<<
>>

Военно-стратегическое положение России и система военных угроз

Превратившись из союзной республики в самостоятельное государство, Россия стала правопреемницей СССР, приобрела статус одной из мировых держав, получила возможность проводить собственную внутреннюю и внешнюю политику, иметь национальные Вооруженные Силы, дипломатическую, таможенную и пограничную службы, а также другие атрибуты государственности.

Надо отметить, что в сравнении с другими государствами, образовавшимися после развала Советского Союза, Россия сразу же заняла особое место в мировом сообществе. Обладая большей территорией, самыми крупными людскими и матери

альными ресурсами, огромными запасами стратегического сырья, мошной экономикой, развитой наукой и широкой сетью транспортных связей, она составила ядро СНГ. Одновременно она сохранила свою политическую и экономическую значимость на всем европейско-азиатском пространстве. России по-прежнему принадлежит одно из ведущих мест в мире по экономической мощи, добыче нефти, газа, угля, производству стали и чугуна, выплавке цветных металлов. Огромным остается и ее военно-стратегический потенциал. Все это позволяет Российской Федерации оказывать большое влияние на европейские и мировые дела.

Бесспорным является и тот совершенно очевидный факт, что не только политическое и экономическое, но и военно-стратегическое положение Российской Федерации с начала 80-х годов радикально переменилось: во-первых, экономические возможности страны существенно сократились, а во-вторых, резко изменилось соотношение военных сил в пользу западных держав. По проведенным расчетам, боевой потенциал стран НАТО даже при дальнейшем сокращении обычных вооружений может в 2—3 раза превысить возможности стран СНГ, взятых вместе, и в 5—6 раз потенциал одной России. Причем и этот показатель весьма относителен, поскольку он не отражает качественной стороны реальной боевой мощи государств. Нельзя не считаться с тем, что к настоящему моменту разрушена вся прежняя оборонительная структура СССР, а следовательно, и России.

В то же время вооруженные силы НАТО продолжают наращивать свои военные возможности. Россия же выпала из создаваемой десятилетиями системы коллективной обороны восточноевропейских стран и в военном отношении оказалась, по существу, изолированной. Оборонные соглашения, заключенные между рядом стран СНГ, практически не действуют. Взятые по ним обязательства не выполняются. В лучшем случае дело сводится к взаимным консультациям и никого ни к чему не обязывающим решениям чисто декларативного характера. Словом, в обеспечении своей безопасности Россия вынуждена рассчитывать исключительно на собственные силы.

На оборонительных возможностях Российской Федерации особенно негативно сказалось разрушение военно-оборонительной структуры ОВД и СССР. Прежде в основу обороны советского государства, а значит, и России было положено отражение агрессии на вынесенных за пределы российских границ оборонительных рубежах. Теперь эта система уничтожена. Все группировки Вооруженных Сил за пределами России ликвидированы, за исключением символических сил в Молдове, Закавказье и Таджикистане. Распался главный (первый) стратегический эшелон российских Вооруженных Сил на западе и юге. Демонтажу подверглись и многие основные элементы второго стратегического эшелона. Внутренние военные округа превратились в приграничные. На всех стратегических направлениях существующие группировки войск перестали соответствовать новой обстановке и реальным оборонным задачам.

Полностью расстроена система противовоздушной обороны страны. Ее передовой эшелон ликвидирован. Некоторые воздушные направления оказались, по существу, открытыми. Резко усложнились условия базирования авиации и флота. Разрушается флотская инфраструктура на Балтике и Черном море.

Россия лишилась значительной части своих мобилизационных запасов, резервов оружия и военной техники, складов и арсеналов, защищенных пунктов управления, учебных центров, полигонов и т. п. За ее пределами остались 80% станций наземной системы предупреждения о ракетном нападении, многие оборудованные позиционные районы для средств радио- и радиотехнической разведки, аэродромы, предприятия военной промышленности.

Оказалась раздробленной группировка Ракетных войск стратегического назначения, что подтверждается данными таблицы 15.

Таблица 15

Состав стратегических ядерных вооружений, оставшихся на территории государств бывшего СССР

Государства

МКР

БРПЛ

Тяж. бомб-ки

Всего

носит.

б/г

носит.

б/г

носит.

б/г

носит.

б/г

Россия

912

397

188

2652

79

271

1773

6893

Украина

176

124

39

420

215

1660

Казахстан

98

980

40

240

138

1220

Беларусь

81

81

__

81

81

Всего

1267

6271

188

2652

158

931

2213

9854

И хотя Украина, Беларусь и Казахстан стали участниками Договора СНВ-1, взяли на себя обязательства о присоединении к Договору о нераспространении ядерного оружия и ликвидации своих ядерных арсеналов, на начало 1995 г. ситуация оставалась довольно неопределенной. Так, например, Беларусь ратифицировала Договор СНВ-1 и Лиссабонский протокол к нему, но согласилась вывести на территорию России стратегические ракеты, части ракетно-технического обеспечения, космической связи и ПКО только к 1997 г.

Казахстан ратифицировал Договор ОСВ-1, но пока не присоединился к Договору о нераспространении ядерного оружия. Украина также ратифицировала Договор ОСВ-1 и Лиссабонский протокол, но с существенными оговорками. Она готова присоединиться к безъядерному статусу только при условии получения надежных гарантий своей безопасности от западных ядерных держав и России. По заключенному между Россией и Украиной соглашению разукомплектование и уничтожение ядерных боезарядов, размещенных на территории Украины, должно происходить только под ее непосредственным контролем. В целом процесс вывода и ликвидации ядерного оружия, оставшегося на Украине, рассчитан на семь лет, но он может затянуться и на более продолжительное время.

Ясно, что при таком раскладе ядерная мощь России уже не может конкурировать с ядерным потенциалом США, тем более, что эксплуатационные сроки значительной части стратегических ракет приближаются к своему пределу, а программа развертывания новых подвижных стартов осуществляется очень медленно. Из всего этого напрашивается однозначный вывод: военные возможности России, ее стратегическое положение, несмотря на снижение уровня военного противостояния, стали менее благоприятными.

В оценке стратегического положения любого государства, в том числе и России, всегда важное место занимали и занимают поныне правильное определение кто союзник, а кто противник, а также объективная квалификация потенциальных военных угроз.

В прошлом вопрос о союзниках и противниках СССР решался довольно просто К первым относились все страны социалистической ориентации, ко вторым — империалистические государства во главе с США и их союзники. Кроме того, всегда существовала группа государств, занимавших промежуточную или нейтральную позицию. В общем-то за привлечение их на свою сторону шла непрерывная борьба. В настоящее время проблема намного усложнилась. Однозначно отнести те или иные государства к разряду вероятных врагов или друзей практически невозможно, ибо любая страна в зависимости от конкретных условий обстановки может быстро изменить свою позицию и оказаться по ту или другую сторону барьера.

Следовательно, при оценке вероятных союзников и противников Россия вынуждена исходить не столько из конкретной расстановки политических сил на данный момент,

сколько из прогноза перспективных вариантов на основе общих принципов военнополитического анализа.

К числу важнейших из них относятся четыре доктринальных положения: Россия ни к одному государству, ни к одному народу не намерена относиться как к своему врагу. Россия не будет считать потенциальным противником ни одну страну с иным политическим строем, ни одного своего соседа, в том числе ни одного отделившегося от СССР государства. Она не применит свои Вооруженные Силы и другие войска против любого государства, кроме как для индивидуальной или коллективной самообороны, если произойдет вооруженное нападение на Российскую Федерацию, ее граждан, территорию, Вооруженные Силы или на ее союзников. Россия в качестве своих потенциальных союзников будет рассматривать только демократические государства, не преследующие агрессивных целей. Россия намерена добиваться установления дружественных союзнических отношений между всеми странами ближнего зарубежья, а также Балтии.

В конкретном плане Российская Федерация намерена решать вопрос о союзниках и противниках на тех же основах, что США и НАТО, а именно: исходить из того, что у нее нет прямых врагов, но сохраняются потенциальные угрозы или, следуя американской терминологии, «категории риска», которые непременно должны учитываться во всех стратегических расчетах и планах.

Суть этого термина была раскрыта в январе 1991 г. в декларации НАТО о новой стратегической концепции Североатлантического блока, в которой, в частности, указывалось: «В отличие от главной угрозы прошлого сохраняющийся риск для безопасности союзников многогранен по природе и имеет многие направления, что осложняет его прогнозирование и оценку. НАТО должно быть в состоянии отреагировать на такой «риск», чтобы стабильность в Европе и безопасность членов Союза были сохранены...»

Судя по оценке руководства НАТО, маловероятно, что «риск для безопасности союзников» будет результатом сознательной агрессии; «скорее всего он станет результатом неблагоприятных последствий той нестабильности, которая может возникнуть из-за серьезных экономических, социальных, политических трудностей, включая национальные конфликты и территориальные споры, с чем уже столкнулись многие страны в Центральной и Восточной Европе»2.

Хотя современная российская оборонная концепция базируется на тех же принципах, формулируется она в несколько иной форме: определяются те или иные конкретные кризисные ситуации, в которых военная опасность перерастает в непосредственную военную угрозу, что позволяет на этой основе те или иные страны относить к категории врага.

Такая установка, безусловно, имеет политический смысл. Она соответствует оборонительной направленности военной стратегии России, ориентированной на отражение неспровоцированной агрессии. Но вместе с тем ее абстрактность не позволяет целеустремленно готовить к обороне страну и Вооруженные Силы. По существу, из нее вытекает, что России нужно рассматривать в качестве своих вероятных противников все без исключения государства. Из этого следует, что оборону надо строить буквально по всем ракурсам и быть в готовности вести войну с любой коалицией враждебных сил, что, разумеется, не только непосильно, но и неразумно ни в политическом, ни в стратегическом плане. Иными словами, получается, что в перспективе почти каждую страну надлежит рассматривать и как врага, и как союзника Причем в равной степени это относится не только к США, ФРГ, Англии, но и к Польше, Венгрии, Чехии, Румынии, ко всем государствам Балтии и даже к Украине, Казахстану, среднеазиатским республикам. Поэтому для России создается весьма

парадоксальная ситуация: ей приходится готовить свою армию и разрабатывать стратегию в расчете на все случаи жизни.

Стратегический анализ расстановки военно-политических сил тесно связан с оценкой возможных военных угроз. Вопрос этот имеет исключительно важное значение как в теоретическом, так и в практическом отношении. Опасно недооценивать военные угрозы, но не менее опасно и переоценивать их, так как это неизбежно приведет к ошибкам в политике, наращиванию Вооруженных Сил сверх разумных пределов, а следовательно, к срыву выполнения намеченных социально-экономических программ. Только на основе точного прогноза реальных военных угроз можно предотвратить случайности, правильно рассчитать и распределить потенциальные ресурсы и возможности государства, обеспечить их рациональное использование, организовать надежную оборону с минимальным ущербом для экономики и экологии страны.

Применительно к современной России проблема военных угроз сводится к выяснению следующих вопросов. Продолжает ли существовать военная опасность для Российской Федерации в изменившейся обстановке? Если такая опасность имеется, то насколько она реальна? Будет ли в дальнейшем военная опасность снижаться или, наоборот, возрастать? Какие обстоятельства могут превратить потенциальную военную опасность в реальную военную угрозу? При каких условиях военная угроза может вызвать военное столкновение того или иного масштаба?

Прежде чем ответить на эти вопросы, надо иметь в виду, что характер современных военных угроз кардинально изменился. Приходится особо различать внешнюю и внутреннюю военные угрозы, а также угрозы различного масштаба — глобального, регионального и местного характера, угрозы действительные и мнимые. Вместе с тем нельзя упускать из виду, что вероятность многих угроз резко снизилась. Некоторые из них вообще сошли со сцены возможного развития мировых событий- Однако возник целый ряд новых военных угроз, которые еще несколько лет назад считались маловероятными или по крайней мере малозначимыми. Одновременно усилилась взаимосвязь между внешними и внутренними угрозами. Усложнилась сама структура военных угроз, расширилась их причинность и т. п.

Решающее значение приобрело, в частности, то обстоятельство, что за последнее время уменьшилась вероятность мировой ядерной войны. В то же время возросла опасность региональных, локальных, но особенно внутригосударственных конфликтов и войн. Сильно изменился и характер обстановки, которая моЖет предшествовать военным столкновениям. Наконец, совершенно иным стал состав противоборствующих сил; изменились и средства, которые могут использоваться для военного давления и реализации военных угроз.

Если в недавнем прошлом Советский Союз и США рассматривали друг друга как «врага номер один», то в настоящее время военное столкновение США и России, по крайней мере в ближайшее время, вообще исключено. Оно не только бессмысленно политически, но и стратегически неосуществимо. США и Россия взаимно заинтересованы в стабильном развитии на основе рационального баланса интересов. К сожалению, нельзя полностью исключить ситуацию, когда интересы США и России могут столкнуться. В этой обстановке правящие круги обоих государств могут пойти на изменение своего политического курса, а при определенных условиях стать на путь экономического и военного давления. Резкий поворот в американском или российском политическом курсе возможен также в случае прихода к власти агрессивных сил. Конечно, положение США и России сейчас далеко не равнозначно. Соединенные Штаты Америки вынуждены считаться с Россией лишь постольку, поскольку она еще обладает огромным ядерным потенциалом. Что же касается России, то она, лишившись былых союзников, резко ослабленная в экономическом и воен-

Региональные                             I—              1

alt="" /> Территориальные угрозы

Нарушение военно-стра- тегического равновесия

Пограничные               конфликты

Случайное применение               оружия

Нарушение               границ

Районы внешних военных конфликтов

На региональном уровне

Столкновение США — Россия

Столкновение СНГ — НАТО

Столкновение коалиций азиатских и европейских стран

Столкновение России с Прибалтийскими странами

Столкновение России с группи- ровкой восточно-европеских стран

Частные конфликты между Россией, Украиной, Казахстаном, Закавказскими государствами

Столкновение мировых цивилизаций

Внутренние угрозы и потенциальные районы их возникновения

- Азербайджан

Чечня

- Северный Кавказ - Внутр. р-ны России
- Прибалтика - Карачаево-Черкессия Татарстан - Дальний Восток
- Украина (Крым)

Татарстан

Н Башкирия Ч Сибирь |
L Молдова

Бурят-Монголия

Столкновения на территориальной почве

Столкновения на на ционально-этнической и экономич. почве

Столкновения на религиозной почве

Схема 58. Структура современных военных угроз России

ном отношениях, не только не способна эффективно противостоять Западу, но и, напротив, вынуждена искать помощи и поддержки со стороны.

России в целях обеспечения своей гарантированной безопасности надо заранее предвидеть такую опасность, как бы она ни была мала, и соответственно принимать необходимые политические, военно-стратегические и военно-технические контрмеры для ее предупреждения. Но главное — необходимо использовать любую возможность, чтобы скрытые российско-американские противоречия вновь не переросли в противостояние, а противостояние в свою очередь не вылилось бы в вооруженное противоборство.

К таким мерам прежде всего относятся согласование военной политики России и США, СНГ и НАТО, их военных доктрин, национальных стратегий, а также заблаговременное создание надежных механизмов локализации военных угроз с обеих сторон. Важное значение в этом плане могли бы иметь еше более глубокое и соразмерное сокращение стратегических ядерных вооружений, скоординированное развитие стратегических оборонительных сил, совместное создание объединенной системы раннего предупреждения о возможном нападении, взаимное совершенствование СПРН, разведки и других средств, исключающих несанкционированное или случайное применение наступательного оружия.

Среди внешних региональных военных угроз следует различать европейские, южноазиатские и восточноазиатские. Наиболее важными и опасными среди них, безусловно, являются европейские военные угрозы. Характер их зависит от позиции НАТО, перспектив расширения Североатлантического блока на восток за счет включения в его состав восточноевропейских государств, а то и Балтии, дальнейшего наращивания боевой мощи блока и развития его стратегии.

Расширение Североатлантического блока на восток будет означать не только расширение сферы влияния НАТО, но и существенное увеличение военного потенциала западных держав, а также образование принципиально иной стратегической ситуации, при которой Россия, а вместе с ней Беларусь и Украина окажутся один на один с могущественной силой, которой они вряд ли смогут надежно противостоять Неизбежным результатом такой ситуации станет осложнение отношений между НАТО и Россией, в том числе и с объединенной Германией. С учетом слияния экономических и военных потенциалов ФРГ уже сейчас превратилась в могущественное государство, которое в состоянии решать крупные военно-стратегические задачи не только на европейском континенте, но и за его пределами. Правда, в настоящее время ФРГ еще признает неизменность европейских границ. Пока не вызывает сомнения и то, что в силу благоприятного состояния своей экономики Германия на данном этапе не заинтересована в военном решении своих политических проблем. Однако это лишь до поры до времени. В случае развития кризиса в России, на Украине и в Беларуси, их дальнейшего ослабления, одновременного изменения политического курса и роста военного могущества Германии ее отношение к восточным странам может измениться. Не исключено, что у нее появится соблазн, используя свое превосходство, оказать военное давление на ослабленную Россию, Польшу и Чехию с расчетом так или иначе заставить их возвратить утраченные в результате поражения во второй мировой войне территории — Восточную Пруссию (Калининградскую область), Силезию, Померанию. Не случайно уже сегодня среди реваншистских кругов ФРГ появляются высказывания подобного толка, причем в ряде случае они декларируются почти открыто. Правда, некоторые политики утверждают, что столкновение России и ФРГ физически невозможно из-за отсутствия между ними единых границ, но при современных средствах нападения это уже не имеет существенного значения, о чем свидетельствует опыт многих локальных конфликтов

Потенциально опасные очаги военных угроз вызревают также на территориях бывших союзников СССР — в Польше, Венгрии, Румынии. Конечно, в настоящее

время все еще сохраняется определенная экономическая зависимость этих стран от России. Но их ориентация на Запад становится все более очевидной, и не исключено, что скоро она станет доминирующей. При таких условиях враждебные настроения к России постепенно могут усиливаться. Конечно, самостоятельно ни Польша, ни Венгрия, ни Румыния не в состоянии оказывать военного давления на Российскую Федерацию, Украину и Беларусь. Однако в случае подрыва российского ядерного потенциала либо расчленения России, либо своеобразного образования в рамках НАТО, или совершенно обособленного локального блока восточноевропейских стран Польша и другие бывшие союзники СССР составят весьма значительную силу, которая может угрожать России.

А что ожидать России от стран Балтии? Безусловно, ввиду слабости их армий они не представляют для нее реальной опасности. Но их территория может стать важным плацдармом для развертывания активных действий третьих стран. Во всяком случае сбрасывать это со счетов нельзя уже и теперь.

Характер военных угроз на южных границах России будет определяться положением в Закавказье, на Северном Кавказе, в частности, развитием событий в Чечне, Осетии и Нагорном Карабахе, а также политикой Турции, Ирана, Афганистана и Пакистана. Приходится считаться с тем, что после распада СССР этот регион стал еще взрывоопаснее, тем более, что здесь переплетаются и сталкиваются многочисленные противоречия политического, экономического, этнического, религиозного и территориального характера. Некоторые из них, вызревавшие на протяжении десятилетий и даже столетий, ныне дают о себе знать в полную силу.

На ближневосточном направлении военная угроза для России пока не приняла острых форм. Но и она может стать реальной при попытке иранского руководства захватить лидерство в регионе, распространить свое влияние на Азербайджан, Туркмению и другие районы, где преобладает исповедующее ислам население. Не случайно, что, используя внутреннюю нестабильность в этих государствах, Иран пытается создать здесь местную проиранскую инфраструктуру типа партии «Воинство Аллаха» и др. К тому же надо учитывать, что оснащенная современным оружием иранская армия по количественному составу превышает 465 тыс. человек. Если ранее для СССР это не представляло опасности, то сегодня, когда северокавказская группировка России уступает ей в силах, противостоять такой угрозе будет далеко не просто.

На средневосточном направлении военная ситуация за последнее время также стала весьма тревожной, и пока нет надежды, что она улучшится. Афганистан и таджикская оппозиция проявляют все большую активность. В случае вмешательства третьих сил (Пакистана и Китая) обстановка и здесь может стать чрезвычайно сложной, что потребует от России отвлечения на это направление значительных сил.

Военная угроза на Дальнем Востоке в данное время менее опасна. Но в перспективе, особенно в случае ошибок со стороны российского и китайского руководства, они могут обостриться и даже приобрести чрезвычайный характер.

В последние годы особую опасность для России приобрели внутренние военные угрозы. Попытки силового подавления внутренних противоречий пока не дают положительных результатов. Напротив, они лишь усиливают сепаратистские устремления. Если такие процессы будут нарастать, в России возникнет реальная опасность дестабилизации внутренней обстановки. Нельзя исключить возникновение отдельных локальных конфликтов на социальной, территориальной, национальной и религиозной почве. По крайней мере к концу 1996 г. насчитывалось 20—25 очагов опасного напряжения. В последующем положение может усугубиться вследствие массовой миграции населения, роста терроризма, развития воинственного национализма и других негативных явлений, что не только подорвет единство Российской

Виды безопасности

Политическая

Военная

Экономическая

Экологическая

Элементы военной безопасности               I

| Внутренние

Уровни безопасности

1              Общероссийская              h

| По регионам России h |              Внутриреспубликанская              Н

Ч Межгосударственная [ Основные направления обеспечения национальной военной безопасности

Создание правовых основ

Поддержание боеготовности ЁС

Противодействие сепаратистским тенденциям

Развитие системы международных соглашений

Пресечение противоправных действий

Участие в международных структурах безопасности

Локализация внутр. конфликтов

Расширение мер доверия

Поддержание стабильности в регионах

Разработка ответных военных акций

Операции по разоружению незаконных военных формирований

Создание механизма нераспространения стратегически опасных видов вооружений

Структура национальной военной безопасности

ПРЕЗИДЕНТ РФ |              Совет              безопасности              России

Силовые структуры

| Внутренние войска |

| Пограничные войска |

| Вооруженные Силы |

| Силы ФСБ 1

Несиловые

структуры

1 I 1 1

| Политич. орг-ции I

| Экономич струк-ры 1

| Общест. орг-ции |

| Общест мнение |

Возможные акции по обеспечению военной безопасности

Обеспечение внутренней безопасности

Объявление чрезвычайн положения

Охрана общественного порядка

Блокирование внутр конфликтов

Предупреждение вооруж. столк-ний

Проведение мер по разоружению               незаконных формирований

Проведение оперативно-розыскных               мероприятий

]              1 Обеспечение внешней безопасности

-{              Акции              сдерживания

Н              Военные контругрозы

Н              Локализация конфликтов

Ч              Отражение агрессии в войне

Схема 59. Структура обеспечения национальной безопасности России

Федерации, но и вызовет международную эскалацию насилия со всеми вытекающими отсюда труднопредсказуемыми последствиями.

Основные корни внутренних локальных конфликтов в России лежат в ее историческом прошлом. Они обусловлены различными причинами, в том числе произвольным установлением царским режимом губернских границ, а в советское время насильственной депортацией народов и волюнтаристским изменением территориально-административных границ. Сейчас ко всему этому добавляются ошибки российского руководства в социальной и национальной политике, столкновение противоречий на религиозной, экономической и иной почве.

И наконец, есть еще одна категория угроз, с которой нельзя не считаться. Она связана с социально-политической напряженностью в стране, ухудшением экономической ситуации, а также с опасностью перерождения демократических структур в тоталитарный или автократический режим. Все это усиливает социальное недовольство населения, прежде всего в крупных административно-политических центрах и некоторых слаборазвитых районах, которое при определенных условиях может перерасти в перманентную гражданскую войну.

В общем комплексе задач рассмотренные выше вопросы оказывают прямое воздействие на военную стратегию России, требуют определения в ее рамках эффективных мер по предупреждению и отражению как внешних, так и внутренних угроз. Нужна срочная разработка развернутой концепции укрепления обороны страны применительно к обстановке, создание менее громоздких, но более эффективных Вооруженных Сил и миротворческих формирований, не говоря уже о глубоком исследовании способов стратегических действий во всех видах политических и военных столкновений.

<< | >>
Источник: В. А. Золотарев. История военной стратегии России. 2000

Еще по теме Военно-стратегическое положение России и система военных угроз:

  1. Стратегическая концепция НАТО и современная военная доктрина России
  2. Глава 2. БОРЬБА МЕЖДУНАРОДНОГО ИМПЕРИАЛИЗМА С НАЗРЕВАВШЕЙ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ РЕВОЛЮЦИЕЙ В РОССИИ
  3. § 1. Понятие военной безопасности
  4. § 2. Виды военной безопасности и их правовая характеристика
  5. § 2. Применение военной организации государства, руководство и управление ею
  6. § 1. Военное право США
  7. § 4. Военное право Франции
  8. РЕПРЕССИИ В АРМИИ: СУДЬБА ВОЕННОЙ ЭЛИТЫ
  9. ДВА ГОДА ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ СОВЕТСКОЙ РОССИИ
  10. Национальный вопрос в России.
  11. Военная стратегия Российской империи в XVIII в.
  12. Военная стратегия России накануне и в ходе первой мировой войны
  13. Взгляды на стратегическое наступление
  14. Глава пятая ВОЕННАЯ СТРАТЕГИЯ ПОСЛЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
  15. Военно-стратегическое положение России и система военных угроз
  16. Новая концепция военной доктрины России
  17. Перспективы развития военной стратегии и системы военной безопасности России
  18. Бесхребетная Россия
  19. 3. Внешние угрозы - главное препятствие на пути формирования гражданского общества в России
  20. Военная угроза 1946 года
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История религии - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -