать на обратном, разумно не мешая сыну обрести собственный путь в жизни.

Закончив с «успехами» московскую городскую гимназию, Николай Юденич поступает в 3-е Александровское военное училище.

Учебное заведение готовило офицеров для царицы полей — пехоты, или как ее еще называли в старой России — инфантерии. В курс обучения входили не только специальные военные дисциплины, но и общеобразовательные — российская история, география, обучение танцам и многое другое. Юнкерские годы генерал Н. Н. Юденич всегда вспоминал с теплотой, училище сдружило его со многими однокурсниками.

Выпускное назначение Юденича свидетельствовало об одном — он оказался в числе самых успевающих юнкеров своего выпуска. Это давало ему почетное право выбора не только места службы, рода войск, но даже и воинской части. Девятнадцатилетний подпоручик армейской пехоты получил назначение в лейб-гвардии Литовский полк, прошедший со славой не только Отечественную войну 1812 года, но и русско-турецкую войну 1877—1878 годов.

Подпоручик Юденич был зачислен в состав гвардейского полка «со старшинством в чине с 1881 года». То есть с года окончания военного училища в том году для него начинался отчет офицерской службы. Начало службы в одном из старейших полков русской армии послужило хорошей школой на будущее — офицерский коллектив офицеров-литовцев имел добрые традиции.

Молодой пехотный командир долго не задержался в императорской гвардии, получив новое назначение с повышением в чине и должности в армейскую пехоту. Началась тяжелая из-за климатических условий и отдаленности от центральных губерний служба в Туркестане. Этот военный округ к числу престижных не от - носился, хотя для офицерской карьеры давал многое.

Туркестанская служба проходила для гвардейского офицера не в полку, а в отдельных батальонах — 1-м Туркестанском стрелковом и 2-м Ходжентском резервном. Командование ротами дало подпоручику Н. Н. Юденичу прекрасную командирскую закалку и самую необходимую строчку в личном послужном списке. Он получал право подачи рапорта по команде с просьбой разрешить ему поступать в военную академию.

Мечта молодого офицера сбылась: после производства в поручики гвардии он получает направление для сдачи вступительных экзаменов в Николаевскую академию Генерального штаба. Академия давала в императорской России, да и не только в ней, высшее военное образование и прекрасное продолжение военной карьеры.

Учеба в академии продолжалась три года и дала солидные знания в области военных наук. Об уровне обучения в ней говорил хотя бы такой факт, что при получении хотя бы одной неудовлетворительной оценки слушатель незамедлительно отчислялся из списков и отправлялся к прежнему месту службы.

Поручик Н. Н. Юденич закончил Николаевскую академию Генерального штаба более чем успешно — по первому разряду. В результате он был причислен к Генеральному штабу и, получив очередное воинское звание — капитана, назначается старшим адъютантом штаба 14-го армейского корпуса Варшавского военного округа.

Здесь гвардейский офицер получил хороший опыт штабной работы по организации военного управления.

Следующие долгие пятнадцать лет Николай Николаевич Юденич проходит службу в штабе хорошо знакомого ему Туркестанского военного округа. Он хорошо продвигается по служебной лестнице — в 1892 году получает звание подполковника, а еще через четыре года становится полковником. В Туркестане он последовательно назначался на должности командира батальона пехоты и начальника штаба Туркестанской стрелковой бригады.

Для руководства военного ведомства Российской империи примерная служба полковника Н. Н. Юденича не осталась незамеченной. Он получает назначение в приграничный Виленский военный округ на должность командира 18-го стрелкового полка. Послужной список полкового командира свидетельствует о том, что командование отдельной воинской частью для Юденича проходило достаточно успешно, но и не без трудностей. На проходивших учениях его стрелки демонстрировали хорошую выучку, а роты имели устроенный быт.

С началом русско-японской войны 1904—1905 годов 18-й стрелковый полк вошел в состав 5-й стрелковой бригады 6-й Восточно-Сибирской дивизии.

Путь на поля Маньчжурии лежал длинный и долгий — почти через всю Россию, сперва по железной, перегруженной воинскими эшелонами дороге, а затем и своим ходом.

К тому времени полковник Н. Н. Юденич был уже степенным человеком, нашедшим свое семейное счастье. Он женился на Александре Николаевне, урожденной Жемчуговой. Брак армейского офицера с девушкой из родовитой дворянской семьи оказался крепким, и супругов отличало взаимопонимание и любовь.

Прибыв в Маньчжурию, стрелковый полк Юденича скоро оказался в самом пекле боевых действий. Бездарность командования русской армией стала притчей во языцех. Главнокомандующий генерал Куропат-кин проигрывал одно сражение за другим, порой только из желания отступить еще дальше к российской границе. Восточно-сибирские полки и дивизии несли неоправданно большие потери в людях.

Самой крупной операцией в ходе русско-японской войны для полковника Н. Н. Юденича стало участие со своим полком в Мукденском сражении, которое проходило с 6 по 25: февраля 1905 года. 18-й стрелковый полк оказался в числе тех правофланговых русских войск, на которые обрушился обходной удар 3-й японской армии, стремившейся выйти в тыл противнику севернее города Мукдена и перерезать там железную дорогу.

Ранним утром 19 февраля 5-я и 8-я японские дивизии й японской армии, которой командовал генерал М. Ноги, перешла в наступление на участке Мадяпу, Сатхоза, Янсынтунь. Последний населенный пункт обороняли стрелковые бригады 6-й Восточно-Сибирской дивизии. Сибирской она была только по названию, так как предназначалась для Сибири, а формировалась в европейских губерниях страны.

Бойцы полковника Н. Н. Юденича занимали позиции на окраине большого китайского селения Янсынтунь. Стрелки укрывались в наскоро вырытых неглубоких окопах среди полей чумизы и гаоляна. Японская артиллерия обстреливала русские позиции из своих батарей, подтянутых к передовой.

С восходом солнца японская пехота начала массированные атаки позиций полка Юденича. Лежа на мерзлой земле, под разрывами вражеской шрапнели, стрелки отбили несколько сильных неприятельских атак.

Полковой командир демонстрировал «примерное», как тогда писалось в наградных представлениях, личное мужество и бесстрашие.

Только при получении приказа свыше 18-й стрелковый полк отошел с занимаемой позиции, уступив ее японцам. Генералу М. Ноги, одному из лучших полководцев императорской армии, в сражении под Мукденом так и не удалось совершить фланговый обхват русской армии — на пути атакующих японских дивизий встали полки сибирских стрелков. Многие прославили себя в тех жарких и кровопролитных боях на равнине к востоку от реки Ляохэ.

Российский историк-белоэмигрант А. А. Керсновский в «Истории русской армии», описывая Мукденское сражение, называет фамилии трех полковых командиров, составивших себе в февральские дни 1905 года блестящую репутацию. Это командир 18-го стрелкового — полковник Юденич, 1-го Сибирского — полковник Леш и 24-го Сибирского — полковник Лечиц-кий. Обращает на себя внимание то, что Николай Николаевич Юденич назван в этом коротком списке первым.

За отличие в сражении под Мукденом, проявленную стойкость и храбрость личный состав 18-го стрелкового полка высочайшим указом императора Николая II Романова был удостоен особого знака отличия с надписью «За Янсынтунь. Февраль 1905 года». Этот знак крепился на головных уборах нижних чинов — солдат и унтер- офицеров.

Полковой командир за бои под Мукденом на Ян- сынтуньской позиции удостоился высокой воинской награды, особо чтимой в русской армии на протяжении трех столетий. Полковник Николай Николаевич Юденич был награжден Золотым оружием — офицерской саблей с гравированной надписью «За храбрость». С этим наградным оружием он пройдет через две войны — первую мировую и гражданскую.

Русско-японская война стала крайне важным этапом в полководческой биографии одного из подлинных героев первой мировой войны на ее Кавказском фронте и военных вождей белого движения в России, когда она оказалась охваченной испепеляющим пламенем гражданской войны. Именно на сопках Маньчжурии к Н. Н. Юденичу пришло признание его способностей военачальника.

В июне 1905 года Николай Николаевич Юденич назначается командиром 2-й бригады 5-й стрелковой дивизии. Генеральские погоны не заставили себя долго ждать — производство в генерал-майоры проходит быстро. В далеком от Дальнего Востока Санкт-Петербурге смогли по достоинству оценить заслуги полкового командира, уже девятый год ходившего в звании полковника.

Искусство управления батальонами и полками на поле брани, которое не раз демонстрировал обладатель Золотого оружия, было отмечено еще и двумя боевыми орденами — Святого Владимира 5-й степени с мечами и Святого Станислава 1-й степени и тоже с мечами. Такими военными наградами мог гордиться любой офицер русской армии.

Однако участие в русско-японской войне обернулось для генерал-майора Н. Н. Юденича еще и боевыми ранениями. Особенно тяжелым оказалось последнее из них. Лечение в военном госпитале затянулось до 1907 года.

Залечившего боевые ранения генерала ожидало высокое назначение по службе — генерал-квартирмейстером Казанского военного округа.

Можно утверждать, что армейская служба у Николая Николаевича Юденича складывалась вполне удачно. Боевой генерал, имевший за плечами Академию Генерального штаба и самое деятельное участие в русскояпонской войне 1904—1905 годов, на строевых командных должностях рос довольно быстро. Свое пятидесятилетие Юденич отмечал уже в должности начальника штаба Казанского военного округа, одного из самых крупных на территории Российской империи.

Долго задержаться в Казани ему не пришлось. Приближалась большая война в Европе, и генеральные штабы государств Антанты и Центрального блока торопливо разрабатывали стратегические планы на предстоящую войну. Но европейской войне, по исторической традиции, предстояло разразиться не только на евро - пейском континенте и прилегающих к нему водах. Сильная своей военной мощью в недалеком прошлом Турция никак не могла остаться в стороне. Тем более, что у нее был традиционный противник — Россия.

В российском Генеральном штабе, планировавшем военное противостояние турецкой армии в Закавказье, решили усилить руководство Кавказским военным округом, которому в случае начала войны в Европе предстояло разворачиваться во фронт. В ходе организационно-штатных изменений вакантной оказалась должность начальника штаба округа.

Кандидатур на ее замещение оказалось несколько. Но в Военном министерстве предпочтение высказали генерал-майору Н.Н.Юденичу из Казани. Получив соответствующее предписание, он прибыл на новое место службы в город Тифлис, где располагались штаб Кавказского военного округа и управление царского наместничества на Кавказе.

Юденич быстро освоился на новом месте, встретив взаимопонимание со стороны своих ближайших помощников по штабной работе. Возглавив окружной штаб в январе 1913 года, он вскоре получил звание генерал- лейтенанта.

Генерал Н. Н. Юденич был из числа тех старых военных руководителей, которые интересовались, помимо служебных дел, еще и обстановкой в регионе, где к картировались подчиненные ему войска. Кавказ всегда отличался сложностью обстановки, и начальнику штаба расположенного там военного округа приходилось заниматься еще и военно-дипломатической деятельностью.

Среди прочих служебных обязанностей на генерал- лейтенанта возлагается непосредственное участие в работе военно-дипломатических миссий. В центре внимания начальника штаба Кавказского военного округа, естественно, находились сопредельные с Россией государства — Турция и Иран (Персия). Приходилось заниматься, но в гораздо меньшей степени, Афганистаном.

Еще в августе 1911 года в Санкт-Петербурге было подписано русско-германское соглашение по иранским делам. Оно частично смягчило возникшее в те годы острое противоречие государственных интересов Германии и России, оттянуло на несколько лет развязывание вооруженного конфликта между сторонами.

В начале следующего года появились серьезные разногласия между Россией и Великобританией по поводу Ирана, обладавшего стратегическим положением на Ближнем Востоке. Причиной их стало назначение американца Моргана Шустера главным финансовым советником иранского правительства.

Начальнику штаба Кавказского военного округа персидскими делами пришлось заниматься вплотную. Буквально через месяц после своего назначения в Тифлис генерал-лейтенант Н. Н. Юденич получил секретное распоряжение Генерального штаба подготовить Несколько воинских частей для возможного ввода их на территорию Ирана для защиты государственных интересов России в ней.

Морган Шустер вел в Иране антироссийскую политику, прежде всего экономическую, одновременно давая возможность укрепиться в этой восточной стране германской агентуре. После одного из инцидентов, спровоцированных Шустером, в северные провинции Ирана вступили русские войска. Правительство Российской империи, угрожая военным походом на Тегеран, потребовало отставки Шустера. Иран был вынужден принять условия российского ультиматума.

В те дни штаб Кавказского военного округа работал с полной нагрузкой, как в условиях военного времени. Помимо тех пехотных батальонов и казачьих полков, которые были введены в северные персидские провинции, преимущественно в Южный Азербайджан, в случае возникновения военного конфликта предстояло направить в Иран и немало других войск. Штаб округа во главе со своим начальником продемонстрировал готовность отмобилизовать полки и бригады в самые кратчайшие сроки.

Другой «головной болью» командования русских войск на Кавказе стала Турция. Ее поражение в Балканской войне побудило правительства Германии и Австро-Венгрии приступить к составлению секретных планов раздела не только европейских, но и азиатских территорий Османской империи. Это было уже прямой угрозой национальной безопасности России.

Посол Германии в Стамбуле (Константинополе) Г. Вангенгейм во второй половине января 1913 года докладывал в Берлин: «Малая Азия уже теперь во многих отношениях похожа на Марокканскую империю до Ал- жесирасской (1856 года. — А. Ш.) конференции: быстрее, чем думают, на повестку дня может встать вопрос о ее разделе... Если мы не хотим при этом разделе остаться с пустыми руками, то мы должны уже теперь прийти к взаимному согласию с заинтересованными державами, а именно с Англией».

Такого же мнения придерживался и германский канцлер Т. Бетман-Гольвег. Однако исторический опыт учил германских дипломатов, что любые «урезания» территории Оттоманской Порты не могли происходить без участия Российской империи.

Правительства Австро-Венгрии и Германии настойчиво пытались вовлечь Россию в раздел Балкан и Ближнего Востока на сферы влияния. Царское же правительство, напротив, было заинтересовано в целостности малоазиатской части Османского государства.

Председатель Совета министров С. Д. Сазонов 23 ноября 1912 года представил императору Николаю II докладную записку. В ней говорилось: «Скорое рас-падание Турции не может быть для нас желанным».

Опытный государственник-дипломат предостерегал российского самодержца от опрометчивых шагов и одновременно указывал министру иностранных дел: «Весь расчет Вены и Берлина строится на попытке подорвать доверие Балканского союза к России... Австро-Венгрия хочет получить свободу рук на западе Балкан, выдвигая иллюзорную для России приманку в районе проливов... Мы не можем остановиться на почву компенсаций, которые невыгодно отразились бы на положении балканских государств».

Одним словом, позиция России в этом вопросе оставалась в силе: проливы и достаточная для их обороны зона на Балканском полуострове должны принадлежать Турции и никакому другому государству Европы.

В конце 1913 года русско-турецкие отношения заметно осложнились. Вызвано это было тем, что Турция переориентировалась на военный союз с Германией. Как стало известно великому князю Николаю Николаевичу- младшему, дяде здравствующего императора, от заграничной агентуры, в середине декабря в Турцию прибыла новая германская военная миссия. Ее возглавлял опытный штабной работник генерал Лиман фон Сандерс. На него возлагалась реорганизация турецкой армии.

Такая информация сразу же легла на стол начальника штаба Кавказского военного округа генерал-лейтенанта Н. Н. Юденича. Вскоре поступила информация о назначении главы германской военной миссии командиром 1-го корпуса султанской армии, расквартированного в Стамбуле. Это по сути дела означало, что Германия становилась хозяйкой проливов Босфор и Дарданеллы.

Российское правительство и высшее военное руководство страны, по вполне объяснимым причинам, были очень обеспокоены таким положением вещей. Однако единодушия с союзниками по Антанте во взглядах на эту проблему достигнуто не было.

8 февраля 1914 года в Санкт-Петербурге было созвано совещание, посвященное русско-турецким отношениям. В нем приняли участие представители трех ведомств — дипломатического, военного и морского. На совещании присутствовал и генерал Н. Н. Юденич, замещавший в это время заболевшего графа И. И. Воронцова-Дашкова, царского наместника и одновременно командующего военным округом на Кавказе.

На совещании высказывались самые различные точки зрения. Против военных акций в районе проливов высказались, в частности, министр иностранных дел А. П. Извольский, морской министр адмирал И. К. Григорович и генерал-квартирмейстер Генерального штаба генерал Ю. Н. Данилов.

Последний, пригласив после совещания Юденича к себе в кабинет, ознакомил его с наметками мобилизационного плана и расчетом перегруппировки соединений и частей с Кавказа на случай войны с Германией и союзной ей Австро-Венгрией.

«Прошу вас, Николай Николаевич, — подчеркнул при расставании Данилов, — при отработке штабом округа каких-либо документов исключать утечку этой информации. Мобилизационный план и план боевой деятельности на 1914 год рекомендую составить лично с привлечением только генерал-квартирмейстера, на утверждение представить нарочным обер-офицером...»

Тем временем в штаб Кавказского военного округа поступали из сопредельного государства все более тревожные вести. Правительство султанской Турции все более стремительно скатывалось на путь военного противостояния с Россией. К границе с северным соседом подтягивались различные военные формирования, отмобилизовывались резервисты, в курдских племенах, проживавших на турецкой территории, создавались иррегулярные конные части. Турецкая разведка заметно активизировала свою деятельность в приграничье, особенно в Батуми.

20 июля, то есть на второй день начавшейся русскогерманской войны, султанская Турция официально присоединилась к коалиции стран Центрального блока, заключив соответствующее соглашение с Германией. Секретом для правительства России и стран Антанты это не стало.

Копия германо-турецкого соглашения была направлена российским министерством иностранных дел в штаб Кавказского военного округа в начале августа. Соглашение, внимательно прочитанное и проанализированное генералом Н. Н. Юденичем, содержало восемь пунктов:

«1. Обе договаривающиеся стороны сохраняют нейтралитет в существующем между Австро-Венгрией и Сербией конфликте. В том случае, если бы Россия вмешалась при посредстве действительных военных мер в конфликт и сделала бы, таким образом, необходимым для Германии выполнение своего долга и своих обязанностей союзницы по отношению к Австро-Венгрии, то этот долг и эти обязанности подлежали бы выполнению также и для Турции. В случае войны германская военная миссия останется в распоряжении оттоманского правительства. Оттоманское правительство обеспечит осуществление действительного влияния и действительной власти этой миссии в общих операциях турецкой армии. Если оттоманские территории подвергнутся угрозе со стороны России, Германия защитит Турцию в случае нужды силой оружия...

... 7. Настоящее соглашение останется секретным и может быть опубликовано лишь в случае согласия, установленного обеими договаривающимися сторонами...»

Стамбул без особых колебаний вступил в первую мировую войну. 27 сентября Турция закрыла проливы для торговых кораблей стран Антанты. Этот шаг открытого недружелюбия стал как бы актом неофициального объявления войны противникам Германии и Австро- Венгрии.

16 октября соединенная турецко-германская эскадра под командованием немецкого адмирала В. Сушена бомбардировала портовый город Одессу и ряд других черноморских портов России, не имевших береговой обороны. В одесской гавани турецкими миноносцами была потоплена русская канонерская лодка «Донец».

В ответ на такие враждебные военные акции со стороны Турции 2 ноября Россия объявила ей войну. 5 ноября такое же решение приняла Англия, а на следующий день — Франция.

Первая мировая война, таким образом, пришла на Кавказ и уже в скором времени сделала генерала Николая Николаевича Юденича признанным полководцем русской армии.

<< | >>
Источник: Венков А. В., Шишов А. В.. Белые генералы. 1998

Еще по теме 1.НА ЦАРЕВОЙ СЛУЖБЕ:

  1. Тема 4. Державна служба та державні службовці
  2. III. ОРГАНІЗАЦІЯ ДЕРЖАВНОЇ СЛУЖБИ
  3. Государственная служба и государственные служащие как субъекты административных пр-ний.
  4. 1. Понятие и принципы государственной службы2. Понятие и классификация государственной должностей3. Понятие государственных служащих, их основные права и обя-занности4. Прохождение государственной службы5. Поощрение и ответственность государственных служащих6. Муниципальная службаН/а ФЗ от 5 июля 95 г. "Об основах государственной службы РФ" СЗ РФ 95 г., № 31Федеральный закон от 8 января 98 г. "Об основах муниципальной службы в РФ" СЗ РФ 98г., № 2Закон "О гос. службе в Воронежской области" от
  5. 1. Под государственной службой понимается
  6. 17. Комплектование должностей государственных служащих. Порядок прохождения государственной службы. Прекращение государственной службы.
  7. 85. Государственная служба. Прохождение государственной службы.
  8. 1. ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ ПАТРУЛЬНО-ПОСТОВОЙ СЛУЖБЫ МИЛИЦИИ ОБЩЕСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
  9. 1.2. ДОЛЖНОСТНЫЕ ЛИЦА И ИХ ОБЯЗАННОСТИ ПО РУКОВОДСТВУ ПАТРУЛЬНО-ПОСТОВОЙ СЛУЖБОЙ
  10. 2. УПРАВЛЕНИЕ И ОРГАНИЗАЦИЯ ПАТРУЛЬНО-ПОСТОВОЙ СЛУЖБЫ
  11. 2.2. КОНТРОЛЬ ЗА ОРГАНИЗАЦИЕЙ И НЕСЕНИЕМ ПАТРУЛЬНО-ПОСТОВОЙ СЛУЖБЫ
  12. ОСОБЕННОСТИ ОРГАНИЗАЦИИ ПАТРУЛЬНО-ПОСТОВОЙ СЛУЖБЫ В КУРОРТНЫХ, ДАЧНЫХ РАЙОНАХ И ЗОНАХ МАССОВОГО ОТДЫХА
  13. ОСОБЕННОСТИ ОРГАНИЗАЦИИ ПАТРУЛЬНО-ПОСТОВОЙ СЛУЖБЫ НА ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНОМ, ВОДНОМ И ВОЗДУШНОМ ТРАНСПОРТЕ
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История религии - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -